Одной из причин постоянной критики Казахстана со стороны различных международных организаций, занимающихся продвижением демократических ценностей, является слабость в стране представительной ветви власти по сравнению с исполнительной: малоавторитетный парламент, не очень активные депутаты, ограничения на выборах и слабая конкуренция между партиями.

Казахстан
Казахстан
Иван Шилов © ИА REGNUM

Можно с этим согласиться, можно нет, но репутация сложилась. Однако никто не вспоминает про прямую демократию. Между тем она в Казахстане есть, развивается и неявно, но конкурирует с представительной демократией. При этом никакой особой специфики в развитии прямой демократии нет — это стандартная схема, идущая от развития коммуникационных технологий, которые дали потом и политический эффект.

А теперь о том, как в Казахстане появилась прямая демократия. Вот основные вехи этого пути:

1. 2004 год — идея президента Нурсултана Назарбаева об электронном правительстве, то есть прямое взаимодействие гражданина и государства. Как было озвучено в послании народу Казахстана 19 марта 2004 года:

«Пора на деле приступить к формированию «электронного правительства». Это небольшое по численности правительство, прозрачное в своей деятельности. Оно позволит сократить контакты между населением и чиновниками, повысит качество и уменьшит сроки оказания услуг. Это приведёт к новой административной реформе и сокращению госаппарата. Для осуществления такой работы нужна большая программа ликвидации компьютерной безграмотности и обеспечения доступа населения к интернету».

2. 2007 год — Закон «О порядке рассмотрения обращений физических и юридических лиц». Документ регулирует общественные отношения, связанные с подачей и рассмотрением обращений физических и юридических лиц для реализации и защиты их прав, свобод и законных интересов.

3. 2007 год — открытие «Центров обслуживания населения» (ЦОН), где в режиме «одно окно» оказываются основные услуги населению и бизнесу и где представлены различные государственные органы.

4. 2007 год — появилось постановление правительства от 30 июня 2007 года № 559 «Об утверждении Типового регламента оказания государственной услуги» — государство впервые сформулировало, что такое государственная услуга и что в нее входит.

5. 2010 год — осуществление государственных услуг вошло в «Систему ежегодной оценки эффективности деятельности центральных государственных и местных исполнительных органов областей, города республиканского значения, столицы», утвержденную указом президента Казахстана от 19 марта 2010 года. Оценку качества предоставления государственных услуг сделали отдельным направлением оценки деятельности госорганов.

6. 2011 год — объединение «Центров обслуживания населения» и «Электронного правительства».

7. 2012 год — полноценная работа портала «Электронного правительства», то есть исключение посредника в общении между государством и гражданином. Появилась возможность не только получать государственные услуги, но и оплачивать налоги, штрафы и др.

8. 2013 год — закон «О государственных услугах». Документ регулирует общественные отношения в сфере оказания государственных услуг. Ранее сфера регулировалась постановлением правительства. Произошло изменение роли государства — от аппарата насилия и перераспределения бюджета в глазах населения оно стало услугодателем, то есть частично поменяло свои функции.

9. 2014 год — План нации и раздел «Формирование подотчетного государства», в рамках которого предложено изменение работы государства, создание открытого правительства и предоставление доступа к информации.

10. 2015 год — Закон «О доступе к информации». Документ регулирует общественные отношения, возникающие в результате реализации конституционного права каждого свободно получать и распространять информацию любым не запрещенным законом способом.

11. 2015−2016 годы — запуск «Открытого правительства», «Судебного кабинета» и других государственных электронных сервисов, позволяющих взаимодействовать с государством дистанционно и частично в автоматическом режиме.

12. 2016 год — создание корпорации «Правительство для граждан», куда вошли «Центр обслуживания населения», «Центр по недвижимости», «Научно-производственный центр земельного кадастра», «Государственный центр по выплате пенсий». Сейчас через нее доступны 70% государственных услуг. Имеет 353 офиса по стране.

Каковы результаты этого процесса для гражданина?

  • Получение доступа к госинформации. Помимо того, что все данные (не секретные и не для служебного пользования) можно запросить напрямую у ведомства, работает портал «Открытые данные», где размещено уже 2369 наборов данных из разных областей. С 1 января 2015 года на этом портале было 474 380 посещений и 27 847 скачиваний.
  • Получение механизмов по мониторингу и контролю за деятельностью государства. На нынешний момент это «Открытые бюджеты» и «Открытые НПА (нормативно-правовые акты)». Интерфейс обоих сайтов позволит «лайкать», «дизлайкать» и писать комментарии к выложенным документам. Все это учитывается в специальном отчете каждого государственного органа. На «Открытых бюджетах» размещено уже 14 136 бюджетных программ, их проектов, утвержденных вариантов и отчетов о реализации. На «Открытых НПА» сейчас обсуждается 357 проектов правовых актов и 9875 проектов уже в архиве.
  • Возможность получения государственных услуг дистанционно. К примеру, с 2012 по 2015 год за счет автоматизации количество обращений физических лиц в государственные ведомства упало с 16 миллионов до двух миллионов, а обращений юридических лиц — с 4,5 миллиона до полумиллиона. Это огромное количество человеко-часов сэкономленного времени и денежных средств, а также ликвидация кучи поводов для коррупции.
  • изменение самого отношения к взаимоотношениям граждан с государством. К примеру, на сайте «Открытый диалог» 153 742 опубликованных обращения, на которые есть уже 143 407 ответов.

