Зерновая арифметика для государства: алтайский фермер разложил «полцены»

Аграрии по-прежнему не видят действенных мер по урегулированию проблем зернового рынка и указывают на перекосы рыночной экономики: цена зерновых падает, а стоимость произведенных из них продуктов, напротив, — растёт

Светлана Шаповалова, 15 декабря 2017, 11:26 — REGNUM  

Судя по ответу, один из актуальнейших для сибирских аграриев вопросов о низкой цене зерновых и отсутствии сбыта не слишком впечатлил Владимира Путина в ходе вчерашней пресс-конференции. Делать выводы пока рано, но глава государства согласился с тем, что производители зерна нуждаются в поддержке. Вместе с тем он считает важным разобраться, не преувеличивают ли проблему, говоря о том, что рекордный урожай приходится реализовывать за полцены.

Алтайский фермер, руководитель крестьянской-фермерского хозяйства в Шипуновском районе одним из первых почувствовал на себе все «прелести» происходящих экономических процессов. И так называемую рыночную цену на алтайское зерно разложил на собственном примере.

«Себестоимость зерна складывается из многих составляющих. Это и затраты прошлых лет, и амортизация, и текущий ремонт, и заработная плата с начислениями, минеральные удобрения, гербициды, пестициды, затраты на протравливание семян, а также общепроизводственные, общехозяйственные и другие расходы. Вот и считайте.

Покупка нормальных семян обойдется в 2000 рублей на гектар. Далее. На посев и уборку гектара зерновых уходит порядка 40 литров ГСМ (плюс дизельное масло). Это еще 1600 рублей. Затраты прошлых лет — 300 рублей на гектар. Зарплата с начислениями составляет как минимум 600 рублей на гектар. Внесение средств защиты растений и работа с ними — 1800 плюс 150 рублей за гектар. Из прочих расходов: перевозка транспортом — 80 рублей, обработка на току — 50 рублей, электроэнергия — 10 рублей, амортизация и текущий ремонт 150 рублей. Всяких прочих общехозяйственных производственных затрат набегает около рублей 200 рублей. Итого — 6940 рублей.

Делим итог на полученную урожайность, 12 центнеров с гектара, получаем приблизительную себестоимость — около 5700 рублей. А за крайнюю партию зерна мне заплатили всего 5075 рублей!» — пояснил Владимир N.

Прогноз о многочисленных банкротствах алтайских фермеров он считает наиболее вероятным.

«У меня больше половины урожая уже продано, а кредиты — 4,7 миллиона рублей — не погашены. Прочих долгов более 2,5 миллиона рублей накопилось. Все из-за катастрофического падения цены зерновых. Порядка 10−12 миллионов потеряно только на этой разнице. Если посчитать по прошлогодним расценкам, то с выращенного в этом году урожая я бы выручил 7 миллионов рублей. На эти деньги можно было бы жить и работать в следующем году», — признался фермер.

Напомним, несмотря на погодные условия, Алтайский край в текущем агросезоне собрал более 5 миллионов тонн зерновых. Но еще задолго до окончания уборочных работ цена стала резко падать, а потом и вовсе замерла на отметке 5−5,5 тыс. рублей за тонну. В этих условиях помог бы экспорт и государственные интервенции, но с первым возникли проблемы из-за недостатка вагонов и большой удаленности от портов, а со вторым инструментом и вовсе казус вышел: в правительстве РФ решили не проводить государственные закупки (при этом регулярно «кормят» обещаниями, что они, возможно, все-же начнутся).

Читайте также: Алтайский зерновой рынок замер в ожидании «инопланетян»

Не могла не повлиять на падение цены зерновых и налоговая политика: зерновых трейдеров во избежание махинаций с НДС призвали подписать хартию и дали понять, что в УФНС РФ известны все, кто использует в своей работе «серые» закупочные схемы. Времени на то, чтобы заместить в этой цепочке посредников, налоговики не оставили. Вот и получили то, что имеем.

Читайте также: За хлебным фронтом: к чему приведёт падение цен на урожай?

