Выступление на конференции «На пороге научного прорыва» в Центральном Доме журналистов 27 мая 2016 года

Атом
Атом
Kevin Dooley

Человечество ждет прекрасное будущее — сытое, одетое, обутое и довольное, если оно не уничтожит себя в локальных и глобальных конфликтах. Благоденствию цивилизации будет способствовать научная революция, на пороге которой мы сейчас стоим. Прорыв должен произойти, прежде всего, в ядерной физике и ядерной энергетике. Помимо ожидаемого перехода на реакторы на быстрых нейтронах уже сейчас развиваются микро-реакторы для обеспечения энергией удаленных малых поселков, ферм, военных баз. Ставятся задачи по созданию ядерных «нано-реакторов» — компактных ядерных батареек, способных питать электричеством автономные роботизированные устройства практически неограниченное время. Создание таких батареек кардинально изменит облик цивилизации. Произойдет массовое внедрение робототехники в повседневную жизнь.

Для создания ядерной батарейки нужно будет использовать новые, еще не изученные области ядерной физики, к которым ученые только подбираются. Я говорю о низкоэнергетических ядерных реакциях. Их проявления были обнаружены в нескольких сериях независимых экспериментов. Эти эксперименты пока не признаются большой академической наукой, потому что они, на первый взгляд, противоречат общепризнанным представлениям. Но, именно они и являются предвестниками научной революции. Все научные революции начинались с неудобных экспериментов, отвергаемых авторитетными учеными, поскольку они не укладывались в принятую в текущий момент картину мира.

Первые упоминания о низкоэнергетических ядерных реакциях относятся к 20-м годам 20-го века. Американские ученые Джеральд Вендт и Кларенс Айрион экспериментально обнаружили, что при электровзрыве вольфрамовой проволочки в отпаянной колбе образовывался гелий. Сам Резерфорд обратил внимание на эти работы, провел эксперимент на своем — в то время самом мощном в мире — ускорителе и… не подтвердил результат Айриона и Вендта. Удивляться тут нечему — Резерфорд ставил ДРУГОЙ эксперимент. Спустя 90 лет команда российских физиков под руководством доктора физико-математических наук Л.И. Уруцкоева повторила эксперимент Айриона и Вендта на современном оборудовании и полностью подтвердила их результаты. Помимо появления гелия российские ученые обнаружили искажение природного изотопного состава вольфрама, что непосредственно указывало на протекание низкоэнергетических ядерных реакций при электровзрыве. Недавно появились сведения, что аналогичные результаты получены в одном из американских университетов.

В середине 50-х годов прошлого века советский инженер Иван Степанович Филимоненко изобрел теплогенерирующее устройство, в котором протекал электролиз тяжелой воды на палладиевых электродах. Устройство выделяло в несколько раз больше энергии, чем потребляло. В 1980-х годах американцы Стенли Понс и Мартин Флейшман представили общественности аналогичное устройство, объяснив его действие так называемым «Холодным термоядерным синтезом». Это ошибочное объяснение дискредитировало не только Флейшмана и Понса, но и все направление. Только редкие энтузиасты, например, известный японский ученый Йошиаки Арата, на свой страх и риск продолжили его развивать и достигли определенных успехов.

В настоящее время происходит ренессанс идей Филимоненко по созданию теплогенераторов. Исследуются никель-водородные системы для получения избыточной тепловой энергии. Лидерство в этом направлении сейчас принадлежит итальянцу Андреа Росси, но ему «наступает на пятки» наш соотечественник Александр Пархомов, который, в отличие от Росси, не стал скрывать от научного сообщества детали своего эксперимента, опубликовав их в общедоступном электронном журнале. Это привело к настоящему буму в исследованиях низкоэнергетических ядерных реакций.

Помимо энергетики низкоэнергетические ядерные реакции позволяют решить проблему дезактивации ядерных отходов и загрязнений. Российскими учеными убедительно показано, что при электровзрывах, лазерных воздействиях, даже в биологических системах происходит дезактивация радиоактивных элементов — они переходят в нерадиоактивное состояние.

Однако я вынужден добавить в бочку меда ложку дегтя, и немаленькую. Общей проблемой этих и подобных исследований на данном этапе является отсутствие удовлетворительной теории, объясняющей весь круг описанных явлений. А без подобной теории нельзя поставить целенаправленные эксперименты и добиться существенного прогресса в понимании, а главное, применении, низкоэнергетических ядерных реакций. Необходима консолидация усилий разных ученых и специалистов — физиков, химиков, биологов, энергетиков. Только тогда мы сможем приблизить будущее. Только тогда иная картина мира превратится из фантазии в реальность!

Степан Андреев, доктор физико-математических наук, ученый секретарь Института общей физики им. А.М. Прохорова РАН

Читайте развитие сюжета: «Россия — лидер научной революции». А почему шёпотом?