Адвокат Тер-Саркисов: "Сафарян находится в больнице и на свободе"

Москва, 29 июня 2007, 19:00 — REGNUM  Адвокат объявленного сбежавшим 25 июня из-под стражи Амбарцума Сафаряна рассказал корреспонденту ИА REGNUM некоторые подробности того, что происходило с его подзащитным на самом деле. Сафарян находится на лечении в связи с обострением заболеваний сердечно-сосудистой системы, сообщил адвокат Михаил Тер-Саркисов, подчеркнув, что мера пресечения в отношении его подзащитного не избиралась и обвинение ему не предъявлено.

"Мой подзащитный подозревается в совершении преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере) и ч. 3 ст. 165 УК РФ (причинение имущественного ущерба)". "Уголовное дело было возбуждено по заявлению человека, который на протяжении десяти лет был компаньоном Сафаряна, - пояснил адвокат корреспонденту ИА REGNUM. - Они создали несколько компаний, в том числе ОАО "Группа "Финвест".

Как отметил адвокат: "Группа проводила много интересных и перспективных проектов, куда входила и компания "Желтое такси", и в какой-то момент компаньон решил вывести из дела Сафаряна. В конце 2004 года он заявил, что хочет заниматься самостоятельной деятельностью, и, не найдя общий язык с компаньоном, инициировал первое уголовное дело против него. Оно было передано для расследования в Генпрокуратуру, хотя при подобных обстоятельствах вопросы о разделении компаний чаще всего рассматриваются в порядке гражданского делопроизводства в арбитражных судах. В феврале 2007 года было возбуждено еще одно уголовное дело. В течение этих двух лет Сафарян всегда являлся по вызову следователя, активно способствовал раскрытию данного преступления, виновником которого он не является, надеясь, что переданные следствию факты помогут найти истинных виновников происходящего. Однако 20 июня 2007 года Сафарян был задержан как подозреваемый по делу в кабинете сотрудника Генпрокуратуры и препровожден в ИВС на Петровку-38. Прокуратура настаивала на заключении Сафаряна под стражу. Первое заседание по этому вопросу было назначено на 22 июня, затем срок временного задержания Сафаряна был продлен еще на 72 часа (максимальный срок задержания) до 13 часов 26 июня".

26 июня во время рассмотрения ходатайства Генпрокуратуры о заключении Сафаряна под стражу в Басманном суде ему стало плохо в связи с тем, что у него обострились имеющиеся ранее заболевания. Как сообщил адвокат, его подзащитному были вызваны две бригады "скорой помощи", которые одновременно и независимо друг от друга подтвердили наличие у Сафаряна гипертонического криза и предынфарктного состояния. В 12:50 по мск судьей Дубровиной было принято решение о направлении Сафаряна для обследования и госпитализации в 20-ю городскую больницу Москвы.

"Несмотря на то, что в 13:00 по мск истекал максимально возможный срок задержания Сафаряна в качестве подозреваемого, постановление по ходатайству об избрании меры пресечения в виде заключении его под стражу не было вынесено", - подчеркнул Тер-Саркисов.

Как утверждает адвокат, сотрудники правоохранительных органов, сопровождавшие подозреваемого по дороге в больницу, остановили "скорую помощь" и препроводили Сафаряна в ИВС на Петровку-38, где в течение часа, несмотря на его протесты и не учитывая состояние здоровья подозреваемого, пытались допрашивать его в отсутствие адвоката и заставить подписать некоторые документы. После вмешательства узнавших об этом адвокатов Сафаряна его доставили в 20-ю больницу. "В это время находящийся в 20-й больнице другой следователь Генпрокуратуры попытался убедить работников больницы выдать заключение о том, что Сафарян здоров", - утверждает адвокат.

Прибывший в больницу Михаил Тер-Саркисов, по его словам, возмутился происходящим, указав сотрудникам прокуратуры на то, что они собираются произвести повторное незаконное задержание его подзащитного. Как пояснил Тер-Саркисов, следователи Сафаряна на тот момент продолжали считать его задержанным, хотя срок задержания истек два часа назад. "Вызванные в связи с этим в больницу два наряда милиции отказались выполнять требования о задержании Сафаряна, понимая, что это незаконно, - подчеркнул адвокат. - После длительных переговоров со мной и руководством прокуратуры сотрудники Генпрокуратуры более не препятствовали его отъезду, но обязали меня явиться в Басманный суд Москвы к 17 часам того же дня, ссылаясь на указание судьи. Когда я прибыл в суд в указанное время, судья выразила недоумение, так как срок содержания Сафаряна под стражей истек пять часов назад, и подобных указаний сотрудникам прокуратуры она не давала".

Как утверждает Тер-Саркисов, в течение последующих дней работниками прокуратуры проводились обыски в доме Сафаряна и в квартире его отца, основаниями для которых, согласно постановлению, были розыск ценностей, а также изъятых из оборота средств, оружия и наркотиков. "В ходе обысков были изъяты произведения искусства известных мастеров, личные вещи членов семьи Сафаряна и даже детские крестильные крестики. Работники прокуратуры мотивировали это тем, что данное имущество может быть отнесено к нажитому преступным путем. При этом у 83-летнего отца Сафаряна, инвалида ВОВ, были изъяты даже фотографии его молодости", - рассказал Тер-Саркисов корреспонденту ИА REGNUM.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.