В отсутствие приемлемых рынков сбыта многие алтайские фермеры (именно они в регионе выращивают основную массу зерновых) лишились возможности рассчитаться за взятые под урожай кредиты. До февраля 2018 года они должны банкам более 2 миллиардов рублей. О пролонгации кредитов говорилось много, но по факту это мало чем поможет крестьянам. Прежде всего потому, что отсрочка все равно ухудшит кредитную историю и автоматически лишит получения льгот в будущем году.

Напомним, что и в 2016 году урожай зерновых на Алтае тоже был довольно высоким — порядка 4,5 миллиона тонн в бункерном весе. Но крестьяне, напротив, были довольны полученным результатом и строили планы на дальнейшее укрепление своих хозяйств.

«Прошлогодний урожай давал нам возможность приобретать более дорогие семена, минеральные удобрения. Мы могли себе позволить дважды произвести подкормку и другие мелиоративные мероприятия провели. Так как почти миллион рублей потратили на запчасти, рассчитывали купить еще один комбайн. Теперь это несбыточная мечта.

Но самое страшное — кадры. Механизаторы, комбайнёры уезжают из села. Ведь в Барнауле можно зарплату найти в пределах 20−25 тысяч. Этих денег хватит, чтобы нормально жить и отдыхать по выходным, а не в грязных сапогах грязь месить, чтобы развивать животноводство», — подтвердил Владимир N.

А что же местные власти? По словам первого заместителя председателя правительства края Александра Лукьянова, будущей весной сельхозпредприятиям нужно изменить структуру посевных площадей и заняться выращиванием востребованных и высокорентабельных культур.

«Надо вводить в оборот востребованные, высокомаржинальные по цене культуры — это рапс, соя, кукуруза на зерно, чечевица, нут. Если так реально посмотреть, цена рапса не снизилась нисколько. Как была в прошлом году закупочная 20 тысяч, так и по этому году. Точно так же нет вопроса с такими культурами, как лён. Вот решение вопроса. Я надеюсь, что нас услышат», — цитируют слова Александра Лукьянова «Вести-Алтай».

Но, судя по мнению, высказанному в интервью ИА REGNUM другим алтайским фермером, слова чиновника имеют мало общего с объективными обстоятельствами.

«По чечевице у нас тоже перепроизводство. В этом году её как минимум в три раза больше посеяли, чем в прошлом. И сейчас эту культуру тоже проблематично сдать. Если на будущий сезон её еще больше насеют, то вообще некуда девать будет. Экспорт тоже ограничен. К тому же чечевица не входит в перечень культур, по которым субсидии на перевозку обещают. Как и нут, впрочем. Да, его цена доходит до 120−150 тысяч руб. за тонну. Но при норме высева порядка 200 кг на гектар тоже имеются риски, что посеют много и цена существенно просядет, не позволяя окупить даже семена.

Рапс и лен в текущем году сохраняют позиции, — возможно, и в будущем году сохранят. Только прогнозировать это можно на высоком уровне. Даже на уровне региона навряд ли такой прогноз точный кто-то даст.

По рапсу: основной потребитель Китай. Одно решение по запрету ввоза — и весь рапс может остаться у производителей края с вытекающими», — ввёл в курс дела руководитель одного крупного алтайского хозяйства.

В завершение заметим. Трудности аграриев (или даже банкротства) — это, конечно, серьезная проблема. Но куда более важный вопрос — продовольственная безопасность.

Если мы говорим о кризисе перепроизводства, то чем больше продукции, тем ниже должна быть её цена. Но по российским магазинам этого не скажешь. Известно, что из килограмма зерна должен получиться примерно килограмм хлеба. Тогда почему 200-граммовая булка хлеба «7 злаков» стала стоить 32 рубля (160 рублей килограмм), а килограмм необходимого для ее выпечки зерна — 5 рублей?

Читайте также: Килограмм зерна на килограмм хлеба: кривая арифметика российского АПК

И ладно бы эта разница, как в случае с ценой на бензин, уходила в доход государства (кто не знает — доля налогов в конечной цене каждого проданного литра автомобильного топлива составляет порядка 65%). В зерновой цепочке «аграрии — прилавки магазинов» миллиарды рублей падают в чей-то другой карман.

Читайте ранее в этом сюжете: Путин согласился, что производители зерна нуждаются в поддержке

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail