Сегодня 90% урологических операций в США делают роботы. Велики возможности техники и в кардиохирургии, нейрохирургии, онкологии, гинекологии, в лечении и протезировании зубов.

Хирургический робот da Vinci
Хирургический робот da Vinci

«Это совершенно другое видение, это новый образ мышления хирурга и образ действий, — отметил генеральный директор Национального медицинского исследовательского центра имени В. А. Алмазова, академик РАН Евгений Шляхто. Если люди попадают в эту новую орбиту, им уже сложно уходить с нее. Это еще один шаг — не хочу сравнивать «Майбах» с другими автомобилями — но это вопросы безопасности, эффективности, доступности, совершенно другие инструменты в медицине. Где-то робототехника — помощник, а где-то заменитель медицинского персонала. В 2019 году в Германии откроется — если говорить о цифровой медицине — «умный госпиталь», где на посту сестры не будет, будет сидеть робот».

Цифровая платформа срочно нужна российской медицине. Ведь с помощью так называемых «биг дата» (Big Data) возможна принципиально иная, гораздо более точная диагностика. Цифровое моделирование операций позволяет снизить риски и осложнения. А малоинвазивное вмешательство за счет использования роботических манипуляторов и инструментов дает возможность уменьшить кровопотерю при операции, человек быстро идет на поправку, не испытывает боли после хирургического вмешательства, не получает послеоперационных осложнений.

В России есть разработки, способные конкурировать с существующими зарубежными аналогами, в частности, с небезызвестным американским роботом DaVinci. Более того, принципиальная позиция разработчиков — не копировать, а создавать оригинальные машины, с принципиально новой архитектурой.

На вопрос «российская платформа — это мечта или реальность», директор Федерального государственного учреждения науки Института конструкторско-технологической информатики (ИКТИ) РАН Сергей Шепнутов ответил, что

«испытания, которые прошли в Пензе, позволили сказать — да, такая платформа реальна. Созданы основные ее элементы, прежде всего, цифровая конфигурация. Основные элементы — манипуляторы, контроллеры, математика, блоки управления и все остальное — это российское».

По словам специалиста, несмотря на большое количество внедренных в мире роботов, остаются нерешенные проблемы, главная из которых — функциональная ограниченность. Это касается все того же DaVinci: далеко не все манипуляции ему подвластны. Нужны принципиально иные машины.

«Копировать da Vinci, иные роботы бессмысленно, потому что это архитектура десятилетней давности. Мы обрекаем себя на отставание, — подчеркнул ученый. — С рыночной точки зрения это тоже невыгодно. Корея сейчас копирует da Vinci и выходит на мировой рынок».

Специалисты ИКТИ РАН пошли по другому пути: обратились к врачам с вопросом, о чем они мечтают в будущем. Выяснилось, что в нынешних роботах не устраивает вес, ограниченная точность, отсутствие обратной связи. Эти проблемы решены в отечественном прототипе: машину можно держать в руках, собрать на столе буквально за час, кроме того, это именно помощник хирурга, позволяющий не терять связи с пациентом.

«Тот прототип, который у нас есть, — он обладает обратной связью, то есть вы можете ткань потрогать. В отличие от DaVinci, где доктор все делает на глаз: то есть, захватив кусок ткани и потянув, он не чувствует усилия, может порвать, и только натренированные глаза позволяют ему на это реагировать. Мы от этого ушли. И российский манипулятор обладает абсолютно иной цифровой архитектурой. Позволю себе сравнение. Если традиционная хирургия — это тот берег, на котором мы находимся, то современная роботохирургия позволила войти в воду новых технологий. Той архитектурой, которую мы закладывали, мы хотели заплыть за те буйки и те ограничения, которыми сегодня обладает роботохирургия», — подчеркнул директор ИКТИ РАН.

Этот и ряд других роботов, разработанных российскими учеными, например, робот «Ломоносов», способный ставить импланты в позвоночник при грыжах, а также созданное МГТУ «Станкин» устройство по установке пломб и имплантов, способное наложить 150 слоев пломбы и создать более совершенный зуб, чем естественный, уже дошли до стадии испытаний на животных. Естественно, нужны еще клинические испытания. Для доработки и внедрения в производство потребуются средства. Звучала цифра 800 млн рублей, применительно к манипулятору ИКТИ РАН. Однако, как выяснилось, речь не идет о выделении государственных средств: достаточно тех инвесторов, с которыми уже сотрудничают специалисты института.

«Наша задача — без государственных денег ввести проект в рамки ОМС», — заявил разработчик, — должен быть инвестор, который поверит в проект и даст деньги».

Ученые предложили создать рабочую группу по разработке цифровой роботической платформы отечественной медицины. Без этого, как считает академик Олег Янушевич, невозможно решить те задачи, которые сегодня стоят перед Россией и ее здравоохранением.

«Политическая ситуация, которая последние годы довлеет, санкции наложили на целые отрасли, включая высокотехнологические, необходимость некоего технологического прорыва», — заявил Олег Янушевич, отметив, что это было озвучено и в последнем Послании президента РФ.

По словам академика, этот прорыв важен для медицины и должен быть направлен на качество медицинской помощи, на снижение смертности и повышение продолжительности жизни населения России.