«Враньё на вранье»: как «убили» пациентку в алтайском селе

Следствие не нашло оснований наказать алтайских врачей, не оказавших должную помощь пациентке, погибшей в результате острой коронарной недостаточности. Письмо СУ СК РФ, в котором об этом сказано, не только родственники, но и некоторые доктора считают издевательством

Светлана Шаповалова, 11 марта 2019, 12:09 — REGNUM  

Родственники пациентки из Топчихинской ЦРБ, которая умерла на следующее утро после того, как её более двух часов продержали в приёмном покое и вместо реанимации положили в терапевтическое отделение, шокированы ответом следователей одного из отделений СУ СК РФ по Алтайскому краю. Из их письма, с которым ознакомился корреспондент ИА REGNUM, следует, что, несмотря на выявленные нарушения (дефекты в оформлении медицинской карты и не выполненные в полном объеме клинические рекомендации Российского кардиологического сообщества по неотложной кардиологии), у правоохранителей нет никаких оснований возбуждать уголовное дело. А всё потому, что опрошенные в ходе проверки должностные лица заявили, что имеющиеся у пациентки заболевания изначально «обусловили неблагоприятный исход в виду низкого реабилитационного потенциала».

«Сказать, что я в шоке, ничего не сказать… Вранье на вранье, начиная со времени вызова скорой мамой», — поделилась Татьяна Афанасьева, дочь погибшей женщины.

Примерно такого же мнения придерживаются и медики данной ЦРБ, которые ранее рассказывали о проблемах данного медицинского учреждения.

Напомним, в августе 2018 года жительница Топчихи Валентина N. и не думала готовиться к смерти, когда, почувствовав, что ей нездоровится, посетила участкового врача.

«Да, проблемы со здоровьем у неё были, и серьёзные — перенесла три инфаркта. Но наступил сезон засолок, и вечером она готовилась мариновать огурцы. А тут самочувствие ухудшилось, но что болит — не поймёт», — поясняла ранее социальный работник. 28 августа 2018 года помощница и подумать не могла, что в последний раз видит Валентину живой.

Соцработник — это именно та женщина, которая доподлинно знает, что её подопечная провела в приёмном покое Топчихинской ЦРБ более двух часов и это — именно тот свидетель, который может подтвердить время прибытия в больницу, а также то, что пришлось ещё ездить домой к пациентке за документами, подтверждающими предыдущие инфаркты.

В итоге Валентину и вовсе положили в терапию только лишь на том основании, что кардиограмма ничего не показала, а значит, в реанимации пациентка не нуждается. Но даже студент-медик знает, что после трёх инфарктов по кардиограмме сложно что-либо понять, следовало провести дополнительные исследования. А их не было. Погибшая впоследствии женщина, как известно, до утра находилась одна в одиночной палате, хотя если бы её госпитализировали в реанимацию, то наверняка заметили бы ухудшение состояния и хотя бы попытались спасти.

Читайте также: Горе. Как «убивают» пациентов и медицину в Алтайском крае

Чтобы нас не обвинили в разглашении врачебной тайны, отметим, что, если ознакомиться с ответом следователей, даже неспециалисту становится понятно, что должностные лица Топчихинской ЦРБ проверили «самих себя» и дали показания именно те, которые позволили бы избежать наказания. Между тем доподлинно известно, что реанимационное отделение в день поступления Валентины не работало вовсе. Настораживают и другие несоответствия — во времени смерти и времени поступления в стационар.

И ещё вопрос: если, кроме кардиограммы, никаких исследований не проводилось, удивляет, на каком основании медики сделали вывод о неблагоприятном исходе? И если этот исход предполагался изначально, то почему больная попала не в реанимацию, где бы уж точно заметили остановку сердца, а в обычную палату? Но самое главное в этой истории — это то, что и далеко не рядовые медики Топчихинской ЦРБ признают: они НЕ сделали всё возможное, чтобы эта пациентка выжила.

«Понимаете, одно дело, когда делали всё возможное и не спасли, а здесь другое — не сделали. Так вот мы — не сделали», — отмечала ранее одна из участковых докторов из Топчихинской поликлиники.

Напомним, у алтайского минздрава на этот счёт железная «отмазка»: в октябре 2018 года врио замминистра Сергей Насонов ответил, что, согласно п.1,2 ст.13 ФЗ «Об основах здоровья граждан РФ», у дочери нет правовых оснований для ознакомления с документами, отражающими состояние здоровья и диагноз матери.

В региональном Росздравнадзоре, до которого удалось достучаться только при помощи руководителя общественной приёмной общероссийского движения «За реальные дела» (Москва), сообщили, что по факту проверки оказания медицинской помощи Валентине N. нарушения выявлялись:

«Не в полной мере оценено соответствие организации деятельности медицинской организации, её структурного подразделения, врача требованиям положений, регламентированных порядками оказания медицинской помощи», — ответило ведомство.

Но, судя по ответу, кроме предостережений минздраву Алтайского края, никаких иных серьёзных оргвыводов сделано не было. За смерть Валентины в Топчихинской ЦРБ никто даже не извинился. Между тем известно, что с 2014 по 2018 год из этого медучреждения уволились 47 специалистов. Причём многие, с кем довелось поговорить лично, утверждают, что причина — в пристрастном отношении главврача, в придирках и словесных унижениях руководства ЦРБ, в постоянных штрафах и недоплатах. Многие и рады бы рассказать об этом публично, но боятся: в селе с работой туго. Кто мог — уехал. Вот и терпят, получая копейки вместе с унижениями и принуждениями к дежурствам, а также — страхом, что и с ними самими может произойти то, что не смогла пережить Валентина N.

Вот и выходит, что в отдельно взятой ЦРБ «убивают» не только медицину. Уже и до пациентов очередь дошла. А правоохранительные органы что-то слишком мягко относятся к этой беде.

Читайте ранее в этом сюжете: Цена страха: в здравоохранении алтайского райцентра случилась беда

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail