Извечное противостояние физиков и лириков перешло по наследству и в интернет: «технари» против «гуманитариев». На самом деле, спор показывает ограниченность и отсталость и тех, и других: численные методы применяются в гуманитарных науках довольно давно, просто у одних не хватает понимания сути своей профессии, а у других — общей эрудиции и кругозора.

Выборы
Выборы
Иван Шилов © ИА REGNUM

В той же политологии давно применяется политический анализ, где используется в основном статистика, как впрочем, и в естественных науках. Главное, — найти и собрать данные, которые поддаются измерению и отражают то или иное социальное политическое явление или объект.

Один из наиболее интересных объектов для изучения — это депутатский запрос. Он отражает следующее:

  • стремление депутата защитить интересы избирателей;
  • стремление депутата защитить интересы связанной с ним элиты;
  • степень конкурентности между политическими партиями;
  • взаимоотношения между представительной и исполнительной ветвями власти.

То есть по всем канонам это интегральный показатель конкурентности и динамичности политической системы страны.

Берем данные с сайта Мажилиса (нижняя палата парламента Казахстана) — благо там они есть — как по истории разных созывов, так и по запросам. В целом, за период с 2004 по 2017 год, за четыре созыва парламента, получилась картина, отраженная в таблице.

Статистика по запросам депутатов Мажилиса (парламента).

Созыв

ТретийЧетвертыйПятыйШестой
Количество сессий

3

4,5

4,5

1,5

Количество запросов всего

2043

2760

1031

371

Среднее количество запросов в сессию

681

613

229

247

Количество партий в мажилисе

5

1

3

3

Количество депутатов

77

107

107

107

Количество запросов на 1 депутата в одну сессию

9

6

2

2

Что мы тут видим? Резкое снижение количества депутатских запросов, которое наступило при пятом созыве, а также то, что, несмотря на снижение количества партий в Мажилисе, в четвертом созыве было достаточно много запросов. Потом количество резко упало, правда, есть небольшие надежды на то, что шестой созыв будет поактивнее.

Читайте также: Итоги работы сессии казахстанского парламента: депутаты стали активнее

Обратимся к истории Мажилиса:

  • Третий созыв (2004−2007 годы) избирался по смешанной системе — 10 депутатов от партий и 67 одномандатников. В выборах участвовало 12 партий, из них четыре — в составе двух избирательных блоков. В конечном итоге в Мажилисе был следующий расклад: от республиканской политической партией «Отан» — 42, от избирательного блока «АИСТ» — 11, от республиканской партии «Асар» — 4, от демократической партии «Ак жол» — 1, от демократической партии Казахстана — 1, самовыдвиженцы — 18 депутатов;
  • Четвертый созыв (2007−2011 годы) уже избирался по партийным спискам. Участвовало в выборах семь партий, прошла только одна. Таким образом, в мажилисе было 98 депутатов от республиканской народно-демократической партии «Нур Отан» и девять депутатов от Ассамблеи народа Казахстана;
  • Пятый созыв (2012−2016 годы): в выборах участвовало также семь партий, но в Мажилис прошли уже три. Получилось, что из 107 депутатов от партии «Нур Отан» работали 83 депутата, от «Ак жол» — восемь депутатов, от КНПК — семь депутатов, от Ассамблеи народа Казахстана — девять депутатов;
  • Шестой созыв (2016−2017 годы): в выборах приняли участие шесть политических партий. В Мажилис вошли: от партии «Нур Отан» 84 депутата, от «Ак жол» — семь депутатов, от КНПК — семь депутатов, как всегда девять депутатов были избраны от Ассамблеи народа Казахстана.

Можно выдвинуть достаточно простую гипотезу — снижение политической активности, выражаемой в депутатских запросах, произошло из-за совокупности следующих факторов, вызванных реформой системы выборов 2007 года:

  • уход от смешанной системы выборов в пользу мажоритарной;
  • снижение количества партий как в стране в целом, так и участвующих в выборах;
  • невозможность избирательных блоков между партиями;
  • ужесточение прохождения для партий.

В общем очевидно, надо больше представительной демократии. Снова сделать смешанную систему, снизить ценз для попадания в Мажилис ‑ и политическая активность вернется к прежним отметкам. Но если бы мы остановились на этом уровне, то ошиблись бы.

