Торстейн Веблен. Теория праздного класса. М.: URSS. 2019
Торстейн Веблен. Теория праздного класса. М.: URSS. 2019

Торстейн Веблен. Теория праздного класса. М.: URSS. 2019

Проблема неравенства прочно вошла в официозную международную повестку дня: её регулярно поднимают Всемирный банк и другие крупные финансовые институты (во многом способствующие росту неравенства), государственные статистические службы регулярно рассчитывают коэффициент Джини (показать имущественного расслоения).

Ясно, что неравенство — один из самых очевидных раздражителей для народа, лежащих на поверхности показателей порочности системы. Поэтому игнорировать его — плохая стратегия, лучше дать ему более мягкую «официальную» трактовку, представить как нечто случайное, побочное (например, следствие «коррупции»), преходящее для развития капитализма в конкретной стране, сгладить его последствия. Наконец, борьба с «неравенством» — хорошая альтернатива классовой борьбе, позволяющая сохранить видимость «единства» общества, когда деление на богатых и бедных считается в известной мере случайным, зависимым от индивидуальных качеств.

В конце концов, не хотим же мы «уравниловки»? Так ли принципиально, сколько получает 1% самых богатых граждан — если растёт общий уровень жизни и сокращается нищета? Иными словами, что конкретно стоит за разговорами о «неравенстве», кроме абстрактного ощущения несправедливости? В чём его экономические и социальные последствия?

Интересный взгляд на неравенство даёт в работе «Теория праздного класса» классический американский социолог и основоположник институционализма Торстейн Веблен. Автор подходит к вопросу с позиций социальной психологии. Он прослеживает, как с древнейших времён формировалось высшее общество со своей прислугой, этот непроизводительный «праздный класс», какие нормы общественной жизни порождались его господством и какое влияние они оказывали на жизнь остальных классов, а также направление развития человечества.

Веблен показывает, что разница между паразитическим праздным классом и трудовыми классами — не количественная, а качественная. Оформление праздного класса связывается с разделением труда и появлением частной собственности. По Веблену, мирный производительный труд с древних времён становится уделом общественных «низов», находящихся в подчинённом положении: женщин, рабов, феодальных крестьян и т. д. Высшие же классы занимались «доблестной» деятельностью, вроде охоты и войны, приносившей им богатую добычу, а затем — стали жить на доход от этой отвоёванной (или накопленной) частной собственности.

 Генрих Семирадский. Похороны знатного руса. 1892
Генрих Семирадский. Похороны знатного руса. 1892

Естественно, господа навязывали всему подчинённому обществу собственные стандарты: их непроизводственная деятельность, соответствующие ей качества и сопутствующие занятия признавались чем-то хорошим и достойным, в то время как производительный труд становился чуть ли не чем-то постыдным. Подчёркивание своей непричастности к «низкому» труду стало, по Веблену, определяющей чертой господской культуры. Оно принимало две основные формы: демонстративной праздности и демонстративного потребления.

Большая часть книги Веблена посвящена именно тому, как эти стандарты, продвигаемые праздным классом, искажали развитие всех сфер общественной жизни: от спорта и образования — до производства и религии. Везде утилитарность и даже красота отходят на второй план. Всё становится избыточным, вычурным, искусственно усложнённым, требующим больших денег и свободного времени. Начинают цениться такая внешность и такие личные качества, которые несовместимы с производительным трудом. Неравенство становится не количественным, а качественным, внутренне необходимым для системы.

«Жажду богатства в силу ее природы почти невозможно утолить в каждом отдельном случае, а об удовлетворении общего стремления к богатству большинства, очевидно, не может быть и речи. Как бы всеохватывающе, поровну или «справедливо» ни распределялся общий прирост общественного благосостояния, он нисколько не приблизит насыщение той потребности, почвой для которой является стремление каждого превзойти всякого другого в накоплении материальных ценностей… Когда возрастающая эффективность производства дает возможность обеспечить средства к существованию меньшими затратами труда, усилия участников производства не ослабляются, а направляются на достижение более высоких результатов в демонстративном потреблении. С появлением вследствие увеличения эффективности производства возможности сбавить темп напряженность труда не ослабевает, а прирост выработки обращается на удовлетворение потребности в демонстративном потреблении, которая может расти бесконечно, подобно тому как, по экономической теории, растут обычно высшие, или духовные, потребности».
Торстейн Веблен

Каждому человеку, чтобы достичь в обществе высокого статуса, приходится включаться в гонку праздности и потребления. Иначе он не только потеряет уважение окружающих, но и не сможет, например, заключить выгодный контракт или завести нужные связи. Но праздность и потребление разрастаются настолько, что начинают пожирать уже все деньги, силы и время людей.

Василий Суриков. Богач и Лазарь. 1873
Василий Суриков. Богач и Лазарь. 1873

Веблен замечает, что в итоге людям попросту не остаётся ресурсов на саморазвитие, участие в политической деятельности и т.д. Эту ситуацию мы бы назвали «обществом потребления». Сегодня некоторые западные экономисты, вроде Роберта Фрэнка, подкрепляют эти наблюдениями тревожными фактами: высшие слои общества задирают стандарты жизни, пытаясь подчеркнуть свою элитарность, а остальное общество силится за ними поспеть, что неадекватно взвинчивает среднюю стоимость жизни в стране.

