По сообщениям российских СМИ, в контексте недавнего инцидента на российско-украинской границе Россия может разорвать дипломатические отношения с Украиной. Повод для этого ранее был дан властями Украины, которые отказались вручить верительные грамоты новому послу России в Киеве. В результате кандидатура российского посла в Киеве до сих пор не утверждена. Но в связи с последними событиями и достаточно жесткими заявлениями президента России некоторые издания не исключают, что разрыв дипотношений России и Украины станет реальностью, и, более того, за ним последуют жесткие экономические санкции Москвы в отношении Киева. В качестве одной из таких мер в прессе упоминается отказ от транзита российского голубого топлива через украинскую газотранспортную систему.

Украинский транзит газа
Украинский транзит газа
gazprom.ru

Как минимум частичный отказ от транзита российского газа через Украину вполне реален. Дело в том, что у России уже сегодня есть конкурирующие с украинской ГТС направления транспортировки газа. Во-первых, это газопровод «Северный поток», позволяющий экспортировать российский трубопроводный газ по дну Балтийского моря напрямую в Германию. Более того, две нитки этого газопровода пока используются не в полную силу. Проектная мощность «Северного потока» составляет 55 млрд кубометров газа в год, в то время как «Газпром» экспортирует по этому направлению примерно 30−34 млрд кубометров. В настоящее время «Газпром» ведет работы по увеличению мощности «Северного потока», который должен закончиться к началу третьей декады августа, который позволит транспортировать в Европу более 40 млрд кубометров газа в год.

Что касается украинской ГТС, то в «Нафтогазе» Украины и в компании-операторе ГТС «Укртрансгаз» еще в 2015 году отмечали, что с введением в эксплуатацию «Северного потока» в конце 2012 года транзит газа на Украину сократился примерно на 30%, и это снизило доходы и рентабельность украинской ГТС. Газотранспортная система Украины нуждается в модернизации, инвестиции в которую сложно осуществить без роста выручки и прибыли. В настоящее время украинские власти ведут переговоры с Еврокомиссией о помощи в привлечении инвесторов и последующего участия в управлении ГТС. Еврокомиссия обещает помощь, но без какой-либо конкретики. Главная проблема в том, что риски инвестиций в Украину сейчас очень высоки. А обострение отношений Украины и России из-за недавнего пограничного инцидента может рассматриваться европейскими инвесторами как повышение политических рисков инвестиций в украинские активы.

В принципе, в настоящее время «Газпром» совершенно безболезненно и для себя, и для европейских потребителей может уменьшить транзит газа в Европу примерно на 15 млрд кубометров. Сделать это не составит труда даже без альтернативных маршрутов транспортировки, просто закачав этот объем в газохранилища до наступления холодов в Европе. Впоследствии этот объем можно пустить по «Северному потоку» либо через газотранспортную систему Белоруссии. И здесь можно обойтись и без «Северного потока-2», и без «Турецкого потока», которые еще в проекте. А украинская ГТС уже потеряет небольшую часть доходов и понизит рентабельность.

Но если «Газпром» уменьшит транзит через Украину на 30 млрд кубометров, то украинская ГТС будет работать в лучшем случае с нулевой рентабельностью, а скорее всего — в убыток. «Газпром», в свою очередь, полностью загрузит «Северный поток», европейские потребители не пострадают, даже наоборот будут довольны, что все больше газа в Европу экспортируется Россией без посредников и, соответственно, без дополнительных рисков для импортеров газа. А если к 2019−2020 годам будет построен еще и «Турецкий поток», то «Газпром» может полностью отказаться от транзита газа через Украину, и для украинской ГТС наступят мрачные времена, так как никакой инвестор не будет вкладываться в актив, не приносящий прибыли.

Таким образом, поэтапный отказ от транспортировки газа через Украину может стать для «Газпрома» шагом к сокращению рисков транзита, а для России — поводом для укрепления отношений с Европой как с крупнейшим потребителем газа. Ведь между Россией и Европой теперь с высокой вероятностью не будет дополнительного посредника, а значит, многие сложные вопросы в области поставок газа можно будет решать напрямую, добиваясь большего взаимопонимания. Очевидно, что и не только газовые вопросы.