Почему-то борьба с политическим экстремизмом на политическом же и информационном полях у нас нередко вырождается в свою противоположность. Под предлогом «помощи» нормальным, здоровым силам рекламу делают отмороженным, а заодно еще и совершают идеологическую диверсию, распространяя штампы и клише обсуждаемых и осуждаемых фигурантов радикалистского спектра на ту идеологическую нишу, на которой они паразитируют, эту нишу дискредитируя. Иначе говоря, под видом некоего «анализа» конкретного… нет, не субъекта, а пародии на него, критики преднамеренно (явно не от недостатка мозгов!) кидают грязь «на вентилятор». С тем, чтобы «разлёт» ее фрагментов запачкал вокруг всё. И всех, кто хоть как-то — боком или вскользь — ассоциируется с этой частью, в данном случае левой, идеологического спектра.

-3
-3

Апофеозом провокации служит попытка протащить мысль о том, что правые и левые — суть одна «сатана», равная, скажем, «Правому сектору» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Это не что иное, как «творчески» переработанная и «осовремененная» концепция «тоталитаризма», выведенная в свое время западными теоретиками из разработок Карла Поппера с одной-единственной целью — приравнять коммунизм к фашизму, возложив на Гитлера и СССР «равную ответственность» за развязывание Второй мировой войны. Учитывая, что антисоветские «загогулины» и прочие пошлые пассажи — это неизменная тема для ряда российских «элитариев», в том числе приближенных к власти, нетрудно понять, куда «аналитики» свою линию гнут. Или от кого даже не получают задачу — масштаб не тот, а перед кем выслуживаются в расчете, что их «заметят».

Вышеприведенный пример не случаен: у «аналитиков» даже ленинская РСДРП (б) и гитлеровская НСДАП упомянуты «через запятую», с ехидной уверткой, что, дескать, те и другие «отвязались» от олигархического финансирования по линии Ротшильдов. Это не соответствует действительности — ни то, ни другое. РСДРП — без (б) в приставке — действительно первоначально создавалась на меньшевистской основе (имеется в виду I минский съезд 1898 г.); только финансировался ранний проект не Ротшильдами, а другими кругами, с которыми Ротшильды (конкретно Эдмон де и Уолтер) к тому времени снюхаться еще не успели. Да и не собирались этого делать, если верить биографам этого клана, ввиду принципиального несогласия с линией этих «других» кругов, пока она не поменялась, и не возник их «палестинский» альянс.

Делегаты II Съезда РСДРП
Делегаты II Съезда РСДРП

Меньшевики в «тенетах» связей этого альянса и остались, а вот большевики во главе с В.И. Лениным на втором съезде с ним разорвали, решительно переоформив весь проект и отодвинув меньшевистское олигархическое лобби от партийного «кормила». Подробнее об этом приходилось писать, констатируя ушибленность некоторых антикоммунистическими инстинктами, только что, в ответ на инсинуации одного из этих аналитиков насчет «зеленой» партии. Коротко: ленинско-сталинский большевизм (именно так!) — это русский национально-освободительный ответ на русофобские космополитические эксперименты с левой идеологией и левым движением, которые запустили еще Энгельс на пару с Каутским.

Почему некоторые «патриоты» у нас так любят спекулировать на противопоставлении И.В. Сталина, верного и последовательного ленинца, самому В.И. Ленину — очевидно. За душой у этой когорты ничего вменяемо-патриотического нет; только откровенное белогвардейское, на содержании Антанты, отребье с его, по Ивану Ильину, кадетско-октябристскими верхами и эсеро-меньшевистскими низами. Вот они, пошленько ухмыляясь и демонстрируя всякие другие «ужимки и прыжки», пытаются «приХватизировать» Сталина, приписав тому антикоммунизм, высосанный, как водится, из задранного к потолку собственного плодовитого пальца. При этом Сталина они отродясь не читали, потому, что если бы прочитали, например, его октябрьские (1917 г.) работы, так подставляться бы не стали. Да и Троцкий, который всуе ими упоминается, к большевикам до июля 1917 года никакого отношения не имел, а возглавлял «центр», обычно ассоциирующийся с венским Августовским блоком (1912 г.) и «меньшевиками-межрайонцами» — Межрайонной организацией объединенных социал-демократов (1913 г.), к которым отношения не имели уже большевики. Которые со своей конференцией опередили троцкистов в январе 1912 года в Праге, создав собственный, оказавшийся стократ более эффективным и патриотичным, фундамент антиолигархической платформы левого единства.

