Прошло уже более трёх лет с тех пор, как граждане Великобритании проголосовали с небольшим, но убедительным перевесом в пользу выхода из Европейского союза. Тем не менее мы до сих пор не знаем, какие экономические отношения будут существовать между Великобританией и 27 странами ЕС, которые она решила покинуть, пишет Ховард Дейвис в статье для издания Project Syndicate.

Иван Шилов © ИА REGNUM

Читайте также: Project Syndicate: политика ЕС оказалась опаснее для мира, чем политика США

Но, несмотря на смену направления и утрату возможности свободно продавать финансовые услуги по всему ЕС, нельзя сказать, что крупномасштабный исход фирм и финансистов из Лондона идёт полным ходом. Французские пекарни и немецкие колбасные магазины по-прежнему ведут бурную торговлю. Почему?

В течение последних трёх лет бухгалтерская фирма EY следила за действиями компаний на фоне Брексита. Последнее исследование, опубликованное в середине сентября 2019 года, показывает, что 40% фирм планируют вывести часть своих операций и сотрудников из Лондона, в то время как 60% крупных компаний объявили о том, что точно это сделают.

Однако количество рабочих мест, которое необходимо перенести из Лондона в другие европейские города, в настоящее время составляет всего 7 тыс., что намного меньше, чем предполагалось пару лет назад. Интересно отметить два потенциальных города, которые, по мнению экспертов EY, больше всего выиграют от переноса рабочих мест из Лондона: Дублин и Люксембург. Это хорошая новость для Лондона, поскольку эти города вряд ли превратятся в крупных конкурентов в сфере финансовой деятельности. Если бы Париж и Франкфурт оказались основными бенефициарами, то долгосрочные последствия для Лондона могли бы оказаться гораздо более угрожающими. Маркетинговые кампании Дублина и Люксембурга пока приносят лишь скромные доходы.

Дублин
Дублин

Однако исследование EY также указывает на обстоятельства, которые могут не понравиться Лондону. Различные компании заявили, что они могут вывести активы из Великобритании. По последним оценкам, около $1,2 трлн активов могут быть перемещены из Лондона в другие финансовые центры, когда Великобритания покинет ЕС. Многие сотрудники, которые несут ответственность за эти активы, пока останутся в Лондоне, но со временем ситуация может измениться.

С другой стороны, исследование EY показывает, что Лондон начинает терять свою репутацию. Финансовая консалтинговая компания Z / Yen публикует Глобальный индекс финансовых центров каждые шесть месяцев на протяжении более 10 лет. Последний рейтинг, опубликованный в середине сентября 2019 года, показал, что, несмотря на то, что Лондон по-прежнему занимает второе место в мире после Нью-Йорка, он начинает терять свои позиции. За последние шесть месяцев лидерство Нью-Йорка окрепло более чем в два раза. Относительный спад Лондона оказался острее, чем у любого другого мирового финансового центра, а Париж поднялся вверх.

Действительно, разрыв между Лондоном и Парижем сократился до 45 пунктов по сравнению с 88 пунктами в марте 2019 года. Переезд Европейского банковского органа в Париж и решение Банка Америки так же перенести свою торговлю евро из Лондона, вероятно, оказали ключевое влияние на снижение глобального индекса британской столицы.

Париж
Париж

С другой стороны, выяснилось, что не так уж просто убедить высокопоставленных сотрудников переехать из Лондона в другую европейскую страну. Даже итальянцы и французы, которых попросили переехать обратно в Милан или Париж, часто выступают против такого переезда. Их дети учатся в британских школах, а супруги работают в Лондоне. Некоторых сотрудников пугает необходимость вновь вернуться поближе к своим папе и маме!

Что ещё более важно, так это то, что глобальный рынок представляет собой сложную экосистему. Трейдеры могут переехать, но окажется ли ИТ-инфраструктура других городов такой же продвинутой, как в Лондоне? Смогут ли компании также с лёгкостью найти высококвалифицированных консультантов и юристов в других городах, как на «квадратной миле» (территория Лондонского Сити — крупного делового и финансового центра).

Всё это мешает компаниям предпринять масштабные действия. Вместо этого они пытаются найти обходные пути для преодоления нормативных проблем, с которыми они непременно столкнутся, когда Великобритания покинет единый рынок.

Читайте также: Foreign Policy: в чём заключаются истинные цели Джонсона?

После Брексита ЕС может перейти на многополярную финансовую модель, состоящую из различных финансовых центров, — маленьких и больших, — воспользовавшись своими сравнительными преимуществами. Дублин и Люксембург укрепят свои позиции, особенно в сфере управления активами. Европейский центральный банк выступит в качестве полюса притяжения для Франкфурта. Сделки в евро всё чаще будут происходить в еврозоне, в то время как Лондон, вероятно, останется в обозримом будущем окном ЕС в более широкий мир.

Лондон
Лондон

Пользователям финансовых услуг придётся заплатить определённую цену, поскольку доминирующий единый финансовый центр в большинстве случаев является более эффективным и более дешёвым. Но после Брексита всё изменится, при этом среди оставшихся 27 стран ЕС нет единого мнения относительно возможной единой альтернативы Лондону.

Читайте развитие сюжета: Джонсон готов просить ЕС об отсрочке Brexit