Подсчитывать возможные будущие, еще не понесенные потери от введения углеродного налога — занятие, безусловно, более полезное, чем подсчет будущих, еще не полученных прибылей, и не менее увлекательное к тому же. Но результат в любом случае получится не более чем условный, заявил корреспонденту ИА REGNUM аналитик ФГ «ФИНАМ» Алексей Калачев.

Экономика
Экономика
D-russia.ru
«Подсчеты Минэкономразвития и РБК исходят из ситуации «как есть»: объемы поставок и структура экспорта российских компаний — из прошлого года, платежи — как если бы они уже были приняты. Но они еще не приняты.
План ЕС — это только проект, как минимум еще 1,5 года он будет обсуждаться, согласовываться и приниматься. С 2023 года поставщики только начнут отчитываться по выбросам, с 2026 года только начнут постепенно платить углеродный сбор, сначала довольно щадящий, который будет постепенно увеличиваться до 2036 года.
За это время многое может измениться, в том числе под влиянием отраслевых лоббистов. Изменятся и сами отрасли, в том числе и под влиянием вводимых правил. И будут предприняты какие-то меры правительством России.
Характерно, что подсчеты касаются, прежде всего, продукции черной металлургии и удобрений, но также и цемента, и алюминия. Однако цемента Россия экспортирует в ЕС совсем немного.
Весь его экспорт составляет не более 5% от объема производства цемента, и это — экспорт в основном в страны СНГ и ЕАЭС. Более 90% выпускаемого «РУСАЛом» первичного алюминия производится с использованием электроэнергии ГЭС, то есть из возобновляемых источников.
«РУСАЛ» продвигает свои премиальные марки алюминия в Европе как металл с самым низким углеродным следом и, видимо, платить сбор за эти поставки не будет. В то же время лишены внимания оказались поставки меди, никеля, цинка и других цветных промышленных металлов.
Времени до появления реальных проблем металлургической отрасли с европейскими углеродными сборами довольно много.
Производители много могут успеть сделать для снижения выбросов, начиная от увеличения доли возобновляемых источников энергии и замены систем очистки выбросов, и заканчивая технологической модернизацией производства. Всем этим они уже активно занимаются, судя по ежегодным отчетам по устойчивому развитию.
В качестве рабочей остается также опция перераспределения экспортных потоков. Причем не только смена экспортных направлений, но и работа с поставками конкретных партий продукции.
К примеру, буквально на днях «Норникель» представил первую в истории компании сертифицированную партию углеродно-нейтрального никеля. Это точно такой же никель, произведенный на тех же заводах по тем же самым технологиям, что и другой.
Просто компания перераспределила эффект от снижения выбросов, полученный в результате своих модернизационных мероприятий, таким образом, что «очистила» часть продукции, в то время как другая часть продукции, предназначенная на менее придирчивые рынки, осталась «грязной».
Немало может сделать и государство для защиты отечественных производителей. Заслуживает внимания предложение «Северстали» о развитии в РФ собственной «зеленой» инфраструктуры и собственного внутреннего углеродного регулирования. Это может быть и развитие внутреннего рынка квот на выбросы СО2, и внутренние углеродные сборы.
Если в вопросах углеродного регулирования Россией пойдет сходным с ЕС путем, то это станет серьезной почвой и предметом для согласования российских правил с европейскими правилами.
В этом случае «углеродные» платежи российских производителей по крайней мере останутся в стране и пойдут на развитие российской «зеленой» инфраструктуры и решение собственных экологических проблем, а не в бюджет ЕС.
В любом случае, еще есть время, чтобы «сделать из лимона лимонад», чтобы извлечь пользу для собственной страны, если подойти к проблеме европейского углеродного регулирования более прагматично», — считает аналитик.

Как сообщало ИА REGNUM, когда ЕС начнет в полной мере взимать трансграничный углеродный налог, то он затронет российские поставки в Евросоюз на сумму почти 7 млрд евро и составит 1,1 млрд евро.

Читайте также: Углеродный налог ЕС для России превысит €1 млрд в год

Читайте развитие сюжета: В Совбезе видят в планах ЕС по углеродному регулированию угрозу для России