Итак, если ленинско-сталинская РСДРП (б) с олигархизмом изначально находилась в антагонизме, и соответствующие обвинения возможны только к той части партии, которая к (б) не относится, то есть к меньшевистскому синклиту, состав которого в советские годы студентами заучивался по неблагозвучной аббревиатуре от фамилий Плеханов, Игнатов, Засулич, Дейч, Аскельрод (и примкнувшего к ним Мартова), то с гитлеровской НСДАП совсем другая история. «Отвязалось» — и то лишь идеологически — непосредственно гитлеровское, расовое направление в нацизме, идеологом которого после «пивного путча» ноября 1923 года становится Альфред Розенберг, кстати, близкий знакомый Троцкого по меньшевистским кружкам в Прибалтике. Но даже формально «отвязавшись», «расисты» действовали в интерьере экономики, полностью зависимой от западной олигархии. Весь промышленный комплекс Германии еще с 1930-х годов был поделен между двумя контролировавшими управляющими компаниями из США, холдингами — I. G. Farbenindustrie и Vereinigte Stahlwerke AG. Заодно и вместе — в базельском Банке международных расчетов (БМР) — действовали и финансисты — нацистские и западные участники Антигитлеровской коалиции. Второе же, преобладающее над расовым, направление в нацизме — космополитизм, которого придерживались в «Черном ордене» (СС); и не случайно дивизии Waffen SS формировались по национальному признаку. Поскольку их командиры по должности входили во второй, средний «круг» «Черного ордена», постольку называть космополитическое направление, впоследствии унаследованное институтами нынешней европейской интеграции, не имеющим отношения к власти в рейхе, неправомерно. (Только в послевоенной Европе космополитический национал-социализм был переоформлен в социал-демократизм, из которого, по лекалам разработок Фабианского общества, изгнали остатки марксизма). Так что олигархическая структура — основа системной организации элит и закулисья нацистской Германии; в соответствии с ней выстраивалась и общественная иерархия, включавшая четыре «этажа» (снизу вверх): народ (volk) — партия (НСДАП) — СС (орден) — Ahnenerbe (верхушка ордена). (Ahnenerbe курировалось высшим «кругом» «Черного ордена», который состоял из двенадцати обергруппенфюреров и заседал в Вевельсбурге — личном замке рейхсфюрера Гиммлера).

Гиммлер и другие высшие чины СС посещают концлагерь Маутхаузен
Гиммлер и другие высшие чины СС посещают концлагерь Маутхаузен

То есть, как видим, одно дело — сотрясать воздух некорректными популистскими сравнениями и совершенно другое — реальное раскрытие этого вопроса, обнаруживающее как минимум поверхностность, если не заказной характер, подобных сравнений.

Идем дальше, комментируя уже скорее эпистолярные, нежели содержательные умствования «аналитиков». Знак равенства между «левыми» и «леваками» — чистой воды демагогия. Здесь ведь как ситуацию запутывают (или от недостатка знаний и понимания путаются сами)? Очень просто. Не раз и не два приходилось напоминать, что изначальный раскол русского марксизма на ленинско-сталинский большевизм и оппортунистический меньшевизм, служивший проводником внешнего управления, в советские годы был материализован «коммунистическим двоецентрием». Параллельно с ленинско-сталинским государственно-патриотическим центром в Москве, который действовал в национальных интересах СССР и консолидировал вокруг них ту часть мирового коммунистического движения, которую контролировал, на Западе — от Вены и Парижа до Лондона и Вашингтона — функционировали действительно левацкие троцкистские центры. Подробнее почитать об этом можно в серии предвоенных статей Уинстона Черчилля, в частности, в статье «Коммунистический раскол».

