«Сопредседатели, по всей видимости, имеют уже подготовленный документ, но азербайджанская сторона не хочет этого документа: «Они говорят, да, конечно, это очень важно, но после того, как армянские стороны покинут азербайджанские районы», заявил президент Армении Серж Саргсян в пространном интервью МИА «Россия сегодня».

Серж Саргсян
Серж Саргсян
President.am

Весомая часть беседы касалась именно нагорно-карабахского урегулирования, его истории, хода переговоров, а также боевых действий в Карабахе в начале апреля сего года.

По словам Саргсяна, вся деятельность Минской группы ОБСЕ, в которую входят Россия, США и Франция, направлена на дипломатический компромисс и восстановление на его основе твердого мира. В этом контексте президент Армении рассказал о ходе переговоров, начиная с 2007 года, когда он был ещё премьер-министром.

«Тогда сопредседатели представили нам предложение о решении нагорно-карабахской проблемы на основе трех принципов. Первый принцип — неприменение силы или угрозы ее применения, второй принцип — территориальная целостность государства и третий принцип — равноправие народов и их право на самоопределение. Эти принципы ни в коей мере не противоречат друг другу, ведь в цивилизованном мире все вопросы решаются без применения силы, тем более между государствами. Я понимаю, что бывают исключения, как раз эти исключения и подтверждают правила.

Территориальная целостность. Мы признаем территориальную целостность любого государства, в том числе Азербайджана. Но самоопределение народов никак не противоречит принципу территориальной целостности, потому что территориальная целостность касается отношений между государствами, а самоопределение — столицы и народа, который проживает компактно на своей исторической родине. Если мы отвергаем принцип самоопределения народов, тогда мы не должны были выходить из состава Советского Союза, это же произошло на основе этого принципа. Поэтому эти принципы никак не противоречат друг другу», — сказал глава Армении.

По его словам, после того как стороны получили предложения сопредседателей, армянская сторона, сказала: это не тот документ, о котором мы мечтали, но мы согласны вести переговоры в рамках этих принципов и вокруг этого документа. Азербайджан долгое время не соглашался. Лишь в июне 2008 года во время первой встречи президента Саргсяна с президентом Алиевым, азербайджанская сторона дала свое согласие, но после возвращения в Баку они распространили заявление, что такого документа не существует. После парламентских выборов 2008 года во время встречи в Москве с участием бывшего президента РФ Дмитрия Медведева, был подписан единственный документ, который был заключен за эти 25 лет между руководителями Армении и Азербайджана.

«Мы встречались в Майндорфе, подписали документ, согласно которому проблема Нагорного Карабаха должна решаться только политическим путем. После этого переговорный процесс продолжался, и мы несколько раз были близки к подписанию документа, где все эти три принципа были четко отражены. А именно: армянские стороны, то есть Нагорный Карабах и Армения, оставляют те территории, которые сейчас заняты как зона безопасности, те территории, о которых азербайджанцы говорят, что они оккупированы. Но первым пунктом там четко было записано, что окончательный правовой статус Нагорного Карабаха будет решаться путем свободного волеизъявления населения Нагорного Карабаха. Это свободное волеизъявление имеет обязательную юридическую силу, дальше было прописано, кто участвует, какова повестка. То есть референдум. Это было воплощением принципа самоопределения. Но каждый раз азербайджанская сторона предъявляла новые требования. В 2011 году вроде бы все считали, что мы уже пришли к финишу, готовы к подписанию документа. Тогда президент США позвонил президенту Азербайджана и мне, пожелал успехов, президент Франции написал письмо президенту Азербайджана и мне с теми же пожеланиями, а президент России участвовал лично в этих переговорах. Но, к сожалению, в Казани Азербайджан отказался от этого принципа. Президенты США, России и Франции были уверены, что мы подпишем документ, но Азербайджан отказался», — рассказал Серж Саргсян.

Он также вспомнил, как азербайджанская сторона в последний момент отказалась подписывать документ, выдвинув восемь или девять пунктов.

«Мы сели, как это принято на переговорах. Документы были готовы. Президент России, открывая эту встречу, отметил: очень хорошо, что мы пришли к мирному урегулированию. Выступил глава МИД России Лавров. Потом выступил президент Азербайджана, он сказал, что они, конечно, хотят мирного урегулирования, но у них еще остались вопросы, и перечислил восемь или девять пунктов. Понятно, какое после этого было состояние», — отметил президент Армении.

По его словам, для него это не было неожиданностью. «Я и президенту США, и президенту России говорил, что я сильно сомневаюсь, потому что Азербайджан устами своего руководителя все время заявлял, что ни в коем случае они не могут признать независимость Нагорного Карабаха», — сказал глава Армении.

После этого, по словам Саргсяна, Азербайджан предпринял еще большие усилия по наращиванию своих вооруженных сил. В начале 2015 года стало ясно, что дело идет к большому конфликту, если не сказать к войне, и вот случился апрель. «Конечно, есть решение, и мы понимаем, что оно должно основываться на компромиссах, это не тот случай, чтобы победила Армения, Азербайджан или Карабах», — подчеркнул Серж Саргсян.

