13 апреля в интервью радиостанции «Коммерсант FM» глава Минобрнауки Дмитрий Ливанов высказал ряд соображений о состоянии системы образования в стране и методах патриотического воспитания в школах.

Дмитрий Ливанов
Дмитрий Ливанов
Иван Шилов © ИА REGNUM

Комментируя предложение, которое, в частности, недавно выдвинул член комитета Госдумы по физической культуре, спорту и делам молодежи Николай Валуев, о введении в школьную программу специальных занятий по патриотическому воспитанию детей, министр образования высказался на этот счет однозначно: «Конечно, неправильно, как иногда некоторые предлагают, вводить специальные уроки патриотизма или уроки воспитания».

Поясняя свою позицию, Ливанов подчеркнул, что патриотические ценности и так проходят красной нитью через весь процесс школьного обучения: «Задача школы — воспитывать личностей, дать каждому ребенку то, что необходимо для его становления как члена общества, и, безусловно, патриотическое воспитание как любовь к своей родине, большой и малой, знание родной истории, уважение к культуре — это неотъемлемая часть этой работы».

Таким образом, школьная программа в России давно приведена в надлежащий вид, необходимости ее менять не стоит. «Образовательная программа в школе у нас сбалансирована», — подчеркнул министр.

Комментаторы не замедлили выразить иронические замечания в связи заявлением министра, хотя и мнения предсказуемо разделились. Те, кто крепко стоит на охранительно-патриотических позициях, тут же обвинили министра в незаинтересованности отстаивать национальные интересы России и укреплять единство государства:

«Что можно ожидать от министра, ведомство которого, поздравляя с Днем космонавтики, затерло СССР на шлеме Гагарина»;

«ВВП настаивает на воспитании патриотизма, а для иуды Ливанова патриотизм не допустим! Это же откровенный саботаж».

Другие высказали Ливанову робкие комплименты, что глава ведомства в кои-то веки высказал хоть какую-то здравую мысль.

«Надо же! Ливанов пошел вразрез с линией партии и правительства»

«Тот случай, когда он прав. После этих уроков всё будет хуже, так плохо, что дальше некуда…»

«И правильно сделал! Так называемые «уроки патриотизма» будут иметь прямо противоположный эффект!»

Однако, похоже, независимо от политической позиции и с какой бы стороны Ливанова ни критиковали, практически всех объединяет убежденность в общей профессиональной непригодности министра образования России.

Как прокомментировал корреспонденту ИА REGNUM 14 апреля председатель политической партии «Партия Великое Отечество» Николай Стариков, «у российского общества действительно есть очень много вопросов и претензий к министру образования».

«Даже из этого высказывания видно, что он либо не может, либо не хочет адекватно оценивать обстановку. Кроме него едва ли кто-то в России воспринимает как патриотическое воспитание появление в школьной программе уроков второго иностранного языка», — отметил Стариков.

«Я считаю, что на патриотическое воспитание должны быть направлены не только какие-то ценные уроки, посвященные важным в стране событиям, истории, рассказам о подвигах наших героев, но и вся учебная программа по всем предметам», — заявил он.

«В итоге мы должны получить гражданина, который гордится тем, что является гражданином России, он знает ее историю и, самое главное, любит свою страну. Эта база должна закладывать в школе и затем уже развиваться в высших учебных заведениях», — подытожил политолог.

Впрочем, нельзя не обратить внимание и на то, что в интервью «Коммерсант FM» министр образования высказал ряд других интересных заключений, которые не вызвали столь же заметной реакции общественности и СМИ, хотя, безусловно, заслуживают самого пристального внимания.

В частности, глава Минобрнауки отчитался, что школы, в том числе и региональные, уже практически не испытывают трудностей в поиске преподавательских кадров. «Сейчас мы отмечаем, что вакансий в наших школах практически нет. Еще несколько лет назад это было не так», — отметил он.

«Ситуация меняется, и этому способствует очень серьезное повышение заработных плат учителей и преподавателей, которое произошло в последнее время, и в целом повышение внимания общества к системе образования и к кадровому обеспечению этой системы», — убежден министр.

«Серьезно выросло качество приема в педагогические вузы и на педагогическое направление подготовки. И мы отмечаем, что в школах стало больше молодых учителей», — отметил он.

Министр также отметил, что больше половины тех, кто не трудоустраивается в течение года, это выпускники экономических и юридических факультетов. Поэтому в 2017 году число бюджетных мест по экономике, по юриспруденции будет снижено на 30%.

