Мышеловка прогрессивная, экологическая и безуглеродная
Мышеловка прогрессивная, экологическая и безуглеродная
fr.academic.ru

До и после Парижского климатического соглашения (ПКС) в СМИ России развернулась полемика по обоснованности подобного международного соглашения. Многочисленные аргументы его сторонников и противников порой запутывают читателя, и он перестаёт понимать суть происходящего и шарахается в сторону от этой «непонятной» для него темы.

Учитывая ряд свежих публикаций, требуется внести ясность и расставить акценты:

В сообщении «В Парижском соглашении нет набора обязательных правил для стран-участниц» советник и спецпредставитель Президента РФ по вопросам климата Александр Бедрицкий, представляющий нашу страну на международных переговорах, «как всегда» успокаивает общественность пространными рассуждениями напоминающими песню «Всё хорошо, прекрасная маркиза».

В другой статье, опубликованной на сайте парламентской газеты, «Миф об антропогенном воздействии на климат — механизм управления экономиками развивающихся стран», лидер «Справедливой России» Сергей Миронов квалифицирует Парижское климатическое соглашение как научно не обоснованную профанацию.

Практически одновременно на сайте «Единой России» появляется заявление главы правительства Д.А. Медведева о том, что «Выполнение мировых экологических обязательств не должно мешать развитию промышленности России». Не должно-то оно конечно не должно, но если это происходит, то зачем в них участвовать? Китай стабильно не обращает внимания даже на сам факт принятия на себя каких-либо ограничительных обязательств. А Россия «бежит впереди паровоза», судя по Указу Президента РФ от 30 сентября 2013 г. № 752 «О сокращении выбросов парниковых газов», и берет на себя «повышенные обязательства» по уничтожению собственной промышленности.

На сайте «Известий» появляется новость о том, что «Российские бизнесмены против ратификации Парижского договора». Введение «углеродного налога» обойдётся России в 100 млрд долларов».

Занимаясь аналитикой данной темы более 20 лет, невольно вспоминаю народную мудрость: «Пока гром не грянет, мужик не перекрестится». И возникает естественный призыв к российским бизнесменам: «Мужики, ау! Вы где раньше были? Вам уже несколько лет назад предлагали выход из этой ситуации в виде проекта «Повышение энергетической и экологической эффективности экономики Российской Федерации, с применением механизмов стимулирования ресурсоэнергосбережения и сокращения антропогенного воздействия в хозяйственной деятельности и сфере потребления». Но в комитете по экологии и природопользованию РСПП, возглавляемом Олегом Дерипаской, тогда отказались его поддерживать. А затем сам этот олигарх стал завзятым лоббистом Парижского соглашения.

На фоне этих статей выглядит естественным негодованием статья «Ложь, большая ложь и лукавая статистика»: климат и власть в России», в которой доктор политических наук Владимир Павленко, давно занимающийся климатической проблематикой, аргументированно и последовательно опровергает пространные рассуждения А. Бедрицкого и действия ряда чиновников, противоречащие национальным интересам России. Ваш покорный слуга также даёт здесь краткий комментарий происходящего.

С одной стороны отрадно, что началось обсуждение последствий участия России в Парижском соглашении, и оно дошло до уровня лидеров наших политических партий. Хотя С. Миронов отражал негативные стороны «климатического» процесса ещё в 2008 году на форуме Социнтерна, но перед подписанием Парижского соглашения его возражений не было слышно, и чего теперь «после драки кулаками махать».