В реальности, на депутатские запросы повлияли еще и другие факторы, те, о которых в политологическом сообществе Казахстана не говорят, потому что они пока не стали предметом пристального внимания и изучения. Дело в том, что технологии, как управленческие, так и коммуникационные изменили само позиционирование политических партий и представительной власти. Надо помнить о том, что и политические партии, и депутаты являются выразителями интересов населения и элит и представляют их интересы.

Перечислим эти факторы.

  1. Процедура взаимодействия государства и гражданина стандартизирована за счет двух законов: «О порядке рассмотрения обращений физических и юридических лиц» от 2007 года и «О государственных услугах» от 2013 года.
  2. Автоматизация ряда государственных услуг в рамках электронного правительства, что привело к тому, что количество обращений физических лиц упало с 16 миллионов в год до двух миллионов, а юридических лиц — с 4,5 миллиона до 0,5 миллиона. Чем меньше человек сталкивается с чиновником, тем меньше вероятность, что у него с ним случится конфликт. Этот процесс пошел с 2012 года.
  3. Казахстанцы стали чаще решать свои конфликты через суд: судиться по гражданским делам стало намного легче, и с 2010 года количество оконченных гражданских дел выросло с 473 тысяч до 765 тысяч в 2016 году. Заодно и дел, решенных медиаторами, стало больше: в 2016 году — 27 321 дело. То есть и между собой конфликты стали решаться в другом поле — не публично-политическом, а судебном.
  4. Появились новые сервисы, позволяющие влиять на законодательство (сайт «Открытые НПА» с 14 259 проектами правовых актов), анализировать бюджет (сайт «Открытые бюджеты» с 13 060 проектами бюджетных программ и отчетами по ним), задавать вопросы государственным ведомствам (сайт «Открытый диалог» с 190 895 обращениями), посмотреть интересующие его данные (сайт «Открытые данные»).
  5. В будущем еще появится сайт по оценке эффективности деятельности государственных органов и, возможно, сайт «Открытые петиции», что еще больше расширит возможности гражданина участвовать в политических процессах.

И теперь от просто измерения и проверки гипотезы перейдем к проблеме необходимости существования партий и представительной власти. Если раньше те были посредниками по взаимодействию между гражданами и государственным аппаратом, то теперь у граждан появилось огромное количество инструментов, прежде всего, электронных, позволяющих быстро и легко гражданам работать с государственным аппаратом и влиять на политику напрямую. Фактически, прямая демократия убивает представительную.

В текущих условиях у депутатов перед обычных гражданином есть преимущества только в доступе к служебной и секретной информации, непосредственном участии в политической «кухне», личных связях и большей легитимности, плюс возможно, но не гарантированно, больший объем знаний и опыта в законотворческой и другой деятельности. Но тут вопрос, а если его сравнить не с обычным гражданином, а с экспертом или руководителем неправительственной организации, который входит в рабочую группу по разработке какого-нибудь законопроекта и ведет активную общественную деятельность? Тут уже вопрос сложнее.

В общем, получается следующее.

  1. Депутатские запросы — хороший индикатор политической активности, но в настоящее время он является индикатором лишь политической активности самих депутатов и политических партий, которые они представляют.
  2. Для измерения политической активности вообще необходимо затрагивать гораздо большее количество индикаторов, к счастью довольно хорошо представленных и легко собираемых. Часть из них напрямую не относятся к политике, но тем не менее показывают политические процессы.
  3. В Казахстане упадок представительной демократии идет не только от давления исполнительной власти, но и оттого, что с каждым годом упрощается процесс взаимодействия отдельного гражданина и государства через различные инструменты, прежде всего, электронное правительство, то есть прямая демократия конкурирует с представительной.
  4. В таких условиях неизбежен кризис партий, который налицо не только в Казахстане, но и во всем мире. Поэтому и партиям, и депутатам необходима качественная перестройка, так как их возможности все больше и больше приближаются к возможностям обычных граждан, что ставит под вопрос их целесообразность в принципе.

Читайте также: Гражданское общество и демократия в Казахстане: проблемы и виновные