Вано Туманишвили: Переселенческая политика в населенных армянами районах Грузии

Ереван, 28 сентября 2006, 12:37 — REGNUM  Вано Туманишвили - свободный журналист (Тбилиси)

Правительство Грузии пытается проводить политику заселения грузинами провинции Джавахк, где армянское население составляет более 100 тысяч человек или не менее 95% всего населения региона. В общественной дискуссии по вопросам об этнических меньшинствах Грузии, с трудом навязанной в последние годы "независимыми экспертами" и демократическим учреждениям Запада, вопрос о данных попытках создания "кибуцей", как государственной политики, является весьма деликатным и плохо воспринимаемым. Данная политика воспринимается грузинским обществом, как важный элемент национальной безопасности и, не случайно, Фонд, который, якобы, финансирует эту переселенческо-заселенческую политику носит имя безукоризненного политика Мераба Костава. Однако, эти задачи реализуются далеко не только на общественные средства. Это политика государства и в ней используются государственные средства. Демографическую и этно-демографическую политику проводят и вполне демократические государства, но при этом применяются не административно-волюнтаристические методы сомнительного характера, а лояльно-социальные, экономические и правовые подходы. Грузинская переселенческо-поселенческая политика явно носит характер партизанщины, она крайне некорректна. Все это очень напоминает методы Османской империи времен Кавказских и Балканских войн или времена освоения Палестины бывшими аборигенами после Базельской конференции 1897 года.

Наглядный пример - попытки изменения демографической картины в Ахалцихском районе. Там за последние 30-40 лет армянское население, составляющее подавляющее большинство, превратилось в меньшинство. Как ни странно, существование закрытых пограничных зон для Ахалкалакского и Ниноцминдского районов сыграло положительную роль. Грузинский элемент, стесненный возможностями советской системы и отсутствием каких-либо маломальских стимулов, не выказывал особого желания переселяться в труднодоступный, далекий регион с суровым климатом, требующим от людей, проживающих здесь, особой выносливости, сноровки, трудолюбия. Грузинское правительство неоднократно стремилось изменить этническую картину в регионе. Еще в 1982-1983 гг. были предприняты первые попытки заселения аджарцев из горных районов Аджарии, в основном из Хулойского района, в юго-западную часть Ахалкалакского района. В 1989-1990 гг. была предпринята новая попытка их заселения вновь под предлогом предоставления жилищ, потерянных ими в результате стихийных бедствий в Аджарии. При этом надо учесть, что климатические условия в Аджарии намного лучше, а демографическая плотность населения значительно меньше, чем в Джавахети. То есть, не было никаких объективных причин, в первую очередь экономических, для заселения аджарцев именно в Джавахети. Все эти действия имели целью, с одной стороны, снизить удельный вес армянского населения региона, а с другой стороны - ослабить потенциал Аджарской автономной республики, создать благоприятные условия для ее заселения "чистым грузинским этническим элементом" из внутренних районов республики. В 1989 г. была предпринята попытка создать несколько сванских деревень. Позднее правительством Грузии в деревню Спасовку были переселены аджарцы из горных районов Аджарии, пострадавших от оползней. Были потрачены значительные средства на строительство поселков для аджарцев в Ахалкалакском и Ниноцминдском районах (бывший Богдановский район), однако их большая часть впоследствии вернулась обратно.

Распад СССР в корне изменил положение национальных окраин. Подъем национально-освободительной борьбы на территории Грузии подстегнул руководство к принятию превентивных мер во избежание новых очагов сепаратизма. Теперь для этого открывались большие возможности - снятие пограничных препятствий, религиозная, образовательная экспансия. Это и государственные учреждения со своими силовыми структурами. Это и идеологическая пропаганда через собственные средства массовой информации и, наконец, демонстрация силы с лозунгом "Грузия - для грузин". Этот лозунг, тиражируемый "черными колготками" и экзальтированными политиками "Народного фронта" времен разрушения страны, был полностью поддержан грузинским обществом, в том числе демократической интеллигенцией, которая затем отмежевалась от всех фокусов "первичной демократии", но этот лозунг, видимо, не утратил своей легитимности. И сейчас трудно представить в Грузии лозунг - "Грузия не только для грузин". Первый президент Грузии Звиад Гамсахурдия стремился создать буфер между Арменией и населенными армянами районами Грузии. Но традиции переселенчества заложил вовсе не он. Она возникла в кругах молодых секретарей райкомов, являющихся детьми репрессированных в прежние времена. Это обстоятельство еще требует осмысления.

