Экономика или экология – что выберет Норвегия?

Правительство Норвегии одобрило крупный шельфовый проект по добыче нефти. Но далеко не все представители власти рады развитию прибыльной для страны отрасли

Анна Горохова, 5 июня 2018, 07:45 — REGNUM  

Норвегия переживает трудные времена. Сформированное в январе правительство на практике подтвердило смену своего вектора: прежде целиком консервативное, оно стало консервативно-центристским и объявило новую эру «моды» на защиту окружающей среды — в стране, зависимой от добычи и экспорта нефти.

Конфликт идей и интересов был разожжен еще в начале года. Буквально через несколько дней после вступления в правящую коалицию Либеральной партии, не поддерживающей развития нефтяной отрасли, министерство нефти и энергетики Норвегии объявило выдачу рекордных 75 новых шельфовых лицензий на разработку нефтяных месторождений.

«Наша лицензионная политика дает нефтяным компаниям возможность делать открытия, необходимые нам для обеспечения в будущем хозяйственной деятельности и создания рабочих мест, эффективного освоения ресурсов, образования стоимости и финансирования государства всеобщего благосостояния», — подчеркнул министр нефти и энергетики Норвегии Терье Севикнес.

Читайте также: Против Норвегии начинается суд за разрешения разведки нефти в Арктике

Экологические активисты горячо протестовали против выделения новых площадей под бурение скважин, аргументируя это тем, что Норвегия таким образом нарушает Парижское соглашение по климату.

«Это безумие — наблюдать, как расширяются лицензионные раунды, тогда как климат находится в зависимости от снижения добычи нефти», — считает лидер организации Nature and Youth Гауте Эйтеръюр.

Споры (основанные на научных данных) о том, что влияние всякого рода промышленности на изменения климата стремится к нулю, европейским странам не свойственны. В официальных заявлениях представители власти всегда призывают противостоять глобальному потеплению, однако на деле экономические выгоды берут верх над громкими словами. И Норвегия продолжает увеличивать число лицензий на нефтедобычу.

Читайте также: Плоды уступок в Баренцевом море: как Норвегия пользуется ошибкой России

«Зеленый» псевдоним

Наибольшее количество лицензий (17 штук) получила Statoil — крупнейшая нефтегазовая компания Норвегии и Северной Европы, один из крупнейших поставщиков сырой нефти на мировом рынке. Statoil обеспечивает около 60% шельфовой добычи углеводородов Норвегии, для экономики которой очень важен нефтегазовый сектор (на него приходится около 22% норвежского ВВП).

Какова ирония: крупный игрок нефтяного рынка в середине мая 2018 года решил сменить свое название, убрав из него слово oil — «нефть». Сегодня компания называется Equinor, и здесь тоже не обошлось без борьбы за сохранение окружающей среды.

Причиной смены имени стала ориентация компании на рынок возобновляемой энергетики, которым активно интересуется как Норвегия, так и весь Запад.

«Мы превращаемся из нефтегазовой компании в комплексную энергетическую компанию. Новое название воплощает равенство (equality) и равновесие (equilibrium). Оно показывает, как мы связаны с людьми, энергией, окружающей средой, будущим», — заявил президент компании Эльдар Сетр.

Как ни назови, но нынешняя Equinor остается компанией, активно исследующей арктический шельф Норвегии, и планы ее не меняются. Более того, в начале года руководство компании заявило о скором начале работ на одном из крупнейших месторождений на шельфе Норвегии.

Эпоха возрождения

Нефтяное месторождение Йохан Кастберг в акватории Баренцева моря было открыто компанией Statoil в 2011 году. Запасы оценены в 400−650 миллионов баррелей нефти. Раньше проект считался нерентабельным, но в результате научных поисков наиболее дешевых технологий шельфовой добычи его реализация стала возможна. Норвежская нефтедобывающая отрасль, уставшая от неудач последних лет, теперь ждет экономического роста.

Проект со скрипом, но был одобрен норвежским правительством: на днях постоянный комитет парламента по энергетике и экологии большинством голосов принял решение о разработке месторождения. В пояснительной записке к решению сказано, что нефтедобыча в Баренцевом море обеспечит гражданам Норвегии рабочие места и лучший уровень жизни. Реализация проекта, согласно заявлениям Statoil, вернет тысячи рабочих мест отрасли, потерянные во время экономического спада. Добыча первых объемов нефти с месторождения Йохан Кастберг запланирована на 2022 год, всего этих ресурсов хватит более чем на 30 лет.

Власти также оговаривают возможность строительства нефтяного терминала в поселке Вейднес на севере страны. Это место на высоком мысе и с завораживающим видом на Баренцево море давно стало привлекательным для туристов. Поэтому планы по «экономическому развитию и занятости населения Северной Норвегии» сталкиваются с аргументами природозащитников. За короткий период работы нового правительства активистам уже удалось отстоять целый архипелаг.

Экологически чистое правительство

Партия прогресса, Консервативная партия и Либеральная партия, объединив усилия, отстояли продление запрета на разведку и добычу нефти в районе Лофотенских островов. Министерство нефти и энергетики утверждает, что в недрах на этой территории лежит 1,3 млрд баррелей нефти. В свою очередь, Фонд дикой природы (WWF) заявляет, что район Лофотен служит нерестилищем для 70% всей рыбы, вылавливаемой в северных норвежских водах. В итоге лакомый для добывающих компаний архипелаг остался документально защищен от бурения.

Защита уникальных природных территорий — задача добросовестного правительства. Но такие громкие заслуги, как защита Лофотенов, выглядят по меньшей мере странно по соседству с иными «экологическими» решениями властей Норвегии. Так, в той же политической платформе содержится пункт, который обеспечивает налоговые льготы для электромобилей на весь срок нахождения правительства у власти.

«Это делается с целью дальнейшего увеличения продаж электромобилей, в чём Норвегия является несомненным мировым лидером, — сообщает The Independent Barents Observer. — В прошлом году половина новых автомобилей, проданных в Норвегии, обладала либо чисто электрической, либо гибридной силовой установкой».

Читайте также: Экологическая паранойя: судоходство в Арктике под угрозой запрета

В вопросах будущего Арктики как международного региона норвежское правительство по-прежнему сосредоточено на «сохранении напряженности, международного сотрудничества, рационального использования морских биоресурсов и особого упора на климатических сдвигах».

О добыче нефти власти Норвегии говорят слишком противоречиво. Но пока оппоненты бросаются в крайности и ведут продолжительные споры за каждый кусок земли или шельфа, страдает общее состояние страны. Поэтому компромиссы неизбежны.

Нефтяная промышленность была, есть и будет одним из основных источников бюджетных поступлений Норвегии. Но отраслевые компании обязаны отвечать хотя бы минимальному набору требований экологических организаций и их сторонников «наверху». И должны искать новые и новые возможности для сокращения выбросов и углеродного следа. Тогда, вероятно, все останутся довольны.

Читайте развитие сюжета: Норвегия выдает новые лицензии на нефтедобычу в Баренцевом море

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail