Первое, чего не следует делать, — путать число безработных предпенсионеров в России с числом обратившихся в службы занятости. Да, для неискушенного человека это может показаться одним и тем же, однако, на самом деле это совершенно разные вещи, заявил корреспонденту ИА REGNUM аналитик ГК «ФИНАМ» Алексей Коренев.

Фердинанд Ходлер. Безработный. 1891
Фердинанд Ходлер. Безработный. 1891

«По данным опросов, социологических исследований и анализу рынка труда по состоянию на конец апреля количество трудящихся в России составляло 74,9 млн человек.

Еще 3,6 млн человек работы не имели, но активно её искали, то есть являлись безработными (именно по таким критериям в соответствии с международной организацией охраны труда подсчитываются безработные — кто не имеет работы, но активно её ищет)», — пояснил эксперт.

Из общего числа безработных на апрель этого года лишь 18,1% обращались в службу занятости. Остальные 81,9% искали работу самостоятельно. Почему? Потому, что толку от служб занятости практически никакого.

В подавляющем большинстве случаев предлагаемые ими вакансии совершенно не устраивают соискателей ни по роду профессиональной деятельности, ни по оплате и иным условиям труда, ни по уровню профессиональной компетентности.

«В итоге за апрель 2019 года в службы занятости обратились 170,6 тысячи человек, а найти работу смогли лишь 84 тысячи, то есть менее половины. Так что фактическое количество безработных предпенсионеров в разы больше, чем те цифры, что озвучил Роструд, и составляет более полумиллиона человек», — считает Коренев.

Как сообщало ИА REGNUM, в России по состоянию на 1 апреля 2019 года порядка 113 тыс. граждан предпенсионного возраста официально числятся безработными в службах занятости.

Читайте также: Роструд назвал число безработных предпенсионеров в России