В рассуждениях «аналитиков» много откровенно нечистоплотной демагогии, вроде глупости о том, что левые движения в капиталистических государствах являются механизмом его разрушения. На самом деле это механизм спасения страны от нагнетаемых социальными перекосами антагонизмов, угрожающих ей действительным разрывом на части. И в данном случае, рассуждая в указанной «логике», «аналитики» просто обозначают собственное стояние за классовые интересы буржуазии против классовых интересов трудящихся, которые они презирают. И ничтоже сумняшеся, придают личному интересу вид общественного. Ничего удивительного: продвигал же один из них на заре своих «упражнений» элитарную модель общественной организации, предлагая поделить Россию на сферы влияния олигархических кланов. Какое после этого у него моральное право критиковать «олигархизм» леваков, рассуждая о «патриотизме» и не конъюнктурничает ли он при этом, — пусть читатель рассудит сам.

То же и с «тезисом» о решении «всяким» государством проблем экономического неравенства и способов развития. Как ситуация перед 1917 годом, так и правительственные нововведения 2018 года ярко и недвусмысленно показывают, что бывают — не государства, но власти, которые озабочены отнюдь не развитием и не решением проблемы неравенства, а ее целенаправленным усугублением. В различных, в том числе компрадорских и, очень возможно, ликвидационных целях. И что в этой ситуации остается настоящим патриотам (без кавычек) — безропотно ждать ликвидации или этому противодействовать — наглядно показал недавний круглый стол по Курилам, участников которого такие же записные «патриоты» тоже было обвиняли в «раскачивании лодки». Этот пример также актуален и для удивляющего дешевизной противопоставления таблетке гильотины. Всерьез обсуждать его могут только политические хиппи — в русле патлатого лозунга «Make love, not war», который выводит вопрос о справедливости той или иной войны за скобки событий. А заодно игнорирует опыт, доказанный новейшей историей ряда стран, что когда «коса находит на камень», и вопрос становится ребром, страну спасает не только наличие политической воли, но и способность (неспособность) проявляющей ее власти пролить «малую» кровь во избежание «большой», к которой ведёт распад страны. Сравнительные примеры «оранжевого» августа 1991 года в СССР и на пекинской площади Тяньаньмэнь в 1989 году настолько хрестоматийны, что вряд ли их кто-нибудь возьмётся оспаривать.

Баррикада на Горбатом мосту около Дома правительства РСФСР. Август 1991 г.
Баррикада на Горбатом мосту около Дома правительства РСФСР. Август 1991 г.
(сс) Ivtorov

И последнее. Кто такие Сергей Кургинян и движения «Суть времени» и «Родительское Всероссийское Сопротивление» — хорошо знает вся страна, особенно после посещения их съезда президентом страны и на фоне сбора ими более миллиона подписей против пенсионной «реформы», и многолетнего противостояния гидре ювенальной юстиции. А вот о неких, неизвестно из какой «табакерки» выпрыгнувших «чертях», которые принялись им «противостоять», никто и ничего не слышал. Или почти никто. И если бы не делать рекламы подобным персонажам, которые как басенная Моська тявкают из подворотни, стремясь «без драки попасть в большие забияки», то о них бы и мухи не жужжали, даже белые. Они и сейчас не зажужжат, слишком несопоставим сравнительный масштаб. Но не получается отделаться от мысли, что кто-то под видом критики эту несопоставимость хочет по крайней мере немножко уменьшить. И делает это вполне осмысленно, в русле собственных антикоммунистических взглядов, учитывая, что именно Кургинян, вопреки утверждениям о том, что идеологические дискуссии — это удел времён Ленина и Мартова, сделал целый ряд важных и заметных шагов по обновлению марксистско-ленинского учения. И главное — в вопросе преодоления искусственно навязанного «патриотами» антикоммунистических мастей представления о якобы противоположности классового и цивилизационного подходов.

Тявкает
Тявкает
Цитата из м/ф «Слон и Моська». реж Пантелеймон Сазонов, Ламис Бредис. 1941. СССР

Нужно ли говорить, что именно это достижение в области политической теории не просто возвращает марксизм «в игру», придавая ему созидательную историческую динамику, но и превращает его в наиболее перспективную магистраль развития России и человечества в XXI веке. Почему-то имеется четкое понимание, что только и именно воспроизведение социалистической модели, с учетом содержательного анализа ошибок, сделанных КПСС в том числе под воздействием захвативших в ней власть в начале 80-х годов спецслужб, является тем маршрутом, которому нет исторической альтернативы. И ей неоткуда взяться.