Основные военные союзы США были заключены семь десятилетий назад, когда Вашингтон был вынужден защищать Западную Европу, Японию и Южную Корею от «Империи зла», как назвал Рональд Рейган Советский Союз, однако такая необходимость давно — задолго до конца холодной войны — отпала.

Пентагон
Пентагон
© ИА REGNUM

К 1960-м годам большая часть союзников Белого дома в Азии и Западной Европе уже восстановилась экономически. Они в целом могли сравниться по силе со своими потенциальными противниками. Уже к 1980-м стало очевидно, что только из-за их вялости и крохоборства союзники США не могли взять на себя большую, если не всю, ответственность за обеспечение собственной безопасности.

Сегодня просто невероятно, что Вашингтон позволяет своим партнерам в Азии и ЕС прятаться за спиной Белого дома: почему союзники США не хотят делать больше — понятно, непонятно, тем не менее, почему Вашингтон должен делать это за них, пишет Даг Бендоу в статье для National Interest.

Прежде доводом Пентагона была глобальная безопасность, мол, мы живем в опасном мире и так далее. Данный аргумент устарел, поскольку нет больше реальной угрозы существованию США. Нет равного по силе противника, нет идеологического противостояния, не осталось способной бросить США вызов глобальной державы, не создается какой-нибудь альянс, который может стать противником Вашингтона, нет коалиции противников Белого дома, глобальной торговле ничего не угрожает, нет ничего.

А остались мелочи, которые не идут ни в какое сравнение с перспективой глобального и ядерного конфликта. Да, реальные проблемы существуют, но они требуют ограниченной и осторожной стратегии, а не больших союзов, авианосных групп, вмешательств, оккупаций и постоянных бомбардировок. Вашингтон может тратить и делать намного меньше, и все равно граждане США будут чувствовать себя защищенными.

Тогда зачем нужны существующие союзы? Некоторые эксперты утверждают, что они необходимы для защиты торговли. Они считают, что предотвращение угроз экономическим интересам на Корейском полуострове не может быть достигнуто с помощью комбинации дипломатии и ядерного сдерживания, там необходимо постоянное присутствие войск США. Но зачем, задается вопросом автор.

Во-первых, Южная Корея по всем показателям превосходит своего соперника по полуострову: у Сеула в 40 раз больше ВВП, чем у Пхеньяна, в два раза больше население, он обладает поддержкой мирового сообщества. И союзники Северной Кореи (Россия и Китай) не будут поддерживать Пхеньян в случае возобновления конфликта на полуострове. Даже если на карту будут поставлены существенные экономические интересы США, необязательно, что именно Белому дому на практике придется защищать их. У Сеула более сильная мотивация обеспечить собственную безопасность, и он на это способен.

Внешняя политика должна отражать реалии, сложившиеся на международной арене, а они со временем меняются. После окончания в 1953 году войны на полуострове Южная Корея в случае нового конфликта была бы обречена на крах. На сегодняшний день Сеул может сделать все необходимое для сдерживания и победы над КНДР. У Вашингтона нет нужды защищать тех, кто может защитить себя самих.

Во-вторых, эпоха системы меркантилизма давно прошла. Военных нельзя использовать для продвижения экономических интересов. Хотя экономическое выживание и может стать вопросом существования США, в Азии о такой угрозе речи не идет. И этого, без сомнения, нельзя сказать также о торговле с Южной Кореей.

Также существует необходимость в том, чтобы защищать свободу морского перемещения, в том числе торговые пути. Сдерживание противников США на как можно большем удалении имеет такое же решающее значение. Однако ни один из этих пунктов не оправдывает защиту союзника США средних размеров, с которым у Вашингтона скромные экономические связи. За малую толику сегодняшних затрат Вашингтон мог бы сдерживать любые угрозы международной системе доставки грузов, лишь угрожая ответными действиями, как в случае ирано-иракской войны. В таком шаге было бы больше логики, чем во вмешательстве в вооруженный конфликт на чьей-либо стороне.

Тратить миллиарды долларов для поддержание деловых связей — не самое мудрое вложение, особенно если учесть, что при этом Вашингтон отбирает деньги у каждого гражданина США для защиты прибылей избранного меньшинства. Более того, в случае начала конфликта цена за такую защиту будет заплачена не только деньгами, но и кровью. А если Пхеньян разработает систему доставки ядерного оружия, такие издержки достигнут астрономического уровня.

В-третьих, соседям Сеула есть что терять, и они должны сами принимать меры для ограничения последствий от конфликта. Если начнется вторая корейская война, стоит ожидать ряда гуманитарных, экономических и военных последствий для КНР и Японии. И самым лучшим способом сдерживания КНДР будет подтолкнуть Пекин к более активной роли, которую в Китае возьмут на себя, как только поймут весь спектр последствий для самой Поднебесной в случае начала конфликта на Корейском полуострове.

Таким образом, если превращение союзников в вечных военных приживал является плохой стратегией, то делать то же самое для Пекина вообще странно. США давно пытаются убедить КНР, что политика Пхеньяна вредит не только американским, но и китайским интересам. Донести эту мысль до Пекина будет проще всего, если отойти и позволить Китаю разбираться напрямую с проблемой Северной Кореи.

Какие бы раньше ни выдвигались доводы в пользу того, что Вашингтон должен выполнять роль глобального жандарма, времена изменились. США нет необходимости идти на войну для защиты рынков и торговых партнеров. Наоборот, обладающие большим населением и преуспевающие друзья США должны защищать себя самих, в том числе свои экономические интересы.