Населению предоставлены рычаги для влияния на внутриполитическую ситуацию.

Однако в стране нет кампаний «поставь дизлайк новым поправкам в законодательство о СМИ» или «напиши жалобу министру по резонансному поводу». Никто из крупных общественных организаций или политических партий, в том числе и оппозиционных, не пользуется такими возможностями. Что мешает гражданам развивать прямую демократию — особенно тем партиям, кто не попал в парламент? На мой взгляд, есть несколько причин. Перечислю по степени важности:

  • незнание существующих механизмов взаимодействия граждан и государства — люди привыкли приходить в ЦОН и просить консультанта о предоставлении государственной услуги, и полного перечня своих возможностей не знают.
  • боязнь ответственности за свои действия — в отличие от социальных сетей или комментариев к статьям в СМИ, люди подписываются электронной цифровой подписью и не могут сохранить анонимность. А значит, градус смелости резко снижается.
  • нежелание совершать действия, связанные с государством, потому что еще остались стереотипы о том, что это долго, муторно и стоит больших усилий. Надо помнить, что существенная часть населения страны — это люди, которых государство в Казахстан сослало или которые от него в Казахстан бежали, так что можно говорить и о потомственном недоверии.
  • недостаточная компьютерная грамотность. Тут два аспекта: ЦОН, где все сделают операторы, и повально увлечение смартфонами, с которых на сайте «Электронного правительства» работать трудно.

Однако это про население в целом. Но есть отдельные группы активистов, которые все знают, умеют и применяют на практике. Приведу самые яркие примеры:

1. Андрей Краснянский за три года написал четыре тысячи обращений в государственные органы по поводу земельного вопроса, касающегося его дома. За ненадлежащие ответы на них наказаны 200 чиновников. Его пример доказывает, что система по принятию и работе с обращениями граждан действует.

2. 20 активных велосипедистов (велосообщество Алма-Аты насчитывает три тысячи человек) добились создания велоинфраструктуры по всему городу: дорожки, стоянки, прокат велосипедов, крепления для велосипедов на общественном транспорте, велопробеги.

3. 12 зоозащитников инициировали и помогли разработать Дорожную карту благосостояния животных-компаньонов управлению сельского хозяйства акимата (мэрии) Алма-Аты. Это в дальнейшем будет содействовать гуманизации обращения с животными как в городе, так и в стране.

4. «Общественный союз автомобилистов» способствовал административному наказанию 102 чиновников и полицейских и всячески отслеживает деятельность полиции, контролируя, как стражи порядка ведут себя на казахстанских улицах.

То есть Казахстан незаметно, но все же приблизился к западной модели, когда вся политическая активность в межэлекторальный период сосредоточена не в больших массовых партиях или политических движениях, а в маленьких и очень специализированных группах активистов, которые решают свои точечные задачи.

10 целеустремленных человек, которые знают, как работать с государством и обществом, которые могут работать каждый день по несколько часов годами над одной и той же задачей, в политическом плане намного лучше и полезней, чем аморфная масса членов партии, которые в большинстве своем даже забыли, что в этой партии состоят.

А теперь главный вопрос для политики Казахстана: зачем при таком развитии инструментария прямой демократии и эффективности опоры на малые группы активистов работать с государством через представительную власть и политические партии?

Сравним функции: что может гражданский активист, что — депутат представительного органа, и что может политическая партия без депутатов в парламенте.

Функции

Гражданский активистДепутатПартия
Писать запросы и получать информацию+++
Анализировать исполнение бюджета+++
Участвовать в законотворчестве+++
Вносить предложения в государственные органы+++
Ходить на прием в госорганы без ограничений
+
Участвовать в общественных слушаниях+++
Контролировать выполнение государством своих функций
+
Выбирать или согласовывать руководителей госорганов
+

Как видно, возможности гражданского активиста и депутата отличаются незначительно, а отличий в возможностях с политической партией и вовсе нет. При этом малоактивный депутат сделает для избирателей или жалобщиков меньше, чем эффективный и принципиальный гражданский активист.

Выводы:

1. Нынешний упадок представительной демократии в Казахстане вызван в том числе и развитием прямой демократии.

2. Инструменты прямой демократии в Казахстане уже достигли такого развития, что даже неполный их арсенал позволяет активистам влиять на политику в стране. Точечно, но сильно.

3. Сеть разнообразных, но активных и грамотных общественников эффективнее традиционной политической партии. Нужно или напрямую работать с ними, или каким-то образом включать в союз с политической партией.

4. С улучшением технологий «Открытого правительства» граждане будут иметь все больше прав на взаимодействие с государством без посредников и представителей.

5. Необходимо повышать уровень профессионализма депутатов и их активность, чтобы их статус оправдывался, иначе у них не будет харизматической легитимности. Для этого надо, чтобы они использовали все свои возможности и функции, а не только ограниченное их количество.

6. Необходимо увеличивать разрыв в объеме функций между политическими партиями и гражданами за счет увеличения роли партий, иначе партии станут просто не нужны, и система мажоритарных выборов будет в тупике.

7. Развитие гражданского общества в стране никто, кроме самих граждан и их пассивности, не ограничивает.

Читайте также: Кризис политпартий в Казахстане: как измерить политическую активность

Читайте ранее в этом сюжете: Эволюция Facebook в Казахстане: от жалобной книги до политического рычага?