Более того, Ливанов поспешил обрадовать общественность, что курса на сокращение вузов у министерства нет, и никаких «целевых показателей, сколько вузов должно быть и сколько их будет в будущем», также не предусматривается. Правда, министр тут же уточнил, что реформы продолжатся: «мы точно знаем, что нам необходимо вернуть высокое качество работы системе высшего образования».

Тем не менее, как заявил корреспонденту ИА REGNUM 14 апреля сопредседатель Центрального совета Межрегионального профсоюза работников высшей школы «Университетская солидарность» Павел Кудюкин, на практике никаких признаков сворачивания программы оптимизации учебных учреждений не наблюдается, а снижение количества вакантных рабочих мест скорее обусловлено проводимой политикой в сфере образования и никак не свидетельствует о достаточном объеме преподавательских кадров.

«Практическое отсутствие вакансий — результат двух процессов. Во-первых, сокращается количество мест в соответствии с дорожной картой правительства об оптимизации образования и науки», — прокомментировал Кудюкин.

«А во-вторых, учителя на самом деле просто перегружены. Они работают в основном на полторы, а некоторые и на две ставки. И вовсе не потому, что они такие трудоголики, а потому что надо есть», — продолжил он, отметив, что сокращения кадров, проводимые ради выполнения «майских указов» президента по части повышения уровня зарплат, по факту к заявленным целям эти меры так и не привели.

При этом сейчас на рынке труда в ряде случаев действительно возникает избыток предложения преподавателей, подчеркнул он: «Сокращения идут и в высшей школе. Куда идти в таких условиях преподавателю? Может попробовать уйти в общее образование, для чего возможностей всё меньше. Либо уходить в частное репетиторство».

Затрагивая вопрос сокращения самих учебных учреждений, Кудюкин напомнил, что есть опять-таки дорожная карта, в соответствии с которой «установлен чёткий план по закрытию вузов и особенно их филиалов».

«В общем образовании и дополнительном образовании детей идут процессы так называемого «укрупнения», когда формально учреждения просто сливаются в крупные комплексы, а не ликвидируются. В Москве уже объединять по большому счету нечего, но в регионах резервы в этом отношении всё ещё достаточно больше и процесс, видимо, будет продолжаться», — отметил он.

«Что же касается высшего образования, то, увы, никто планов правительства не отменял. А там речь шла о ликвидации примерно 40% вузов и 80% филиалов», — добавил Кудюкин.

Что же касается планов Минобрнауки по изменению структуры бюджетных мест, то эта политика возымеет действие только в тесной связи с промышленной политикой, заявил глава Центра экономических и политических реформ Николай Миронов.

«Переходя к подготовке инженеров, медиков и других профессий такого рода, нужно понимать, в каких отраслях и в каких объемах потребуются те или иные кадры. Это должно происходить в тесной связи с промышленной политикой. А промышленной политики у нас просто нет», — подчеркнул он.

В настоящее время в Минпроме субсидии выделяют часто в результате лоббирования, а единого долгосрочного плана по развитию промышленности у правительства вовсе нет, отметил политолог. В Минобрнауки ситуация аналогичная: «По факту все делается через лоббирование крупных вузов, которые заинтересованы конкретно в своем развитии, а не развитии страны в целом», — указал политолог.

Если политика в сфере образования не будет скоординирована с политикой экономической, то страна лишится основы для экономического роста, и никакие усилия по развитию патриотизма не заставят остаться население работать в России, подчеркнул Миронов.

«Сможет ли экономика усвоить эти новые кадры? Если нет, то они просто уедут за рубеж. Мы начнём готовить специалистов для чужих стран. Поэтому вместе с промышленным планированием, возможно, потребуется вводить систему распределения кадров, по которой человек должен будет проработать определенный срок в России», — отметил он.

«Когда у вас промышленность мирового уровня, которая у нас всё-таки пока в ряде отраслей сохраняется, то вы обязаны в должном объеме и готовить соответствующие кадры. Сейчас в таких масштабах иностранных специалистов завезти будет просто невозможно», — подчеркнул политолог.

Продолжая тему сокращения учебных учреждений, Миронов отметил, что особенно болезненные последствия для страны в дальнейшем будет иметь сокращение сельских школ. «Их закрытие обычно связывается с тем, что территории теряют население. На самом же деле именно школы порой держат людей на селе. Таким образом мы теряем сельскую местность, и когда мы решим вновь ее осваивать, всё придется начинать фактически с полного нуля», — добавил он.