В Екатеринбурге в основе конфликта вокруг строительства храма возле Театра драмы — нечистоплотная конкуренция региональных бизнес-интересов. При этом её переход в стадию уличных протестов говорит как о неэффективной работе и местных властей и их самоустранении, так и о провокационной роли радикальной оппозиции, которая готова использовать для дестабилизации ситуации в Екатеринбурге и всей стране любой подходящий повод, сообщает Федеральное агентство новостей.

Протест
Протест
Al

Как отмечает обозреватель издания Денис Тукмаков, заказчиком строительства собора является ООО «Храм Святой Екатерины». Отметим, это уже третья попытка возродить в Екатеринбурге собор во имя покровительницы города. Согласно открытым данным, среди учредителей ООО значатся АО «Русская медная компания», её глава Игорь Алтушкин и глава Уральской горно-металлургической компании Андрей Козицын. Создание собора приурочено к 300-летию Екатеринбурга. Построить его планируют в 2023 году. Он будет рассчитан на 800 прихожан и займёт площадь в 0,39 га. При этом окружающая территория будет засажена деревьями и благоустроена.

В прошедших с 14 декабря по 15 февраля, общественных обсуждениях приняли участие 3309 человек. Из них 3107 поддержали этот проект.

Тем не менее с 13 мая в Екатеринбурге несколько дней шли протесты против строительства храма. Сами активисты настаивают на том, что протест носит стихийный характер. Тем не менее, как пишет Денис Тукмаков, «уличная» и информационная кампании против создания храма имеют вполне чёткого координатора. «Инициировал общественное недовольство проект «Парки и скверы Екатеринбурга», — пишет издание.

«Администрируют указанный паблик Анна Балтина (Смышляева) и Анастасия Катакова (Бородинова). Балтину пресса называет одним из неформальных лидеров протеста против строительства храма. Куда реже СМИ говорят о том, что Анна имеет финансовые связи с местной девелоперской компанией «Атомстройкомплекс», — сообщает ФАН.

Более того, по данным издания, у УГМК и компании «Атомстройкомплекс» весьма непростые отношения. Как пишет издание Forbes, в 2012 году крупный местный застройщик «Атомстройкомплекс» представил проект создания 155-метровой башни Opera Tower, которая была оценена в более 6 млрд рублей. Однако в 2015 году строительство было заморожено, а в 2016-м УГМК потребовала возврата вложенных в проект подконтрольными компаниями около 140 млн рублей.

«Появился акционер, на которого мы не рассчитывали, и он пытается «раскачать лодку», — заявил тогда глава «Атомстройкомплекса» Валерий Ананьев. Правда, позднее стороны пошли на мировую.

Затем был конфликт вокруг сноса недостроенной телебашни. Словом, отношения между основными региональными бизнес-игроками были непростые. Возможно, это и объясняет, почему паблик «Парки и скверы Екатеринбурга» призывал проводить акции в защиту сквера. Более того, Денис Тукмаков полагает. что в сквере сошлись интересы двух бизнес-империй.

Кроме того. издание отмечает. что девушка, которая утром 13 мая повалила забор и залезла на дерево — сестра Балтиной. История попала на фотографии и видео и быстро разлетелась по пабликам и СМИ. Денис Тукмаков отмечает, что лидером по раскачке протеста стал портал E1.Ru. Его бывший главный редактор, а ныне директор сети городских порталов в Hearst Shkulev Media Ринат Низамов, в который входит и E1.Ru, в интервью телеканалу «Дождь» признал. что 13 мая «быстро кинули клич, и уже в семь часов вечера здесь были сотни». А 17 марта на своей странице в Facebook он опубликовал страшное «пророчество»:

"Екатеринбург в ближайшие месяцы станет горячей протестной точкой на карте России, потушить которую местными силами будет непросто», — заявил Низамов.

При этом 13 мая местные власти и силовики практически не отреагировали на то, что в самом центре города сотни людей ломают забор и выкрикивают разные кричалки. Вместо них на пути протестующих встали молодые люди спортивного вида, охранники ЧОП и спортсмены Академии единоборств РМК. Они вытолкали их с территории сквера и восстановили поваленный забор.

14 и 15 мая силовики были уже более активны. При этом среди протестующих были люди в масках, а также те, ко выкрикивал майданные кричалки вроде тех, что «Кто не скачет, тот за храм». Свою важнейшую роль в раскрутке этого протеста сыграли прозападные политические силы в Москве, а также оппозиционные российские СМИ. Излюбленным приёмом у них стало стало чередование фото‑ и видеокадров с «жёстким» задержанием протестующих, а также трафаретных «майданных» картинок, например, «отважного ребёнка», который раскачивал забор, или активистки, играющей на виолончели.