Или разве Д.А. Медведева не информировали о негативных сторонах ограничений на промышленное развитие в результате участия России в «климатическом» процессе до его поручения А.Г. Хлопонину подписать Парижское соглашение? Ведь неминуемые тяжелые последствия вовлечения России в «климатический» процесс стали известны не вчера, а уже более 20 лет назад. Тогда наша страна ратифицировала Рамочную конвенцию ООН об изменении климата (РКИК). Но при этом не удосужилась создать национальную систему регулирования выбросов парниковых газов, как это было предусмотрено «Федеральной целевой программой предотвращения опасных изменений климата и их отрицательных последствий» (1996 г.). Саму эту ФЦП успешно похоронили в начале 2000-х годов, а все последующие действия России, а по сути бездействие, наблюдались на фоне ряда деклараций о намерениях и различных планов реализации, которые не получив финансового подкрепления, оставались на бумаге. Указ Президента Российской Федерации от 4 июня 2008 г. №889 «О некоторых мерах по повышению энергетической и экологической эффективности российской экономики» до настоящего времени, как всегда, не выполнен и видимо забыт его подписантом, сегодня главой правительства Д.А. Медведевым. Все эти годы негативные последствия участия России в климатическом процессе продолжали усугубляться привлекательностью «механизмов гибкости» Киотского протокола. И когда г. Бедрицкий в своём интервью в Нижнем Новгороде заявляет о том, что мы. «очень вяло вели процесс по участию наших компаний в проектах совместного осуществления, поэтому у нас и было всего порядка 130 проектов. А могло быть может и 500. И эффект получили бы больше», он явно лжёт.

Во-первых, г. Бедрицкий сам в 2003 году затормозил широкое участие российских субъектов хозяйственной деятельности в реализации проектов сокращающих выбросы парниковых газов, процедуры которых были разработаны Центром климатических проектов совместного осуществления, Росгидромета. По указанию г. Бедрицкого в этих процедурах оставили только порядок реализации международных проектов совместного осуществления. Будучи в то время сопредседателем межведомственной комиссии по проблемам изменения климата, он умалчивает, что для реализации международных проектов совместного осуществления в рамках Киотского протокола межведомственная комиссия поручила Минэкономразвитию России разработать законопроект по регулированию выбросов парниковых газов и обороту прав на выбросы на территории России. Однако попыткам разработать подобный законопроект впоследствии воспрепятствовали оба сопредседателя межведомственной комиссии — руководитель Росгидромета А. Бедрицкий и заместитель министра Минэкономразвития М. Циканов. Аналогично, в 2003 году было заблокировано и исполнение нормативного акта «Порядка централизованного учета документов о выбросах и стоках парниковых газов и результатов климатических проектов, снижающих антропогенные выбросы или увеличивающих стоки парниковых газов субъектами хозяйственной деятельности, осуществляющими свою деятельность на территории Российской Федерации» (зарегистрирован в Министерстве юстиции РФ 21 мая 2001 года под №2719). Этот нормативный документ еще 15 лет назад устанавливал процедуры добровольной инвентаризации выбросов парниковых газов по субъектам хозяйственной деятельности. Но г. Бедрицкий сначала его издал, а потом сам же и заблокировал его применение. А в 2004 году ликвидировал и самого разработчика процедур — Центр климатических проектов совместного осуществления.

Во-вторых, международный «углеродный» рынок прав на выбросы (квот) с самого начала его образования был быстро заполнен сертифицированными единицами сокращения выбросов результатов проектов из развивающихся стран. Развивающиеся страны образовали соответствующий комитет по реализации статьи 12-й Киотского протокола ещё на Конференции Сторон РКИК в Марракеше (2001 г.), где А. Бедрицкий подписывал решения этой конференции без перевода на русский и без образования международного комитета по реализации международных проектов совместного осуществления, которого требовала статья 6-я Киотского протокола. В отличие от созданного развивающимися странами там же, в Марракеше, комитета по реализации другого «рыночного механизма» Киотского протокола — «механизма чистого развития».

Из-за этой недальновидности А. Бедрицкого, международный комитет по реализации проектов совместного осуществления появился только спустя несколько лет. Но к тому времени, когда правительство своим постановлением от 15 сентября 2011 г. №780 фактически разрешило «серые» схемы реализации проектов совместного осуществления, объем предложений на международном углеродном рынке вырос до масштабов, значительно превышающих спрос. И поезд ушел.

Но и этого провала оказалось мало. Приказом главы МЭР Эльвиры Набиуллиной возможность продажи российских прав на выбросы была ограничена 5% от прогнозируемого к тому времени возможного количества сокращённых выбросов. Но к тому времени цена на углеродном рынке уже обвалилась и без российских предложений. При этом в отсутствии федерального закона об обороте прав на выбросы парниковых газов установленные процедуры реализации международных проектов совместного осуществления на территории России, фактически вышли за рамки правового поля. Распоряжаться правами России на выбросы парниковых газов и продавать их другим государствам ни правительство, ни субъекты хозяйственной деятельности не могли и до сих пор не имеют этих прав.

