Фотография плотно вошла в современную жизнь, и всё большее количество людей изъявляет желание постигнуть азы фоторемесла. Спрос порождает предложение, и многочисленные фотошколы появляются как грибы после дождя. Но каждая ли из них дает те знания, за которыми идет потенциальный ученик? Чтобы разобраться в этом, корреспондент ИА REGNUMпообщался с основателем и преподавателем петербургской «Фотошколы «5,6» Еленой Скибицкой.

«Бездна»
Автор: Калягина Наталья
«Бездна»
Автор: Калягина Наталья
© Фотошкола «5,6»

: Как Вы пришли к тому, чтобы открыть свою школу?

До того, как это событие состоялось 11 лет назад, я преподавала в двух фотошколах. В первой сразу очень не понравилась программа, высосанная из пальца, не понравился подход к делу. А когда было озвучено: «Вы совсем не обязаны их чему-либо научить», что это «не всякому дано», и что «главное, чтобы слушатели пришли на курс и его оплатили, а если к концу курса никого не останется — вам же лучше, на работу ходить не надо», поняла, что так работать просто не смогу.

Если я взялась научить — учу. Категорически не согласна с тем, что «это не всякому дано». Да, приходящие ко мне на курс люди — разной степени одаренности от природы, разная подготовка (смешно было бы предположить, что есть в наше время те, кто ни разу не держал в руках камеру). Просто тем, кто менее одарен, потребуется приложить несколько больше усилий на первом этапе.

Вторая фотошкола мало чем отличалась, главное — деньги, меня оттуда просто уволили.

: С какими трудностями Вы столкнулись, когда открывали школу?

Трудностей не помню, кроме страха. Но один человек задал мне вопрос: «Чем тебе помогли твои работодатели?» Ответ был очевиден — ничем, если хотя бы не мешали. Поборола страх, стала работать сама.

: Вы ведете занятия по своему авторскому курсу. В чем его особенность?

Пришедшие на курс зачастую обладают некоторым, большим или меньшим, количеством отрывочных знаний, часто противоречивых. Я даю систему знаний, в которую можно уложить и связать между собой то, что уже знакомо, легко ориентироваться в новой информации, в том числе и в ее достоверности. Фотография — дело практическое, и давать одну теорию — нет смысла. В курс включены учебные съемки, которые проходят по специально разработанной программе тестовых съемок, позволяющие убедиться, как изменение предустановок влияет на получаемое изображение. К тому же слушатели получают навыки съемки.

: Кто в основном приходит к Вам учиться?

В основном это те, кто недоволен обезличенным усредненным изображением, которое получают при съемке в полном автомате. Кто замечает, что видел одно, а камера сняла так, «как у всех». Тот, кто хочет при съемке получать те изображения, которые видят и хотят получить, а не те, что запрограммированы алгоритмами программного обеспечения.

: Чем ученики объясняют свое желание постигнуть азы фоторемесла — стать профессионалами в этой области, расширить кругозор или какие-то другие причины?

Не спрашивала. Одну из причин — указала выше. Зачастую человек снимал телефоном, «мыльницей», и его всё устраивало. Потом приобрел дорогую камеру и… фотографии получаются много хуже, чем снимал его смартфон.

Я не ставлю перед собой задачу готовить профессиональных фотографов или фотохудожников на курсе основ. Но меня очень радует, что мне удается им передать мою любовь к фотографии, к процессу съемки. И к концу курса те, кто пришел только для того, чтобы освоить свою камеру, изъявляют желание идти дальше. Я очень рада, что многие избрали фотографию своей профессией и уже более десятка — члены творческих союзов.

: В описании школы указывается, что занятия в группе намного эффективнее индивидуальных. С чем это связано?

На теории это никак не сказывается, мне не важно, сколько человек в аудитории, когда читаю курс. Это важно, когда мы выезжаем на практику. Все снимают одно и то же, в одинаковых условиях освещения (какую погоду дадут), и камеры у всех примерно одного класса. Но неизбежно у кого-то фотографии получаются лучше, у кого-то не очень получилось с первого раза… Фотографии распечатываются, и мы их смотрим, сравниваем. Сам собой отпадает вопрос, что в тех условиях невозможно было снять. Мне не приходится взрослому человеку, который по жизни хороший специалист в какой-то другой области или начальник, которому «не указывают» на недочеты, говорить, что он сделал что-то неправильно, не так. Если народу пара-тройка человек, то возможна ситуация, когда не получилось ни у кого. Ну и соревновательный дух (этого не отнимешь) тоже играет роль.

: В вашей школе есть базовый и творческий курсы. Последний проходит совместно с известными фотографами Петербурга. Кого именно Вы приглашаете для таких творческих встреч и как они проходят?

Встречи у нас не часто. На творческий курс приходят мои ученики, которых заинтересовала художественная фотография и которые хотят продолжить обучение. Как правило, это те, кому очень не нравится всё, что они снимали «в режиме полного автомата» до курса основ, а что хотят снимать и как — еще не определились. На курсе даются темы для съемки, они известны на полугодие. Каждую неделю — новая тема. Фотографии под номерами вешаются на стену, сначала проходит тайное голосование за три лучшие фотографии, потом обсуждение. Оно проходит по-разному. Так осваиваем фотографический язык, учимся решать изобразительные задачи, да и «вход» в художественную фотографию — через фотоконкурсы. Есть творческие отчеты, совместные выезды на съемки, выставки.

: Вы обучаете работать как с пленочной, так и с цифровой камерой. Такие разные техники предполагают разную методику преподавания?

Я пока только думаю запустить лабораторный процесс.

: Есть ли в Ваших планах расширение школы и открытие филиалов в других городах?

Таких планов нет.

«Маленький человек»
Автор: Гараженко Алина
«Маленький человек»
Автор: Гараженко Алина
© Фотошкола «5,6»

Читайте развитие сюжета: Детская фотография на грани с психологией