Одним из самых громких событий в Белоруссии на этой неделе стало подписание президентом республики Александром Лукашенко 23 ноября декрета «О развитии предпринимательства» — ключевого для либерализации экономики страны. Документ, с одной стороны, призвал обеспечить «раскрепощение» бизнеса, повысить деловую активность в Белоруссии. С другой стороны, правоприменительная практика декрета еще не определена, многие формулировки звучат слишком размыто, сам текст декрета пока не опубликован, да и возможно ли вообще таким образом изменить что-то в стране в лучшую сторону — спорный вопрос.

Александр Лукашенко
Александр Лукашенко
Иван Шилов © ИА REGNUM

Об основных положениях документа ИА REGNUM уже не раз писало. Поэтому лишь напомним, что положения декрета, как заявлено властями, охватывают около 95% сфер, где сосредоточен практически весь малый и средний бизнес. Для этих предпринимателей упрощают многие административные и технические барьеры, систему регистрации, создают налоговые послабления. Документ находился на рассмотрении у Лукашенко с 26 сентября. Очевидно, что за всё это время президента ничего не смутило, хотя могло бы.

Методические рекомендации по применению норм декрета о развитии предпринимательства еще не разработали. Как заявил 24 ноября руководитель аппарата совета министров, председатель совета по развитию предпринимательства Александр Турчин, сделают это «в ближайшее время», чтобы было понятно, как использовать нормы декрета. Из этого можно сделать вывод, что сейчас не особенно ясно, как положения декрета будут применять. Получается, что формальность этого мероприятия настолько велика, что никто не позаботился о том, чтобы подумать об условиях применения норм хотя бы примерно до предоставления декрета на подпись президенту.

Как и следовало ожидать, за тем, как Лукашенко поставил свою подпись под документом, из официальных белорусских СМИ последовали заявления до этого неизвестных экспертов о том, какую пользу декрет принесет стране. Например, в интервью «БелТА» директор инкубатора малого предпринимательства ООО «Правовая группа «Закон и порядок» Михаил Кейзеров заявил, что за счет декрета удастся создать институт саморегулирования бизнеса с минимальным вмешательством государства, правда, повышается ответственность предпринимателя за свои действия, но «зато какие открываются возможности для развития собственного дела!».

Однако в истории с декретом много «черных пятен». В частности, слишком размыто звучит формулировка об установлении административной ответственности руководителя за обеспечение нормальной работы предприятия. Как сообщили в пресс-службе президента Белоруссии, в положении декрета прописано, что если предприниматель не принял меры для нормальной организации работы предприятия, что повлекло вредные последствия, но признаков преступления или иного административного правонарушения нет, то предусмотрен штраф от 10 до 200 базовых величин. По этому поводу директор аналитического центра «Стратегия», член Совета по развитию предпринимательства Ярослав Романчук заявил агентству «БелаПАН», что подобные формулировки выгодны контролерам и чиновникам, у которых есть задание по количеству выписываемых штрафов и которые будут решать, наказывать руководителя или нет.

К тому же даже если предположить, что такой декрет мог бы в теории помочь экономике Белоруссии, то в любом случае приняли его слишком поздно. Лет так на 20 или даже 25, сейчас стране необходимы более радикальные реформы, считает руководитель ассоциации малого и среднего предпринимательства Сергей Балыкин, сообщал портал Naviny.by.

Балыкин также подчеркнул, что принятие этого декрета вряд ли изменит в Белоруссии отношение к бизнесу, поскольку опыт показывает, что экономическая либерализация в республике всегда делает сначала один шаг вперед, а потом два назад, поэтому в этом декрете может не обойтись и без «подводных камней».

Читайте также: «Это шаг против либерализации»: у налоговиков Белоруссии — новая инициатива

Тем более, что в Белоруссии уже есть печальный для либералов опыт с директивой президента №4 о развитии предпринимательской инициативы и стимулировании деловой активности, которая была принята еще в 2010 году, но которую так и не реализовали. Поэтому, по мнению Балыкина, для официального Минска, может, и не столь важно задумываться о том, как будет действовать декрет, сколько показать западным кредиторам, что какие-то либеральные реформы в стране проводят.

Такая версия развития событий выглядит реалистично на фоне того, что еще в начале 2017 года президент республики говорил о том, что изменения экономики Белоруссии в либеральную сторону не будет. Выманивание денег из кредиторов даже можно было бы назвать хитрым планом Лукашенко, если бы такие полумеры, а также экономический кризис в целом не наносили удары по населению.