Читайте также: «Выскочки» у власти — совпадение или правило капитализма?

«Характерные черты, служащие… интересам общества, скорее бесполезны для индивида, чем полезны. Они отвлекают его от стремления к денежной прибыли, но и в поисках доходов они заставляют его искать доходы косвенными, неэффективными способами, обращаясь в качестве источника к производству, а не к уверенной карьере мошенничества. Трудолюбие довольно последовательным образом оказывается помехой для индивида».
Торстейн Веблен

Стратегически же расточительство верхов входит в противоречие с потребностью развития производства, которое у Веблена связывается с прогрессом общества в целом. В частности, автор указывает на то, что класс господ переложил управление производством на наёмных менеджеров и специалистов и перешёл к более доходной и менее трудоёмкой деятельности — финансовым спекуляциям, угрожающим реальной экономике.

Стоит отметить замечание Веблена о почти полной идентичности психологии праздных капиталистических господ и преступников: современная история знает немало примеров того, как эти группы перемешиваются.

Однако Веблен считает, что, как праздность высшего класса толкает его к консерватизму, так занятость в производстве толкает рабочих, и в особенности техническую интеллигенцию, к изменению общества. Реальный прогресс (отождествляемый тут с развитием техники) затрагивает трудящихся и не затрагивает праздный класс, что подготавливает победу первых. В этом моменте концепция Веблена напоминает идею власти Господина над Рабом у Гегеля, которая заканчивается победой связанного с трудовой деятельностью Раба над доблестным Господином (эта схема разбирается, например, в «Господстве» Игоря Исаева).

Читайте также: Закон против свободы: как скрывается господство при капитализме

«Отношение праздного… класса к экономическому процессу является денежным отношением — отношением стяжательства, а не производства, эксплуатации, а не полезности… Их функция является по своему характеру паразитической, а их интерес заключается в том, чтобы обращать все, что только можно, себе на пользу, удерживая все, что попадается под руку… Однако современной экономической ситуации эти финансовые институты никак не соответствуют… Коллективные интересы любой современной общности сосредоточиваются на производственной эффективности. Отдельный человек, занятый производительным трудом, полезен для общества где-то пропорционально его производительности. Этому коллективному интересу наилучшим образом отвечают честность, усердие, миролюбие, добрая воля и отсутствие эгоизма, а также привычное распознавание причин и предвидение следствий в их связи, без примешивания анимистической веры и без ощущения зависимости от каких-либо сверхъестественных вмешательств в ход событий».
Торстейн Веблен
Давид Тенирс Младший. Богача ведут в ад. 1647
Давид Тенирс Младший. Богача ведут в ад. 1647

В целом автор крайне проницательно описывает извращённую логику праздного класса, в которой неравенство является обязательным компонентом, а также критерием для качественного разделения человечества. Помимо специфических для США того времени черт, в тексте можно найти разбор множества до сих пор не утративших актуальность феноменов, а также предвосхищение ряда популярных психологических концепций, вроде пирамиды потребностей (со всеми оговорками Маслоу).

Вместе с тем видно, что Веблен нащупывает эту логику капиталистической системы интуитивно, вслепую. Он заходит именно со стороны видимости, стереотипов мышления, психологии — что и составляет «тело» институтов. Анализируя их, автор то и дело подходит ко вполне материалистическому марксистскому пониманию развития общества, но не делает последнего шага.

Например, он фиксирует зависимость психологии и культуры классов от развития производительных сил. Более того, Веблен даже подмечает здесь диалектическую связь: экономический «базис» порождает общественные отношения, а затем уже эти отношения влияют на то, в какую сторону пойдёт развитие «базиса». Однако социолог ограничивается констатацией, что эти процессы начинаются «одновременно» и просто влияют друг на друга. Их основание же он ищет совсем в другой плоскости — странном смешении дарвинизма и индивидуальной психологии.

Так, особенности мышления рабочих Веблен выводит не из характера их труда, а из некоего то ли врождённого, то ли приобретённого («привычка», но передающаяся по наследству) «инстинкта мастерства». Автор доходит даже до совсем абсурдных рассуждений на тему связи черт характера, характерных для класса господ в разные исторические эпохи, с… этническими типами людей: «долихоблондом, брахицефалом и средиземноморским типом»! Довольно умозрительны и его тезисы о древнем обществе.

Впрочем, социопсихологический подход получит развитие в ХХ веке. Например, Эрих Фромм в «Анатомии человеческой деструктивности» выдвинет в чём-то схожую с вебленовской теорию двух культур, одна из которых (реально существующая) основывается на элитарности, господстве, частной собственности и развивает деструктивность, а другая (существовавшая ранее и потенциально возможная) — основана на кооперации и развивает взаимопонимание.

Веблену не хватает метода, чтобы правильно соединить свои наблюдения в систему, корректно выстроить их взаимосвязи. Однако именно анализ сознания праздного класса и созданной им культуры дал результаты, актуальные и сегодня. Веблен обозначил реальные системные проблемы, которые создаёт неравенство, а также пояснил, почему оно — не случайно, а необходимо для класса господ при капитализме. Потому не стоит сегодня обольщаться тем, что стремительно растущее неравенство стало «официальной» проблемой, с которой «стараются» совладать. Равно как и думать, что рост неравенства не исказит жизни всего общества.