Президент США Дональд Трамп призвал конгресс в своем обращении «О состоянии государства» «обратить внимание на фундаментальные недостатки в ужасной ядерной сделке с Ираном». Тем самым он в очередной раз подчеркнул, что откажется от Совместного всеобъемлющего плана действий, если конгресс и страны ЕС не согласятся ввести против исламской республики новые ограничительные меры. Судьба сделки теперь зависит от того, как ЕС и США будут реагировать на позицию друг друга по Ирану, пишут Сейед Хоссейн Мусавиан и Сина Тусси в статье для американского издания The National Interest.

Иран
Иран
Иван Шилов © ИА REGNUM

Несмотря на то, что страны ЕС оказывали на Белый дом давление с тем, чтобы Трамп не разрывал ядерную сделку, официальные лица европейского блока все же прислушались к критике США действий Тегерана в области баллистических ракет и региональной политики, начав проводить групповые консультации с Вашингтоном для обсуждения желаний Трампа. Угроза Трампа о выходе из соглашения нацелена на создание западного консенсуса по вопросу введения новых многосторонних санкций против исламской республики в области ее баллистических ракет и региональной политики. Так, хотя глава Стратегического совета Ирана по внешним отношениям Кемаль Харрази и заявил, что Тегеран сможет остаться частью ядерной сделки, если ЕС также будет придерживаться ее условий и «продолжит экономическую активность» с Ираном, но сделка неизбежно будет разорвана, если ЕС встанет на сторону США в попытке ввести новые санкции.

Дело в том, что существующая политика США уже ограничивает международную торговлю с Иранам вопреки Совместному всеобъемлющему плану действий. Если ЕС стремится сохранить сделку, тогда блок должен заполнить вакуум снятыми санкциями — а не соглашаться на новые и более жесткие. Если поставить Иран в позицию, когда соблюдение сделки сопряжено больше с ограничениями, но при этом приобретений почти никаких нет, провал соглашения гарантирован, как на протяжении долгого времени и хотел Трамп.

Для понимания того, почему новые ограничительные меры в отношении Ирана неизбежно приведут к опасной эскалации, стоит обратиться к истории переговоров, которые и привели к подписанию ядерной сделки. Во время правления предшественников Трампа Джорджа Буша — младшего и Барака Обамы Вашингтон, заняв максималистскую позицию, требовал от Ирана полностью отказаться от обогащения урана. Тогда Тегеран не капитулировал даже в условиях невиданного прежде санкционного режима. Вместо этого исламская республика расширила свои переговорные позиции, в том числе увеличив число центрифуг и повысив степень обогащения, сократив тем самым период, в течение которого в случае необходимости можно было создать ядерный заряд, до одного месяца.

Аналогичным образом, если начать оказывать давление на Иран сейчас, такая политика приведет не к отказу Тегерана от деятельности в области баллистических ракет, а к эскалации, в рамках которой исламская республика будет пытаться обеспечить свои национальные интересы. Например, хотя Иран сознательно и сократил дальность своих ракет до 2 тыс. км, военное командование страны заявило, что она может быть увеличена в случае внешнего давления. К тому же Иран может ответить на попытки его изолировать, усилив антизападные альянсы в регионе.

К подписанию ядерной сделки привело то, что президент Барак Обама оставил путь, который бы привел к военной эскалации, и обе стороны решили капитализировать свои козыри: ядерный потенциал и санкции. США и Иран пошли друг другу навстречу: Вашингтон признал право Тегерана в рамках соглашения о ядерном нераспространении использовать ядерное топливо в мирных целях, тогда как Тегеран согласился на прозрачность и инспекции с целью подтверждения мирного характера своей программы.

Более того, если ЕС и США стремятся к региональному сотрудничеству с Ираном, они должны признать, что исламская республика — как суверенное государство — имеет легитимную озабоченность в области безопасности и право на оборонный потенциал. Реалистичный подход США и ЕС к формированию мира в регионе должен концентрироваться на продвижении баланса сил между региональными державами, такими как Иран и Саудовская Аравия, а не распалять имеющиеся между ними противоречия. Региональная стабильность также не выиграет от разрыва ядерной сделки, который может привести к гонке вооружений. Укрепить его, наоборот, может стратегия по сохранению Ближнего Востока без ядерного оружия.

Совместный всеобъемлющий план действий продемонстрировал, что конструктивное взаимодействие между Ираном и Западом возможно при наличии признания взаимных легитимных интересов и желании добиться взаимовыгодных результатов. На этом фоне Ирану нет никаких причин доверять тем или иным новым переговорам, если Запад полностью и должным образом не выполнит условия Совместного всеобъемлющего плана действий.