В своем последнем интервью бывший премьер-министр Израиля Шимон Перес заявил о своей дружбе с президентом РФ Владимиром Путиным. Почему подход Путина к ближневосточным проблемам оказался значительно более конструктивным, чем принципы Переса, рассказывает обозреватель ИА REGNUM Авигдор Эскин.

Владимир Путин и Шимон Перес. 25 июня 2012 года, Иерусалим
Владимир Путин и Шимон Перес. 25 июня 2012 года, Иерусалим
Kremlin.ru

Перес в своей политической практике пытался исповедовать принцип подражания Америке, выглядело это так, как будто американская щедрость и покупки для США друзей во всем мире являются лучшим способом продвижения собственной политической парадигмы. Но в израильском исполнении попытка купить себе побольше палестинских друзей не привела к положительным результатам.

Бесконечные уступки Переса и его единомышленников (ярчайшими из таких уступок были договоренности в Осло с Ясиром Арафатом в сентябре 1993) привели к разгулу террора, стоившего жизни полутора тысячам израильтян. А вот нынешняя российская прагматическая линия, которую продемонстрировал всему миру Путин в ходе сирийского конфликта, раз за разом приносит позитивные результаты. Может быть, секрет в том, что нынешняя российская политика прагматична и сбалансирована? Или всё-таки дело в том, что между послевоенной Европой и нынешним арабским миром есть некоторые различия, не дающие воплотить новый «план Маршала»?

Читайте подробности в статье Авигдора Эскина «Ключ к Ближнему Востоку: альтруизм или сила?»