Голосование на выборах депутатов Европейского парламента, которое состоится в Польше в это воскресенье, 26 мая, покажет, могут ли поляки свободно исполнять в Музее Второй мировой войны в Гданьске советскую военную песню «Тёмная ночь» или, скорее, нужно ожидать, что темная ночь возвращается, пишет Gazeta Wyborcza.

Музей Второй мировой войны в Гданьске
Музей Второй мировой войны в Гданьске
Andrzej Otrębski

Ранее ИА REGNUM сообщало о скандале, который произошел во время Европейской ночи музеев (проходит в ночь с 18 на 19 мая) в Музее Второй мировой войны в Гданьске. Его вызвала попытка вокально-инструментальной группы Kapela podwórkowa исполнить песню «Тёмная ночь». По словам музыканта Пётра Косевского, директор музея Кароль Навроцкий остановил выступление группы и потребовал немедленно прекратить петь эту песню, поскольку она «большевистская песня», и «есть запрет на её исполнение». Когда музыканты стали протестовать, он «приказал нам собрать вещи и покинуть территорию музея».

«Тёмная ночь» была написана композитором Никитой Богословским и поэтом Владимиром Агатовым в 1943 году для фильма «Два бойца». Песня приобрела огромную популярность и стала в СССР одной из наиболее любимых и известных песен, созданных во время Великой Отечественной войны. Под названием Ciemna dziś noc песня в поэтическом переводе Юлиана Тувима в 1950 —1960-е годы была популярна в Польше в исполнении вокального квартета Chór Czejanda, певицы Веры Гран, певца Мечислава Фогга и других.

Позже появилось заявление пресс-секретаря Музея Второй мировой войны в Гданьске Александра Масловского, в котором было изложено:

«Причиной реакции директора Навроцкого был однозначно пропагандистский характер произведения «Тёмная ночь»… Эта песня представляет размышления советского солдата, который тоскует по оставленной дома женщине, вытирающей слезу над кроваткой (возможно, их общего) ребенка. Это пример создания романтической легенды красноармейца, который борется за страну Советов и жаждет вернуться домой. Вы должны спросить, имеет ли место эта ностальгия до, после или во время перерыва в убийствах, грабежах и изнасилованиях женщин (и часто детей), которые массово практиковали «романтические» Советы по пути в Берлин через районы, населенные поляками».

Помимо того, что трудно представить Музей Второй мировой войны, в котором не было бы пропаганды боевых действий, директор Навроцкий сделал четкий идеологический выбор: по его мнению, советская песня неуместна в польском военном музее, констатирует Gazeta Wyborcza. Неважно, что ее написали в 1943 году, поэтому невозможно возложить на неё, скажем, ответственность за пакт Риббентропа — Молотова. Важно другое: если в Музее Второй мировой войны в Гданьске нет места песне Ciemna jest noc, то там место только для Haili, hailo (песня Ein Heller und ein Batzen, написанная в 1820-х годах, ассоциируется с вермахтом, именно ею в кинообозрении Degeto Weltspiegel, №25 за 1941 год, сопровождается вступление гитлеровских войск в Варшаву ИА REGNUM ).

Конечно, было бы лучше, если бы можно было говорить, скажем, о маршевой песне британской армии «Путь далёкий до Типперери», но в 1945 году ее не было в местном репертуаре. И «Марш Второго корпуса» не был услышан во время войны. «Советский Союз выиграл войну с немцами на востоке, — подчеркивает издание. — Если мы хотим удалить этот факт из памяти, то мы должны изменить, по крайней мере, на уровне предпочтений, итоги войны. И при этом директор не запрещает песню в порыве внезапного безумия. Представитель музея оправдывает свое решение: «Это пример создания романтической легенды красноармейца, который борется за страну Советов и жаждет вернуться домой. Вы должны спросить, имеет ли место эта ностальгия до, после или во время перерыва в убийствах, грабежах и изнасилованиях женщин (и часто детей), которые массово практиковали «романтические» Советы по пути в Берлин через районы, населенные поляками».

Было бы неудивительно встретить такой текст на страницах гитлеровских рептильных изданий, и только там ему место. Но он оскорбляет не только красноармейцев, но и «нас всех — жителей страны, которую они освободили. Да — они освободили. И они же поработили. Однако никакой другой судьбы не было написано в Польше в 1945 году. Тот, кто сегодня относится к «красноармейцам» как к лицемерным убийцам, неизбежно поддерживает тех, кто пытался их остановить. Тех, кто Haili, hailo. Только такой — между Россией и Германией, между коммунизмом и фашизмом — был выбор в то время».

Странам Европы понадобилось полвека, чтобы освободиться от «этой альтернативы». В этом году выборы в Европейский парламент касаются многих важных вопросов, но это также и означает, можно ли петь в музее «Тёмную ночь» или стоит ожидать того, что темная ночь возвращается, заключает польская газета.

Читайте ранее в этом сюжете: В Польше запретили песню «Тёмная ночь» за «большевизм»