Одновременно, в результате внутренней нестабильности в Грузии, из республики выехало подавляющее большинство русского и русскоязычного населения, в том числе и представителей религиозных меньшинств - духоборов и молокан, компактно проживающих в Ахалкалаки и Ниноцминда. Большая часть из них в течение 1990-х гг. эмигрировала в основном в Россию, а другая - в Канаду. Из более чем 3 тыс. духоборов, проживающих в 5-ти селах Джавахети, сейчас осталось всего менее трети. В настоящее время они в большинстве своем остались в селении Гореловка. В начале 90-х в процесс покупки жилищ отъезжающих духоборов активно включились грузинский "Фонд Мераба Костава" и общество "Возрождение Джавахети". Однако это привело и к активизации армянского населения района: в ответ на предпринятые грузинскими общественными организациями попытки заселения грузин и аджарцев в эти села, там начали заселяться и армянские семьи из ближайших поселков Ниноцминдского района - Пока, Эштиа, Арагял и Сатха. Армяне из высокогорных деревень, где условия жизни много хуже, чем в Гореловке, стали переселяться в дома, купленные Комитетом "Джавахк". К ним стали прибавляться переселенцы из Армении, жившие раньше в Гюмри и окрестных деревнях - регионе, почти полностью разрушенном землетрясением 1988 года. Это не на шутку напугало грузинскую общественно-политическую элиту, которая, однако, не отказалась от своих планов. Данная политика активно претворялась и при Э. Шеварднадзе. К примеру, в одном из постановлений Комитета защиты прав человека и межнациональных отношений Республики Грузия от августа 1995 г. отмечалось, что между духоборами, переселенческими общинами армян и грузин, равно как и руководством Ниноцминдского района сложились "нездоровые отношения" и "без всякого учета происходит купля-продажа квартир". Нетрудно заметить, что озабоченность комиссии вызывал тот факт, что в процесс заселения духоборских сел включились не только грузинские организации по "колонизации" края, но и, что было вполне естественно, местное армянское население. В целях "улучшения демографического положения" в регионе Комитет даже просил соответствующие органы власти изучить данный вопрос и особо содействовать трудоустройству и улучшению социального положения именно грузинских переселенцев. Кроме того, выражалась серьезная озабоченность в связи с серьезным сокращением численности переселенцев-грузин в Ахалкалакском районе. По различным данным по линии "Фонда Мераба Костава" было закуплено более двухсот домов духоборов. Туда заселили грузин, обеспечив их одеждой и деньгами. Однако эксперимент не удался. Многие, не выдержав суровых климатических условий, покидали регион.

