Несмотря на то, что самое беспрецедентное, что было в ситуации с коронавирусом, это меры китайского правительства по противодействию, «венценосный внеклеточный агент стал настоящей отдушиной для вестников климатического, биологического, экономического и прочих апокалипсисов», отмечает заведующий кафедры мировой экономики, международных отношений и права Новосибирского государственного университета экономики и управления Денис Борисов.

«В информационном поле появляется много спекуляций о последствиях вируса для развития мировой экономики, среди которых встречаются очень одиозные оценки, вплоть до кризисов масштаба «Великой депрессии». Однако нужно понимать, что любая паника — это гигантская поведенческая экономика, которая, манипулируя страхами домохозяйств, формирует новый спрос, новые рынки и сверхпотребление. Оцените масштабы: люди, поддавшись истерии, сметают с полок месячные запасы медицинских, продовольственных и хозяйственных товаров; страховой бизнес кратно увеличивает свои обороты, продавая новые продукты на рынке страхования здоровья, увеличивая ставки по страховкам и осуществляя выплаты по форс-мажорам; правительства и фармацевтические корпорации начинают вливать средства из фондов на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы; горожане отказываются от общественного транспорта в пользу услуг частных перевозчиков — перечислять можно и дальше, но факт остаётся фактом: кому коронавирус, кому мать родная!» — подчёркивает эксперт.

В то же время, говорит Борисов, можно предположить, что ситуация с вирусом повлияет на перераспределение финансовых потоков в отраслевом и страновом разрезах.

«Компании, которые преимущественно работали с китайским рынком и партнёрами, если не смогу перестроиться на другие рынки, очевидно, по итогу года будут фиксировать убытки, особенно это актуально для компаний-импортеров и транспортников. РФ в этом плане находится в зоне риска: в прошлом году КНР стала главным внешнеторговым партнёром для нашей экономики, а в российско-китайских отношениях был зафиксирован исторический рекорд по товарообороту — свыше 100 млрд долларов США. Если ситуация с коронавирусом затянется и последует ужесточение таможенных режимов между КНР и РФ, то, безусловно, это скажется не лучшим образом на российской внешнеэкономической статистике в 2020 году. С другой стороны, распространение вируса связано с пищевыми продуктами, поступает информация, что в Китае фиксируются вспышки свиного гриппа, китайские мясоперерабатывающие предприятия приостанавливают работу. В этой ситуации российская пищевая промышленность может получить режим «зелёного коридора» для поставок продукции на внутренний рынок КНР, чтобы компенсировать снижение предложений от местных производителей. В этом контексте можно говорить о потенциальных возможностях для наших сельхозпроизводителей. В общем, нет никаких оснований для паники, любой кризис — это прежде всего новые условия и возможности».
Денис Борисов

Читайте развитие сюжета: Кто и как в Новосибирске зарабатывает на страхе перед коронавирусом