Уходящий посол Евросоюза в России, этнический литовец, бывший глава МИД Литвы Вигаудас Ушацкас в интервью телеканалу «Дождь» рассказал, как однажды столкнулся в лифте с президентом России Владимиром Путиным, который поинтересовался у дипломата, почему президент Литвы Даля Грибаускайте так критически относится к главе России.

Даля Грибаускайте и Владимир Путин
Даля Грибаускайте и Владимир Путин
Пресс-служба президента Литвы

«Мы в лифте ехали после переговоров. В лифте (были) только президент Еврокомиссии (Жозе Мануэль) Баррозу, президент Путин, я и пара охранников. Мне казалось, что лифт ехал не 40 секунд, а 40 минут. Потому что эти переговоры велись очень жестко и сложно. Не было никакой обоюдной симпатии. И вдруг президент Путин поворачивается ко мне и говорит: «Чего она на меня всё время гонит?» — рассказал Ушацкас. Он уточнил у Путина, о ком идет речь. Тот пояснил, что имеет ввиду президента Литвы Далю Грибаускайте. «Я ему говорю, ну как на вас не гнать, если вы тут угрожаете Украине, угрожаете Литве, ввели уже санкции в отношении литовского экспорта, сельскохозяйственной продукции. Мы должны на это ответить, что нам еще делать?» — пояснил посол.

Консерватор Ушацкас, конечно же, лукавит. И это легко проверить, просмотрев хронологию высказываний Грибаускайте о России и лично Владимире Путине с момента её вступления на пост главы страны. Можно смело утверждать, что воссоединение Крыма с Россией для президента Литвы стало настоящим подарком, который она встретила с искренней радостью. Не меньшей, чем сами россияне. Правда, мотивы разные. Именно возвращение Крыма в Россию создало фундамент для истерии Грибаускайте, которую она начала задолго до украинских событий. Однако тогда у неё не было никаких аргументов на международной арене, и бывшая выпускница ленинградского университета и преподаватель партшколы коммунистической партии выглядела несколько помешанной. Другое дело сейчас, когда с трибуны ООН можно кричать про «оккупацию» и «аннексию». Но вернёмся к мотивам и ответу на вопрос — почему «гонит»?

10 февраля 2010 года в Финляндии президент Даля Грибаускайте встречается с премьер-министром России Владимиром Путиным. Встреча должна была вывести из застоя отношения стран. К тому моменту они не были напряженными, но и активными — не назовёшь.

В сентябре 2017 года Грибаускайте заявляет литовским СМИ, что на той встречи Путин выставил Литве некий список неприемлемых требований, который Грибаускайте героически отвергла. Российская сторона опровергла такое заявление. Несмотря на то, что прошло уже почти восемь лет, проверить, кто в чём был заинтересован, совершенно не сложно.

Не Путину в феврале 2010 года было надо что-то от Литвы, а Грибаускайте — от России. И администрация президента Литвы тогда это чётко признала. В сообщении пресс-службы главы государства отмечается, что на встрече обсуждались энергетические вопросы. Грибаускайте отметила, что Литва заинтересована, чтобы механизм тарифов на экспортируемый из России в Литву газ был более гибким и соотносился с принципами цен для других потребителей Европы. Даля Грибаускайте также предложила Владимиру Путину создать общий проект по очистке Балтийского моря от опасных веществ и химического оружия времен Второй мировой войны. И подчеркнула необходимость, чтобы «литовский бизнес не дискриминировался в России». «Россия — важный торговый партнер Литвы, а взаимоотношения станут теснее, если к литовским компаниям, работающим в России, будут применяться те же условия и требования», — цитировала тогда слова Грибаускайте пресс-служба президента Литвы.

Другими словами, Грибаускайте просила Путина по целому ряду вопросов, а не наоборот. Единственное, что просочилось как желание российской стороны во время той встречи, это предложение Литве участвовать в строительстве Балтийской АЭС в Калининградской области. После встречи Грибаускайте сообщила литовским СМИ, что отклонила сделанное Путиным предложение совместно строить новую АЭС в Калининграде. «Да, приглашал, практически убеждал, что она (АЭС в Калининграде) важна, неизбежна, и что Литве было бы выгодно в этом участвовать. Я очень четко сформулировала, что Литва будет строить свою (АЭС) и что мы не планируем участвовать в строительстве этой станции», — сказала Грибаускайте.

Чувствуете разницу: «приглашал», «практически убеждал» с «это не было предложение дружить или сотрудничать: либо ты встаешь на колени и исполняешь, либо ты враг — я не могла принять такие отношения».

С этого момента, с февраля 2010 года, Грибаускайте начинает свою кампанию против российских властей и лично Путина. В начале — пытаясь дискредитировать международные проекты России, повсюду называя Россию «ненадёжным партнёром», призывая отказаться от российского рынка и диверсифицировать экспорт. И многое-многое другое. Задолго до начала войны санкций 2014 года.

А после украинских событий — время сольного выступления. Грибаускайте говорит, что «Россия — террористическое государство», а «Владимир Путин — Адольф Гитлер». Она является единственным президентом Евросоюза, который на каждой международной встрече говорит о якобы скорой «агрессии России против Прибалтики», отмечая при этом, что балтийскими странами дело не ограничится, так как российские ракеты долетят «даже до Лиссабона». Литву Грибаускайте называет «форпостом НАТО» в «борьбе с враждебной Россией».

Так почему так «гонит»? Для этого нужно вернуться к списку желаний, который Грибаускайте озвучила Путину на февральской встрече 2010 года. «Недискриминация литовского бизнеса», читай, протекция. «Литва заинтересована, чтобы механизм тарифов на экспортируемый из России в Литву газ был более гибким», читай — скидки и дешёвый газ, нефть, электричество в обмен на лояльность. И далее по списку. Эти желания были отклонены. Литва не получила ни скидок, ни «крыши» для литовского бизнеса. Возможно, во время той встречи премьер Путин дал это чётко понять. Тем более если Литва сама не захотела участвовать в энергетических проектах России по соседству. Как только Грибаускайте поняла, что её никто в России не собирается дотировать, она резко сменила риторику и принялась монетизировать собственную «путинофобию». И, надо сказать, ей это удалось!

После 2020 года поток дотаций ЕС в Литву резко сократится, а к 2022 и вовсе сойдёт на нет. Перспектива — близка к тупику. Евросоюз «доить» себя больше не даст, Россия — даже не собиралась давать. Срочно был нужен третий путь. И его в Литве нашли: регулярно повторять на весь мир о скорой, буквально вот-вот, агрессии со стороны России. Войне в буквальном смысле этого слова. Что это даст? Быть «главным форпостом» НАТО перед лицом «российской угрозы» — денежное занятие. И первый размещённый батальон в Литве — только тому подтверждение. Далее мольбы о развёртывании систем ПВО, других подразделений. Всё это надо содержать. Под всё это выделят деньги. Не такие, какие давал ЕС, но своему кругу хватит.

Читайте ранее в этом сюжете: Литва в 2014 году: Ярость брошенки

Читайте развитие сюжета: Грибаускайте навсегда: президент Литвы не уйдёт из власти