Действия Фонда не ограничились домами духоборов: скупались дома и в Ахалкалаки, хотя их точное количество неизвестно, но можно предположить, что это не один десяток. Среди вышеуказанных нововведений в постсоветский период необходимо отметить открытие филиалов грузинских вузов в Джавахетии: в одном только Ахалкалакском филиале Тбилисского государственного университета обучается около 200 представителей грузинской национальности, приезжие из восточных районов. Наряду с бесплатной учебой им выплачивается президентская стипендия в размере 100-150 лари, или $50-80. Студенты из восточных областей Грузии находятся также в центре внимания отдельных депутатов грузинского парламента: в частности, депутат из Зугдиди приобрел в Ахалкалаки несколько квартир и подарил их отдельным студентам, с условием, что они и дальше останутся в этом городе. Студенты это дети и к ним здесь относятся, как к детям. Нужно ли превращать детей в рычаги глупой и безрезультативной политики? Создавать вокруг них обстановку нетерпимости и воспитывать, буквально внедрять им психологию враждебности к другой нации. Разве это не преступление? А директор местной грузинской школы бродит по городу с наличностью в руках и пытается скупать дома армян. Прекрасный пример педагогической деятельности в период интеграции Грузии в европейские структуры. Известно о существовании специального распоряжения о высылке на приграничные с Арменией территории отбывающих наказание представителей уголовного мира и предоставления им земельных наделов для последующего постоянного проживания. В результате конфликтов в Абхазии и Южной Осетии в регион Самцхе-Джавахети было поселено также значительное количество грузинских беженцев и переселенцев их этих конфликтных зон. В Ахалкалаки переведено управление государственной безопасности с более чем сорока штатами, укомплектованными неместными кадрами. К этому надо добавить и 4-5 сотрудников прокуратуры, назначенных извне. А также работники Бавринской таможни и служащие погранотряда (еще десять человек). Более десяти грузин-сотрудников международных организаций, страховых кредитных компаний и т.д. А также персонал церковнослужителей. Все вместе, осмелюсь предположить, выкупили или взяли в аренду более сотни домов и квартир в одном только Ахалкалаки. В целом после 1989 года, в Джавахк было переселено не менее или иначе - всего лишь 1500 грузин. (Это, за целых 17 лет государственной политики).

Учитывая, что в нынешних политических условиях маловероятно возвращение грузинских беженцев в места их прежнего проживания, надо полагать, что их большая часть, скорее всего, останется в регионе на постоянное жительство.

По свидетельству местных армян, в иных политических условиях, их мало волновало бы переселение грузин в Джавахк. В Джавахке есть несколько грузинских сел, грузин немало и в городе Ахалкалаки. Реконструкция автодорог создаст новые условия, улучшит связи с центральными районами страны, с Тбилиси, что позволит грузинам органично присутствовать в этом крае, а не в качестве "десанта" и переселенцев-заселенцев. Армяне же лишенные элементарных прав в самоуправлении, не имея возможности самим решать местные вопросы, постоянно испытывая дискриминационную политику властей не могут спокойно наблюдать, как, утратив большинство в своем крае, они распрощаются с надеждами на решение своих проблем. Европейские правовые постулаты предполагают недопустимость искусственного изменения этнической структуры населения в регионах компактного проживания этнических меньшинств. Но в понимании грузинских политиков, армяне Джавахка и вообще Грузии - не этническое меньшинство, а диаспора, то есть временно существующее население. Организовать многолетние попытки заселения Джавахка грузинами могли только люди, не уверенные в будущем своей страны, своего государства. Это не может рассматриваться, как позитивная национальная политика. Это, просто, истерика не очень удачливых шовинистов, которые клинически страдают фантомофобиями. Такую политику даже нельзя назвать националистической, ведь национализм - идеология и политика, защищающая права наций, дает шанс на сосуществование наций. Грузинского национализма, в действительности, уже давно не существует. Существует некая, совершенно специфическая форма трайбализма или трайбо-шовинизма, который, видимо, связан с очень глубокими, возможно, кафкианскими основаниями. Иначе, как объяснить, чередование или благополучную совместимость радушия, дружелюбия, совершенно искренней толерантности с жуткими проявлениями высокомерия, чувства избранности, которая совершенно чужда всем формам христианства и ислама.

Вместо того, чтобы быть уверенными в дружелюбии 125 тысяч армян в Самцхе-Джавахетии к применяются методы времен раннего сионизма в Палестине до Декларации Бальфура 1919 года. Неужели, данная политика может способствовать убеждению международного сообщества в способности Грузии обеспечить права и свободы в Абхазии и Южной Осетии. Но нормальная дискуссия пока не стала уделом таковых политиков. На подходе переселенческий контингент турок-месхетинцев. Европейцы защищают их права, и не потому, что их политика избирательна. Европейцы хотели бы откупиться от Турции данной подачкой. Так, что армяне это не самая сложная проблема. Прекрасные перспективы.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.