В понедельник, 14 января, в интервью ведущей либеральной газете Италии Corriere della Sera министр иностранных дел Энцо Моаверо Миланези заявил, что в правительстве считают антироссийские санкции временным инструментом и что политика методом санкций не должна становиться вечной.

Правительство Италии
Правительство Италии
tiagouy

В ответе на тот же вопрос министр отметил, что санкции введены по решению ЕС и НАТО, а Италия присоединилась к ним, во-первых, ради того, чтобы добиться «соблюдения международного права», а во-вторых, исходя из своей лояльности к союзникам. Лояльность тем не менее не мешает Италии настаивать на сохранении диалога и на сохранении перспективы выхода из режима санкций.

В переводе на русский язык это заявление означает, что Италия, с одной стороны, не настаивает на санкциях и не поддерживает их, а с другой, что она против них не возражает, по крайней мере, не настолько сильно, чтобы блокировать решения о продлении санкций — ведь формально такие полномочия у нее, как и у любой страны в ЕС, есть.

В России принято считать, что нынешнее правительство Италии является очень дружественным в отношении к нашей стране. Министры говорят о том, что санкции не нужны, премьер-министр Джузеппе Конте совершает визиты в Москву, а Маттео Сальвини, до избрания главой МВД фотографировавшийся в футболке с изображением Владимира Путина, и после избрания практически не изменил риторику. В таком контексте неиспользование права вето при продлении санкций выглядит странным.

Однако как итальянские журналисты, так и российские наблюдатели путают симпатии Сальвини (и не только Сальвини) к Путину с пророссийскостью правительства. Российский президент для них — пример отстаивания национальных интересов. На Западе, в том числе и в Италии, у Путина имидж националиста, в значении — человека, готового последовательно отстаивать национальные интересы, прежде всего политические. Когда Сальвини называет Путина великим лидером, он имеет в виду именно желание подражать такому национализму в кавычках или без.

Однако есть и другая сторона вопроса: США — старший брат и основной партнер в Италии и в экономике, и далеко за ее пределами, достаточно вспомнить членство в НАТО и американские базы в Италии. Правительство конфликтует с ЕС, рассчитывая на ближайших выборах в Европарламент сбросить нынешних евробюрократов с корабля современности и самому встать у штурвала. В этой борьбе администрация Дональда Трампа вместе с его бывшим советником Стивом Бэнноном оказывают Италии огромную помощь.

Другими словами, Италия не имела бы ничего против отмены санкций и при прочих равных несомненно проголосовала бы за такой вариант. Однако удельный вес американского военного, политического и экономического влияния гораздо больше. И застрельщиком отмены санкций Италия не станет. Она присоединится к этой отмене тогда, когда соответствующее решение примут старшие товарищи. До этого времени итальянские министры будут говорить правильные слова о необходимости договариваться и о том, что санкции не должны быть вечными — но не более того.