Авторы утвержденной концепции миграционной политики сами признаются в том, что у них нет глубокого понимания миграционной ситуации, и представленная концепция ничего не меняет и не хочет менять в стране: для того чтобы изменить демографическую и миграционную ситуацию в России, нужно развивать Россию и создавать новые рабочие места, а не обслуживать посторонние миграционные потоки, отметил в среду, 31 октября, главный редактор ИА REGNUMМодест Колеров.

Как сообщалось ранее, президент России утвердил концепцию миграционной политики до 2025 года. Одной из основных задач миграционной политики в концепции названо обеспечение «добровольного переселения в Российскую Федерацию на постоянное место жительства соотечественников, проживающих за рубежом, а также иных лиц, которые способны успешно интегрироваться в российское общество».

«Новая концепция заявлена на середине срока действия предыдущей, которая была принята в 2012 году и должна была действовать до 2025 года. Прошло 6 лет, и принимается новая концепция, а это означает, что предыдущая оказалась либо совершенно негодной, либо сильно отставшей от событий. В преамбуле новой концепции сказано, что произошли новые события. Но эти события касались не России, а Европейского союза, речь идет о беженцах из Африки и Ближнего Востока. Как это затронуло нас — не сказано. Получается, что аргументы, по которым принята новая концепция, не названы.

Концепция ставит своей целью достижение «более глубокого понимания миграционной ситуации». Это — беспрецедентное, громкое, скандальное признание государства: принимается концепция, которая является основой для проведения политики, и в этой концепции есть признание в том, что глубокого понимания ситуации нет. Она, очевидно, будет столь же временной, как предыдущая.

В описании внутренней миграции авторы концепции честно признаются, что объектами преобладающей внутренней миграции в России остаются Москва, Петербург и Краснодарский край. Из этого следует, что все факторы, которые действуют в отношении внутренней миграции, точно так же действуют и для внешней. Только в одном пункте концепции сказано, что приграничные районы Дальнего Востока и Сибири тоже интересны для миграции, но это не детализировано.

Получается, что даже на уровне предварительного, неглубокого понимания государство видит, что основной внутренний и внешний миграционный поток концентрируется в Москве, Петербурге и Краснодарском крае. При этом ставится задача преодолеть диспропорции миграции. И ни слова не сказано о том, как их преодолевать, какие дополнительные приоритетные центры для внутренней и внешней миграции государство хочет создать, сколько это будет стоить и как отразится на развитии соответствующих регионов: авторы концепции прямо говорят, что преобладает неквалифицированная миграция и что она направляется только на те объекты, которые не требуют квалифицированного труда.

Авторы концепции честно признают, что только миграция позволила преодолеть естественную убыль населения, материнского капитала для решения этой задачи уже не хватает. Это важное признание. Одновременно концепция миграционной политики скандально ставит задачу о том, что прирост населения должен носить внутренний характер. Приращивайте, кто вам не дает. При чем здесь миграционная политика?

Авторы концепции признаются, что не имеют глубокого понимания миграционной ситуации. Они демонстрируют, что не знают, как справиться с миграционными диспропорциями. Они ни слова не говорят о том, как изменить качество миграции. Очевидно, что секрет улучшения качества лежит не в области миграционной политики. Секрет исправления демографической, миграционной ситуации лежит в отказе от фундаментального либерального принципа — в отказе от вахтового метода эксплуатации страны.

А в концепции ни слова не сказано о создании качественных рабочих мест. Ни слова не сказано о новых проектах вне Москвы, Петербурга и Кубани, которые бы генерировали рабочие места. Концепция ничего не меняет и не хочет менять в России. Чтобы изменить демографическую и миграционную ситуацию в России, нужно развивать Россию, создавать новые рабочие места, а не обслуживать посторонние миграционные потоки», — отметил Колеров.