Отвечая на вопрос о том, готов ли он вернуться к тому документу сейчас и считать его действующим, президент Армении сказал, что эти принципы до сих пор существуют, но готовность армянской стороны ничего не означает, потому что в таких случаях готовыми должны быть стороны, а не одна сторона. Кроме того, по словам президента, апрельские события показали, что между сторонами нулевое доверие, нет доверия абсолютно. «Мы готовы на основе этих трех принципов пойти на урегулирование вопроса, но только лишь на основе этих трех принципов», — заявил президент Армении.

Говоря о нынешнем этапе переговоров, в частности соглашений, которые были достигнуты на высшем уровне в Вене и Санкт-Петербурге, то по словам лидера Армении, они до сегодняшнего дня не работают.

По словам Саргсяна, Армения хочет и готова подписать хоть завтра, хоть сегодня вечером соглашение о создании механизма расследований нарушений перемирия, так как армяснкая сторона хочет, чтобы и сопредседатели, и мировое сообщество точно знали, кто нарушает режим перемирия.

«Мы никогда не отказывались от каких-либо встреч. Будь это на уровне президента, министра иностранных дел, даже на рабочем уровне. Но мы всегда за то, чтобы эти встречи приносили пользу, были какие-то подвижки. Если нет подвижек, если мы встречаемся, а дальше не выполняются договоренности, какая польза от встреч?

Вот последний пример: после апрельских событий мы собрались в Вене, там были министры иностранных дел стран-сопредседателей. Там было принято заявление. Почему заявление? Потому что азербайджанская сторона неохотно шла на это, но в конце вынуждена была как-то согласиться. А потом, вернувшись в Азербайджан, говорила, что это заявление сопредседателей, то есть они ни к чему не обязывают. После этого мы встречались в Санкт-Петербурге с участием президента России и тоже договорились создать механизм расследования инцидентов, ведь каждый раз азербайджанская сторона говорит о том, что нарушителями перемирия являются армянские стороны. Мы говорим: раз так, давайте создадим механизм расследования, тогда всему миру станет известно, кто нарушает режим перемирия. Второе, мы договорились расширить возможности личного представителя председателя ОБСЕ в регионе. К сожалению, до сегодняшнего дня ни то ни другое не работает», — рассказал Серж Саргсян.

По его словам, сопредседатели, по всей видимости, имеют уже подготовленный документ, но азербайджанская сторона не хочет этого документа: «Они говорят, да, конечно, это очень важно, но после того, как армянские стороны покинут азербайджанские районы».

Серж Саргсян также прокомментировал отсутствие прямых контактов между президентами Армении и Азербайджана.

«К сожалению, у нас единственное горячее место — это линия соприкосновения», — сказал президент, отвечая на вопрос, есть ли между Ереваном и Баку телефон горячей линии.

На предложение о создании такой «линии соприкосновения», принимая во внимание, что Саргсян говорит по-азербайджански, он сказал, что говорит по-азербайджански, но понимает лучше, чем говорит. «Такая попытка у нас была еще в начале 1990-х, тогда я был министром обороны Армении, у нас была прямая связь с министром обороны Азербайджана. Мы могли в таких экстремальных случаях, когда нужна была экстренная связь, связаться. Но сейчас этого не существует», — сказал глава государства.

На просьбу спрогнозировать, как будут развиваться события в ближайшее время вокруг ситуации в Карабахе, Саргсян заявил, что очень сложно говорить или прогнозировать что-либо, когда имеешь дело с тем (с президентом Азербайджана — ИА), кто перед собой поставил задачу военным путем решить вопрос. В этой связи Саргсян напомнил интервью Ильхама Алиева, в котором тот говорил, что Армения, должна жить постоянно под определенным давлением, думая, что что-то может случиться.

«То есть, если угрозы пошли вот так напрямую, о каких прогнозах может идти речь? Это вопрос не ко мне, какая будет ситуация через месяц или через год. Если бы это зависело от нас, я бы сказал, что мы на сто процентов никогда не начнем, и поэтому ситуация никогда не выльется в военные действия. Азербайджанское руководство считает граждан Карабаха своими. И вместо того чтобы вести какой-то диалог, иметь какие-то отношения, о чем-то говорить, постоянно угрожает. Как бы вы восприняли, если бы жили в Карабахе, вы бы свое будущее каким-то образом связывали с Азербайджаном? Разве это возможно?», — отметил Серж Саргсян.

Возвращаясь к истории конфликта, президент выразил уверенность, что если бы Советский Союз просуществовал еще полгода-год, независимость Нагорного Карабаха стала бы фактом и была бы признана остальными. «Поэтому не надо силой кого-то удерживать под своей властью. Это неправильно, это аморально. Это не соответствует ни международному праву, ни тогдашнему советскому праву. И вообще никаким ценностям», — резюмировал Серж Саргсян.

Читайте ранее в этом сюжете: Саргсян об «Искандерах» в Армении: «Это противоядие»

Читайте развитие сюжета: У Армении вообще не существует проблемных вопросов с Россией – Саргсян