Разменяв Киотскую мышеловку на вступление России во Всемирную торговую организацию, мы получили все «пряники» в виде последующих санкций, в нарушение всех положений ВТО. К этому можно добавить, что даже независимо от геополитических действий России (Крым и ситуация на Украине), различные санкции против России были бы все равно изобретены западными идеологами двойных стандартов, ибо им требовалось ограничить развитие России. Так в чьих интересах действовали перечисленные российские чиновники во главе с А. Бедрицким?

И сегодня, когда ряд наших киотских, а теперь уже парижских лоббистов, продолжают пропагандировать участие России в Парижском климатическом соглашении, это выглядит лишь повторением начала 2000-х годов. Видимо зарубежным идеологам климатического процесса лень было написать новый сценарий принуждения России к ратификации очередного климатического лохотрона.

Как и ранее, усугубляет ситуацию и то, что подписание Парижского соглашения в отсутствии национальной системы регулирования антропогенных выбросов и поглощения парниковых газов, даёт лишний раз нашим геополитическим противникам написать правила игры по его реализации без учёта наших национальных и экономических интересов. И наши лоббисты Парижского соглашения из различных рабочих групп при РСПП, «Деловой России», МЭР и даже при президентской администрации не думают отворачиваться от его иностранных «толкачей» в лице целого ряда специализированных учреждений и фондов ООН, связанных с «зеленой» проблематикой.

И когда сегодня представители бизнеса из РСПП выступают против ратификации Парижского договора и введения «углеродного налога», то им целесообразно в зеркало посмотреть. Кто все эти годы лоббировал разные, в том числе сомнительные с точки зрения законности схемы киотских механизмов совместного осуществления и распиливал «бесплатный сыр в мышеловке»? Кто более 15 лет блокировал создание национальной системы регулирования выбросов парниковых газов в России, заменяя ее кормушками Углеродного фонда РАО ЕЭС, Национального Углеродного Соглашения, «Газпром Трейдинга», фонда «Русский углерод» и других?

Отдельный разговор — о Сбербанке, главном регуляторе такой же схемы торговли «углеродными единицами» в рамках Киотского протокола. Между тем, именно он организовал продажу российских прав на выбросы, не обращая внимания на отсутствие закона по обороту этих прав и порядку установления на них ценообразования на территории России, и даже в нарушение Федерального закона «О Банках и банковской деятельности».

Примеров подрывных действий наших чиновников от климата во главе с 20-летним координатором этого процесса А. Бедрицким можно приводить множество. Поэтому если мы хотим защитить наших производителей и нашу промышленность, то нужно осознать, что нам жизненно необходимы:

— осознание своих национальных интересов, коль скоро мы втянулись в эту «политическую экологию» и поняли, что наш поглотительный ресурс беспардонно приХватизируется внешними игроками с помощью их внутренних марионеток;

‑ создание собственной методологии оценки и отчетности, основанной не на одномерном сокращении выбросов, а на их балансе с поглощением парниковых газов. (Межправительственная группа экспертов по изменению климата нам здесь не указ, и не нужно стесняться тыкать ее лоббистов носом в Рио-де-Жанейрскую декларацию по окружающей среде и развитию, где четко говорится, что каждая страна имеет право на свою методику оценки).

А что в реальности?

Вот пример нашего МИД, который спустя 25 лет, после появления более 20 международных природоохранных соглашений, игнорирующих интересы России, спохватился и создал при Деловом комитете рабочую группу по международным природоохранным проблемам. Но чем она будет заниматься, если само внешнеполитическое ведомство не сформулировало ни национальных приоритетов, ни основ механизмов и инструментов того, что конкретно необходимо защищать в различных переговорах на международном уровне. Или эта рабочая группа займется продвижением зарубежных механизмов, инструментов и стандартов международного «зеленого» протекционизма, направленного на подрыв российской экономики, как это было проделано в 219 законе об охране окружающей среды. Установив процедуру нормирования по НДТ, 219 законом открыли калитку для сброса в Россию грязных технологий, нарушая при этом 42 статью Конституции РФ. Этот процесс обхода наших санитарных норм, охраняющих качество окружающей среды, комиссия ЕС лоббировала на протяжении 15 лет и успешно в 2014 г. завершила при координации коммунистов во главе комитета по природным ресурсам, природопользованию и экологии. С отчётом о завершении этого процесса член этого комитета коммунист с помпой отчитался в Австрии (В РАМКАХ ТЕМПУС ПРОЕКТА 543 962-TEMPUS-1−2013−1-DE-TEMPUS-JPHES (8 — 12 декабря 2014 г.).

