В Чувашии продолжаются разбирательства и выяснение условий содержания людей в местах предварительного заключения. Если проблема с переполненностью в следственных изоляторах в целом снята, то «пыточные условия» сохраняются в части санитарно-гигиенических требований и бытовых условий, в «запущенном состоянии» в уголовно-исполнительной системе находятся больницы, но более всех — стражная комната в Республиканской психиатрической больнице, куда «давно не ступала нога прокурора». Как передаёт корреспондент ИА REGNUM, данные вопросы были обсуждены на круглом столе по проблемам обеспечения прав человека в местах предварительного заключения.

Фотодемонстрация условий содержания в изоляторах
Фотодемонстрация условий содержания в изоляторах
ИА REGNUM

Обсуждение инициировал уполномоченный по защите прав человека в Чувашии Юрий Кручинин, чья работа практически с самого начала посвящена в основном данной теме. По крайней мере, в публичном пространстве. Было подчёркнуто, что цель круглого стола — «ни в коей мере не выяснение отношений между институтами гражданского общества и органов исполнительной власти», «цель — обсуждение назревших проблем соблюдения прав как арестованных, так и отбывающих срок в ходе досудебного разбирательства в местах принудительного содержания».

Была приведена статистика. В структуре МВД по Чувашии функционируют 16 изоляторов на 232 места, спецприёмник для подвергнутых административному аресту на 75 человек и помещения для задержанных лиц (в каждом отделе внутренних дел). В 2015 году через них прошло 12 179 человек (в 2014 году — 11 284), в том числе 165 несовершеннолетних (в 2014 году — 178). При этом существенно возросла нагрузка на спецприемник: если в 2014 году здесь содержалось 2893 арестованных, то в 2015 году их число достигло 3826 арестованных, а среднесуточное наполнение выросло с 60 до 64 человек.

«В условиях продолжающейся декриминализации ряда преступлений небольшой тяжести, число потенциальных клиентов подразделения будет только возрастать. Строительство Шумерлинского приемника, способного разгрузить единственный функционирующий специальный приемник, в практическую плоскость не переводится», — говорится в отчёте чувашского омбудсмена.

Читайте также: Переполненные СИЗО в Чувашии предлагают разгрузить домашними арестами

В системе УФСИН действуют четыре помещения, функционирующие в режиме следственного изолятора, а также два СИЗО: один из них расположен в Чебоксарах напротив Введенского собора (построен в 1609 году — самый старый следственный изолятор в России), второй находится в Цивильске (построен в 1848 году). По данным УФСИН, в 2008 году при лимите в 580 человек в изоляторах было 662 заключённых, в I квартале 2016 года при лимите в 470 человек содержалось 439.

Омбудсмен отметил, что «ситуация изменилась в лучшую сторону», и в следственных изоляторах практически сняты вопросы перелимита. Помимо состояния самих зданий, которые нуждаются в ремонте, острыми остаются вопросы создания санитарно-гигиенических и коммунально-бытовых условий размещения подозреваемых и обвиняемых. «Мы, конечно, далеко ушли от тех пыточных условий, которые были в них ещё в начале 90-х годов. Но нам ещё далеко от европейских стандартов содержания спецконтингента», — подчеркнул Юрий Кручинин.

Было отмечено, что Еевропейский суд по правам человека, оценивая жестокое обращение, исходит из трёх основных критериев: на каждого арестанта должно приходиться минимум 4 кв. метра помещения, одно спальное место и возможность свободно перемещаться в камере. Если одно из них нарушено, то жалоба признаётся обоснованной. Со ссылкой на данные Генпрокуратуры было отмечено, что в 2015 году было 68 обращений от граждан России, в их пользу взыскано от Российской Федерации 100 тыс. евро. «У нас тоже были обращения», — сообщил старший помощник прокурора Чувашии Виталий Алексеев, с ходу перечислив четыре фамилии.

«Да, формально у нас соблюдается санитарная норма в 4 кв. метра, но если критично подходить, то в эту площадь включаются туалетные комнаты, которые не должны быть включены, а также вспомогательные помещения. Мы не выдерживаем по этому формальному параметру», — признал омбудсмен Чувашии, напомнив, что не случайно по закону один день пребывания в изоляторе приравнивается суткам в колонии: «Исходя из закона, получается, что в колонии, где сидят уже осуждённые судом, условия лучше, чем в СИЗО, где люди отбывают предварительное заключение».

Читайте также: В Чувашии разбирались, почему комнаты ожидания в колониях — в «запущенном состоянии»

Поэтому особые надежды возлагаются на новый следственный изолятор (№3) в Чебоксарах на 500 мест, где на каждого заключённого будет приходиться ориентировочно по 7 кв. метров. Его планируется сдать в конце 2016 года. Участники встречи предположили, что «многие вопросы тогда разрешатся».

