Массовые протесты в Иране в конце 2017 — начале 2018 года, по мнению многих экспертов, напоминают развитие ситуации во время Исламской революции 1979 года. О том, каковы основные движущие силы протестов, рассказывает ИА REGNUMИннокентий Адясов.

Иран
Иран
Иван Шилов © ИА REGNUM

Несмотря на то, что массовые уличные выступления в январе 2018-го утратили свою интенсивность, протест и недовольство граждан Ирана никуда не делись. Они просто ушли вниз, и при первом удобном случае вспышка может повториться. Этому способствует сочетание нескольких факторов. Во-первых, экономическая стагнация, постигшая Иран под давлением западных санкций, от которой особенно страдает молодежь, и второе — остановка на этом фоне вертикальной социальной мобильности: молодые люди с высшим образованием не могут достойно трудоустроиться. Во многом ситуация в экономике плачевна из-за той роли, которую играет в ней Корпус Стражей Исламской революции (КСИР). А то, что локомотив протеста составляют молодые образованные иранцы, роднит положение с событиями Исламской революции.

Существуют и другие параллели. Как в 1979-м протест, начавшийся под лозунгом либерализации, был перехвачен исламскими традиционалистами, так и теперь существует не так много каналов, по которым может пройти энергия народного возмущения. Привлекает внимание Организация моджахедов иранского народа, использующая в своей практике террористические методы и признаваемая Западом в качестве официальной иранской оппозиции. Кроме них, «Народные моджахеды Ирана», запрещенная группировка радикалов, пытающаяся в своей идеологии совместить марксизм с исламизмом, которую официальный Тегеран обвиняет в основных терактах в стране.

Удастся ли иранскому руководству переломить тренд протеста и решить проблемы, к которым протестующие стараются привлечь внимание? Читайте подробности: Иран — бунт возглавят левые?

Читайте также другие статьи Иннокентия Адясова по международной политике.