Ещё два десятка лет назад, в соответствии с тенденциями международных природоохранных соглашений, в России необходимо было создать комплексную национальную систему управления и регулирования антропогенного воздействия и возможностей окружающей среды по нейтрализации этого воздействия, в целях стимулирования зелёного роста, адекватную особенностям экономики и природно-ресурсному потенциалу окружающей среды, её территорий.

Конечно лучше поздно, чем никогда. И подобный подход озвучил на Генеральной Ассамблее ООН В.В. Путин ещё до подписания Парижского соглашения. «Среди проблем, которые затрагивают будущее всего человечества, и такой вызов, как глобальное изменение климата», — подчеркнул президент, предложив «посмотреть на эту проблему шире». «Да, устанавливая квоты на вредные выбросы, используя другие по своему характеру тактические меры, мы, может быть, на какой‑то срок и снимем остроту проблемы, но, безусловно, кардинально её не решим, — подходил он к главному. — Нам нужны качественно иные подходы. Речь должна идти о внедрении принципиально новых природоподобных технологий, которые не наносят урон окружающему миру, а существуют с ним в гармонии и позволят восстановить нарушенный человеком баланс между биосферой и техносферой. Это действительно вызов планетарного масштаба. Убеждён, чтобы ответить на него, у человечества есть интеллектуальный потенциал».

Именно на этом фундаменте выстроено предложение «созвать под эгидой ООН специальный форум, на котором комплексно посмотреть на проблемы, связанные с исчерпанием природных ресурсов, разрушением среды обитания, изменением климата».

Предложение важное и своевременное. Но прежде нужно разобраться с этим кругом проблем внутри самой России, обратив особое внимание:

— на порядок управление охраной окружающей среды в целом комплексе;

— разработку и внедрение механизмов и инструментов восстановления и соблюдения баланса между биосферой и техносферой;

‑ в итоге на создание комплексной национальной системы управления и регулирования антропогенных выбросов (техносферы) и возможностей окружающей среды по нейтрализации антропогенного воздействия без изменения своего качественного состояния биосферы.

Не сделав это, мы так и будем блуждать в климатической мышеловке, а ряд экологических и климатических функционеров будет подкармливаться из-за рубежа, охраняя наше присутствие в этой мышеловке и убеждая нас, что «все хорошо, прекрасная маркиза»…

Можно конечно сомневаться в этих выводах и предложениях, вспоминая известное, «нет пророков в своём отечестве». Но даже друг наших поклонников западного образа жизни, бывший премьер-министр Великобритании Тони Блэр, на одной из конференций, проходившей несколько лет назад в США, сказал: «Ни одна страна в мире не пожертвует своим экономическим благополучием ради экологических целей».

Если мы сможем в ближайшее время комплексно реализовать предложения нашего президента и не стать печальным исключением из этого правила, то избежим участи присутствия в климатической мышеловке.

А пока наши «климатические» координаторы ставят запятую в дилемме «развиваться нельзя ратифицировать» после слова нельзя, а не до него…

Предыдущие публикации по теме:

«Благими намерениями в «безуглеродную зону» строгого климатического режима»

"Как мы сами на себя накидываем зеленую удавку»: Лесная газета №3 от 14.01.2014 г

Дьявольские детали климатических игр в процессе глобализации

Климатические полеты России как фанера над Парижем. Часть 1 и 2,

Россия — климатическая колония, и ее колонизаторы в Москве.Если за экологию в России отвечает нефтяной брокер, то… Глобальный углеродный налог — приговор для российской экономики. Климатический Освенцим для России