Александр Лукашенко
Александр Лукашенко
Иван Шилов © ИА REGNUM

И хотя 20 ноября совет министров утвердил увеличение с 1 декабря тарифных ставок для некоторых категорий сотрудников, занятых в учреждениях социального обслуживания и культурно-просветительских организациях, связано это было с тем, что в стране многие низкоквалифицированные, но при этом физически тяжёлые работы в принципе не оплачивают даже по «минималке». В итоге профсоюзам приходится доплачивать работникам. Вместе с тем 22 ноября чиновники второй раз за год решили повысить стоимость питания в детских садах, школах и средних специальных учебных учреждениях.

Читайте подробнее:

Подтянут до «минималки»: в Белоруссии повышают зарплаты бюджетникам

Пока бизнес в Белоруссии раскрепощают, дорожает питание в школах и детсадах

И всё это произошло только за последнюю неделю на фоне того, что выполнить поручение президента об увеличении размера средней заработной платы по стране до тысячи белорусских рублей (около 29 тысяч российских) удаётся разве что в Минске, где, по октябрьским данным Белстата, этот показатель достиг чуть более 840 рублей (около 24,5 тысяч российских). Другим же регионам о подобном остается только мечтать.

Между тем, как выяснилось из ответа министерства по налогам и сборам Белоруссии на запрос депутата палаты представителей национального собрания республики Анны Канопацкой, в ведомстве никто не знает, во что государственному бюджету обходится обеспечение исполнения декрета «о тунеядцах». Всё потому, что исполнение документа осуществляется за счет бюджетных средств в совокупности с другими расходами, связанными с работой налоговых органов. То есть никто и не думал считать, насколько экономически эффективным окажется декрет? Получается, так. Ведь декрет, вопреки тому, что говорят принимавшие этот документ чиновники, не может помочь в решении проблемы с безработицей. И в этой ситуации отчитываться перед населением за то, сколько денег тратится из бюджета на декрет, который граждан же угнетает, в министерстве по налогам и сборам не считают нужным.

Читайте также:

Во что обходится Белоруссии «горе-декрет» о «тунеядцах»?

"Вы хотите просто армию рабов»: белорусы — против декрета «о тунеядцах»

Причем, безусловно, нельзя сказать, что сам Александр Лукашенко игнорирует экономические и социальные проблемы, сильно обострившиеся в последние несколько лет, возлагая всю надежду только на либеральные преобразования, ведь он довольно опытный политик. Так, 21 ноября на заседании правительства, Нацбанка, облисполкомов и минского горисполкома белорусский лидер заявил, что, несмотря на рост ВВП почти на 2%, «самоуспокоенности быть не может», потому что доходы населения должны увеличиваться, а также необходимо активнее создавать новые рабочие места. Однако к тому, что поручение Лукашенко об ускорении роста экономики Белоруссии будет исполнено в ближайшем будущем, скептически относятся многие иностранные эксперты.

Александр Лукашенко
Александр Лукашенко
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Критикующие Минск финансовые организации как на Востоке, так и на Западе, уверены в одном: Белоруссию ждет затяжная стагнация. Например, в отчете Евразийского банка развития говорится, что в этом году белорусская экономика вырастет не более, чем на 1,8%, а в среднесрочной перспективе восстановление роста экономики республики «будет сдерживаться существующими структурными ограничениями в экономике, прирост ВВП в 2018—2020 годы составит 1,7%». Европейский банк реконструкции и развития прогнозирует, что в 2017 году рост экономики Белоруссии составит 1,5%, а в следующем — всего 2%, намекая на то, что если Минск не ускорит проведение реформ, если не будет проводить их масштабнее, то перспективы экономического роста неутешительны. Ровно об этом же заявляет и Международный валютный фонд, Всемирный банк в своем ноябрьском отчете по Белоруссии подчеркивает, что республике «светят» в ближайшие годы низкие темпы экономического роста.

Учитывая всё это, становится всё более очевидным, что цель либеральных изменений в экономике Белоруссии — это не повышение уровня жизни населения, это не путь выхода из кризиса, а очередная попытка Минска создать для иностранных кредиторов видимость проведения в стране реформ.

Читайте также: Либерализация экономики Белоруссии: «Закон — отдельно, практика — отдельно»

Читайте развитие сюжета: «Номенклатура переиграла Лукашенко»: либеральный декрет не спасет бизнес