Игорь Мурадян: Нагорный Карабах перед политическим и социальным выбором

Ереван, 21 октября 2006, 00:24 — REGNUM  Нынешнюю ситуацию в НКР вполне можно обозначить, как "лед тронулся". Довольно длительный период относительно мирного существования обусловил рафинацию интересов различных слоев и групп общества, постановку обществом ряда весьма фундаментальных вопросов: каким должна быть карабахская государственность, на каких принципах строиться и развиваться; каковы должны быть ценности, исходя из национальных и местных особенностей; каковыми должны быть место и роль НКР в армянской действительности; в чем должны заключаться социальные приоритеты. Карабахское общество, возлагающее столько надежд на "неприкаянный статус" карабахской идеи, обнаружило, что в дальнейшем придется жить и отстаивать свои права на "общих основаниях". Выяснилось, что помимо внешних вызовов, не менее серьезны и опасны внутренние угрозы. Ограниченное численно и пространственно гражданское общество НКР все более ощущает коллективную ответственность за судьбу страны, рассматривая главную социальную угрозу для традиционного общества в тех негативных новациях, которые утвердились в столице Республики Армения - в Ереване. Конечно, в прежние времена невозможно было подступиться к таким задачам, так как до-гукасяновский период карабахской истории не оставлял степени свободы для какой-либо социальной динамики. Аркадий Гукасян сумел утвердить в НКР стиль политической терпимости и отрицания насилия, благодаря чему стало возможным и положить основы образования гражданского общества. Но парламентские выборы 2005 года выявили проблемы в демократическом развитии и становлении правового порядка в НКР. Ответственность за них лежит не только на президенте, но и на всех тех группировках, которые претендовали на политическую роль.

В НКР, практически, началась подготовка к становлению новой политической и социальной ситуации, после длительного и беспродуктивного периода оцепенения и растерянности, наконец-то, формируется оппозиция. Не та "оппозиция", представленная традиционными для НКР политическими партиями, которые проиграли и сошли с политической арены, а совершенно новая и интересная конструкция политически-активных групп. Практически ясно кто конкретно претендует на пост президента НКР. Представляет интерес то, что в числе претендентов представители не только оппозиции как таковой, но и оппозиции, находящейся в пределах актуальной администрации. В рамках политических партий происходит активная "перебежка" испытанных карабахских политиков из числа участников национально-освободительной борьбы. Интересно, что на столь далеком расстоянии от очередных президентских выборов, возникли претенденты на президентских пост из числа амбициозных персон, находящихся вне пределов НКР, но, видимо, имеющих для этого юридические основания. Претенденты объявились в Ереване и в Москве. Конечно, это может внести дезорганизованность в политические процессы, но, по крайней мере, возникает ситуация разнообразия и выбора. К сожалению, в НКР наблюдается процесс вербовки и перевербовки функционеров и опорных сил, особенно в провинции, но и в Степанакерте наблюдается перебор вариантов, активно ведутся консультации между различными группировками. Происходит брожение и в среде правящего режима, так как А.Гукасяну не удается удержать под контролем своих же функционеров.

Нужно отметить, что основная интрига складывается вокруг именно президентских выборов, а не парламентских, хотя и те и другие могут оказаться внеочередными. Это не подает позитивных надежд, так как говорит об отсутствии понимания амбициозными "политиками" задачи, которая стоит перед НКР. Между тем, одной из важнейших задач государственного строительства является воссоздание республики и усиления политической роли парламента, ограничивая полномочия президента. Это объясняется следующими факторами. НКР непризнанное государство и, совершенно ясно, что процесс суверенизации НКР будет происходить в несколько этапов в рамках общей тенденции коррекции правил международных отношений и так называемого международного права. Изучение данного вопроса позволяет утверждать, что для заинтересованного спектра международного сообщества более адекватным воспринимается парламент непризнанного государства, нежели институт президентства. Конечно, многое зависит от личности президента, но здесь НКР не обладает преимуществами, как и все непризнанные государственные образования на постсоветском пространстве. Далее. Карабахское общество не обладает достаточными механизмами саморегуляции и достаточной политической и социальной культурой для игнорирования институтов коллегиальности. Кроме того, большие полномочия парламента обусловливают развитие политической культуры и главное - обеспечивают коллективную ответственность по судьбоносным решениям. Как показала политическая практика, парламент НКР должен осуществлять внешнеполитические функции. Понимают ли это политики и администраторы в Степанакерте, но именно отсутствие внешней политики, как таковой и стало одним из причин политического кризиса.

Конституция НКР находиться в процессе рассмотрения и принятия. По некоторым признакам, разработка Конституции осуществляется в рамках определенных конъюнктурных задач, что представляет собой обычный прием в "переходных" обществах. Так или иначе, Конституция НКР в скором времени должна быть пересмотрена. От этой потери времени никуда не денешься. Видимо на Степанакерт скоро свалятся большие деньги и пост-традиционное общество может подпасть под обаяние значительных состояний, хотя новые политики представляют из себя, вроде бы, образованных людей, понимающих ответственность и задачу. Но гораздо важнее другое - новая элита, стремящаяся к власти, должна сделать выводы из предыдущей истории НКР. Если этого не произойдет, то карабахское общество не станет на этот раз ждать так долго. Эта закономерность проявилась во многих сходных обществах.

Несомненно, политические процессы в НКР будут происходить не в вакууме, а в "привязке" с Ереваном, на что делают ставку некоторые политики в Степанакерте. Но и в Ереване ситуация ускоренно меняется. Скорее всего, политики в Ереване не станут вмешиваться в происходящее в НКР, а предпочтут принять ту реальность, которая возникнет на исторической Родине. Это было бы весьма приемлемым, так как карабахский ресурс может работать только в более свободном режиме. Эта ситуация далека от волевых решений и игры настроений и амбиций. Дело в том, что политические процессы в Ереване и Степанакерте стали происходить более автономно друг от друга. Чья здесь заслуга и чья идея - не так важно. Хотя это должно быть оценено по достоинству армянским обществом и политическим классом. Главное это становиться реальностью.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.