Перестрелка сотрудников МВД Чечни и Ингушетии - подробности

Магас, 15 сентября 2006, 18:55 — REGNUM  Подробную информацию об обстоятельствах боя между сотрудниками МВД Республики Ингушетия и Чеченской Республики, произошедшего 13 сентября на территории Республики Ингушетия рядом с КПП, расположенном у административной границы с Чеченской Республикой, распространил 15 сентября Правозащитный центр "Мемориал".

По сведениям, собранным сотрудниками ПЦ "Мемориал", утром 13 сентября на территорию Республики Ингушетия из Чечни въехала колонна автомашин: УАЗ, "Нива-тайга" и микроавтобус УАЗ-452 ("таблетка"). В них находилось около двадцати вооруженных людей.

Колонна направилась в с. Яндаре. По прибытию в этот населенный пункт (около 9.30), старший группы показал сотрудникам сельской администрации и местному участковому милиционеру документы, из которых следовало, что прибывшие являются сотрудниками МВД ЧР (бойцы ОМОН и один сотрудник уголовного розыска), которые должны задержать подозреваемого в совершении преступления местного жителя Герихана Темурзиева. Сообщения о том, что чеченские милиционеры якобы заранее сообщали о своем намерении осуществить операцию в этом селе, не соответствует действительности.

Осуществив задержание подозреваемого в его доме, сотрудники чеченской милиции уехали из села. В этот момент и произошел первый инцидент с ингушской милицией. На посту ДПС МВД РИ, расположенном на выезде из с. Яндаре, чеченских милиционеров попросили предъявить документы, что те решительно отказались делать. Вместо этого они произвели несколько выстрелов в воздух и захвалили с собой наиболее настойчивого ингушского милиционера, которого позже выбросили по дороге из машины.

Видимо подобный образ действий привел к тому, что на пост "Волга-20", расположенный у административной границы с Чеченской Республикой, поступил приказ досмотреть автомашины с чеченскими милиционерами. Навстречу подъехавшим около 10.30 к посту трем машинам вышел прибывший туда офицер ППС МВД РИ Магомед Хадзиев. Он попросил вооруженных людей зарегистрировать автотранспорт на посту, предъявить документы и выйти из автомобилей для их досмотра. В ответ последовали грубые требования немедленно пропустить колонну без досмотра. Из машины вышел старший группы. Между ним и Хадзиевым произошел диалог, переросший в ссору, а затем драку. По словам ингушских милиционеров, в Хадзиева был произведен выстрел, после чего тот, падая, поразил очередью из автомата своего противника. Но и после этого противостоящие стороны не открыли огонь, а заняли оборонительные позиции: чеченские милиционеры за своими машинами, ингушские - за бетонными укрытиями поста. Обе стороны вызвали подкрепления. Первыми на место прибыли сотрудники ППС РИ, представители прокуратуры Сунженского района РИ и Сунженского РОВД. Затем подъехали сотрудники чеченской милиции, которые начали кричать, чтобы их коллег немедленно пропустили в Чечню. Именно тогда при пока невыясненных обстоятельствах началась перестрелка, приведшая к ранению и гибели значительного количества милиционеров с обеих сторон.

К полудню в Сунженскую районную больницу с места боя привезли 13 человек. Из них девять были сотрудниками ингушской милиции (включая и Магомеда Хадзиева, умершего к этому времени). Трое были сотрудниками чеченской милиции, один из них, Саллаудин Лорсанов, позже скончался от ран.

Остальные раненные и убитые сотрудники чеченской милиции были увезены с места боя либо в Чечню, либо в госпиталь во Владикавказе. Туда же был доставлен и смертельно раненный заместитель командира чеченского ОМОН Бувади Дахиев.

Комментируя данный трагический эпизод, правозащитники напоминают, что в течение последних лет на территории Республики Ингушетия различные силовые ведомства (ФСБ, военная разведка 58-й армии, ГРУ, мобильный отряд МВД, осуществлявший силовую поддержку следственной группы Генеральной прокуратуры, и другие) многократно практически открыто похищали и увозили в неизвестном направлении проживающих там людей. При проведении спецопераций на территории Ингушетии эти силовые структуры не считали необходимым ставить в известность о своих действиях ни прокуратуру, ни МВД Ингушетии. Часть похищенных таким образом людей пропала без вести. Расследование возбужденных по фактам похищения уголовных дел приостановлено из-за "неустановления лица, подлежащего привлечению к ответственности в качестве обвиняемого".

На общем фоне беззакония особо выделялись так называемые "кадыровцы" - сотрудники силовых структур Чеченской Республики, формально входящих в МВД. "Всем известно, что российская милиция не слишком затрудняет себя следованием нормам закона. Но "кадыровцы" своим нигилистским отношением к закону изумляют даже много повидавших кадровых сотрудников МВД ЧР. Похищения, пытки, бессудные казни, создание незаконных мест содержания арестованных и задержанных - все это обычная для них практика", - говорится в сообщении Правозащитного центра "Мемориал".

"Не один раз имели место случаи противостояния сотрудников МВД РИ и чеченских "силовиков", осуществлявших спецоперации на территории Ингушетия. Обычно законные требования сотрудников ингушской милиции игнорировались. Были случаи избиения "кадыровцами" местных "силовиков". Подобная ненормальная ситуация не могла раньше или позднее не привести к вооруженному столкновению", - констатируют правозащитники.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.