Особое внимание в ходе обсуждения было уделено медицинской помощи. «Все больницы в уголовно-исполнительной системе в очень запущенном состоянии. Если взять Республиканскую туберкулёзную больницу на территории колонии №6, то такое ощущение, что это какой-то проклятый участок территории, куда все боятся заходить», — был эмоционален Юрий Кручинин.

Сохраняется острота проблемы устаревшей инфраструктуры Республиканской больницы для осуждённых в Чебоксарах (колония №4), где долгое время не проводился капитальный ремонт. Здесь помощь получают не только заключённые, но и находящиеся в изоляторах. По мнению омбудсмена, косметические ремонты «этой застарелой проблемы не просто не решают, но и создают обманчивое мнение о принятии конкретных мер для полноценного улучшения бытовых условия пациентов».

Юрий Кручинин обратил особое внимание на то, что из изоляторов выходят на свободу 30−40% арестантов: «Почему они должны выходить из этих тюремных условий на свободу уже с признаками туберкулёза, инфекционных заболеваний, психологических травм?».

Больше всего критики было высказано по поводу стражной комнаты (на пять человек) в Республиканской психиатрической больнице. Сюда помещаются арестанты для проведения психиатрической экспертизы, нормативные сроки проведения которой составляют 30 дней. В частности, было отмечено, что конвоировать приходится по общему коридору, арестанты «сидят без ежедневных прогулок», без возможности проветривания помещения и «нормальной солнечной инсталляции», без биотуалета — охранник приносит по запросу ведро.

«Более того, там должно быть минимум четыре камеры, потому что есть категории, которые вместе содержаться не могут. Это несовершеннолетние, спецсубъекты, женщины и рецидивисты. Уповаем на, что нет большого потока — а если он будет?.. Пыточные условия. Такое ощущение, что мы мстим за что-то, хотя они только обвиняемые, а не осуждённые. Не обижайтесь, но туда давно не ступала нога прокурора и Минздрава. Если найдётся кто-то грамотный или смелый, или ему помогут, и он напишет куда следует, то мы прогремим на всю Российскую Федерацию», — уверен Юрий Кручинин.

Заместитель министра здравоохранения Татьяна Богданова подчеркнула, что министерство решает проблему, часть замечаний уже устранена. «Не всегда всё в наших силах», — умерила пыл омбудсмена замминистра. По её словам, на переоборудование помещения и организацию места для прогулки необходимо 25 млн рублей. Но есть второй вариант: в Уфе в рамках федерализации данных процессов готовы проводить психиатрическую экспертизу бесплатно, в этом случае необходимо решить вопрос с финансированием транспортировки подследственных. По словам Татьяны Богдановой, ежегодно в Чувашии проводится около 160 экспертиз, из них в стражной палате — порядка 60.

Вопрос финансирования поднял и начальник отдела организации охраны МВД по Чувашии Сергей Клочков, сообщив, что в 2015 году министерство дважды выходило в республиканское правительство «с письмом» о рассмотрении возможности выделения бюджетных средств на ремонт изоляторов, которые не соответствуют нормативным требованиям. В частности, силовики просили средства на ремонт изоляторов временного содержания в Чебоксарах и Урмарском районе, а также на обеспечение специальными техническими средствами. Был получен ответ, что финансирование «не представляется возможным» — со ссылкой на дефицит бюджета, обязательства по социальным программам и выполнение ряда других задач. В то же время, в других регионах Поволжья выделение средств на ремонт и поддержание зданий изоляторов в надлежащем состоянии осуществляется в рамках госпрограмм профилактики правонарушений. В числе наиболее показательных примеров были приведены Татария, Башкирия, Удмуртия, Нижегородская область.

Такая позиция чувашского правительства удивила общественников. «Соблюдение прав человека является предметом совместной деятельности — федерации и регионов. Услышал из ответа то, что это не является предметом деятельности региона, и ухо резануло. Соблюдение прав и свобод человека является высшей ценностью и задачей всех органов власти», — акцентировал внимание правозащитник Алексей Глухов.

— И обозначен гарант, — поддержал Юрий Кручинин.

— Обозначен гарант, представитель которого вышел, — подхватил Алексей Глухов.

Участники посмотрели на красноречиво пустующее место, которое занимал замруководителя администрации главы Чувашии Алексей Метёлкин. Он покинул зал задолго до окончания круглого стола. «Очень показательно», — едва слышно прошелестело в зале.

Читайте развитие сюжета: Денег на стражную комнату с «пыточными условиями» в бюджете Чувашии нет