Виктор Ольжич. Двойные стандарты ПАСЕ и современного мира

Рига, 27 января 2006, 18:00 — REGNUM  Чтобы осуждать какой-либо режим как таковой, надо обладать всей полнотой информации об этом режиме и учитывать многие его конкретные нюансы и планы. Сам же акт голословного осуждения режима как такового - ни о чем не говорит. Что означает осудить "коммунистический режим"? Это значит сделать из него абсолютное зло. А что тогда делать с победой этого самого режима над нацизмом? Или Запад мог победить фашистскую чуму в одиночку, без СССР? Все мы знаем, на какой стадии он подключился к войне. Так давайте как-то сведем концы с концами, попытаемся мыслить логически прежде, прежде чем бросимся беспрекословно осуждать. Если этот режим победил мировое зло - то уже поэтому он сам не может быть таковым, по крайней мере, не может быть осужден голословно, без разбирательства что к чему.

А что делать с самой идеей коммунизма? Или она тоже "абсолютное зло"? Тогда давайте будем говорить о злодеях Оуэне, Сен-Симоне и Фурье, о тех десятках и сотнях первых мечтателей об обществе всеобщего братства и благоденствия, где не будет денег, где "от каждого по возможности, каждому по потребности". Давайте и все это перечеркнем. Мечты человечества. Получается, что и эту идею придумал злодей Сталин: стало быть, и ее вместе с ним надо выбросить на свалку.

Наконец, что делать со "счастливым советским детством" сегодняшнего среднего поколения? Со счастливым взрослым периодом и началом старости большой части сегодняшнего старшего поколения? Или их не было? С чего бы это более половины литовцев, после 15 лет независимости, согласно последнему опросу, не прочь жить при былом строе? Среди них коммунистов днем с огнем не сыщешь. Факты? Согласно опросу населения, проведенному по заказу Института гражданского общества компанией Baltijos tyrimai, бывшую коммунистическую систему литовцы оценивали по 10-бальной системе, где 1 означало "очень плохая", а 10 - "очень хорошая". 32%, то есть треть респондентов, ответили, что коммунистическая система заслуживает на оценку 7 баллов и выше, то есть как "хорошая" и "очень хорошая". Если сюда добавить еще 22% литовцев, оценивших советский строй как "средний" (5-6 баллов), то получим 54%. Между тем "плохой" и "очень плохой" коммунистическую систему считают меньше трети литовцев - 31%. 15% не имели мнения по этому поводу. И это в Литве, где запрещена компартия и где 15 лет ведется официальная критика коммунизма, коммунистов и "коммунистического режима".

Так в чем дело? Очевидно, речь идет о каких-то социальных аспектах жизни, об общей воодушевленной атмосфере, о безопасности (уровень преступности), о десятках и сотнях вещей, которые несут в памяти представители среднего и старшего поколения и которых они не находят в капиталистическом строе современной либерализованной Литве. Но почему людей считают дураками и пытаются им это разъяснить: дескать, вы не верьте самим себе, что вам было хорошо. Потому что, как только что постановила ПАСЕ, при "коммунистическом строе" это немыслимо, вы просто не понимаете, как плохо было вам там жить и как хорошо теперь. В те времена, согласно концепции, вам положено было только страдать, страдать и страдать. И ничего другого там быть не должно. Если вы скажете, что были тогда счастливы - тем самым вы перечеркнете нашу концепцию безоговорочного осуждения "коммунистических режимов". Ведь разве не этот абсурд сейчас имеет место? Человека хотят заставить отречься от правды своих чувств. От большой части своей жизни. Но, как показывает опрос, отобрать у людей живую память довольно сложно. Люди не втискиваются в навязываемые им идеологические схемы.

Проблема вовсе не в том, что надо осудить злодеяния тоталитарного строя - пытки, ГУЛАГ, выселение народов. Кто спорит с этим? Мы находимся в эпицентре какого-то страшного недоразумения. Россия это уже в определенное время делала устами своих руководителей. Теперь хотят снова и снова подтверждения тех слов, битья кулаком в грудь, стояния на коленях. Россия этого не хочет делать. Не хочет почему? Потому что оправдывает злодеяния, пытки, ГУЛАГи? Так все время пытаются представить картину, хотя объяснение лежит, на наш взгляд, совсем в другой плоскости. Просто идет игра самолюбий. Почему на Западе не понимают, что после развала СССР российский народ, который чувствовал себя там ведущим народом, переживает серьезнейший кризис самосознания и не надо его в этот момент ставить лицом к стенке, на колени? Надо ему дать возможность придти в себя. Обрести самоуважение. Надо ему дать время. Не надо его без конца нокаутировать, делать из народа дурака, жившего по дурости при строе, который объявлен теперь абсолютным злом. Правда ли это? Даже послушный народ - как он мог терпеть сущий ад семьдесят лет? Так, может, там был не сущий ад, господа депутаты ПАСЕ?

Зло жизни в СССР было - и оно налицо. Но давайте сначала определим понятие "коммунистического режима", а тогда будем его осуждать. В каждой стране были свои разновидности, а к тому же он менял свое лицо на протяжении своего существования. В СССР был период гражданской войны, был период НЭПа, был период сталинских репрессий, период войны с фашистами, наконец там был относительно спокойный и, вопреки тому, что сегодня пытаются представить, относительно счастливый период так называемого "застоя", когда люди худо-бедно, но жили в мире, относительном материальном благополучии, без засилья "чернухи", не зная разгула сегодняшней преступности, наркомании, СПИДа и т.п. Так что мы, собственно, осуждаем? Почему ПАСЕ не разобралась в этом вопросе?

Могут сказать, что и в нацистской Германии был период относительного благополучия для немцев. Сразу же хотим ответить таким оппонентам. Давайте, дорогие оппоненты, будем по-настоящему сравнивать два строя, а не валять дурака, ставя знак равенства. Любое явление обнаруживает свою природу в конце. Говорят, сущность человека обнажается в момент его ухода из жизни. То же и с жизнью строя, государства. Как мог кончить и как кончил свое существование нацистский строй? Окруженный Гитлер убил себя в бункере под Берлином, ему не было куда деваться, а Горбачев и сегодня - любимый гость самых престижных аудиторий демократического мира. Как это возможно? Вдумайтесь: генсек, вождь этого самого "коммунистического режима". Ведь тут что-то не то, с логикой.

Итак, можем ли мы себе представить конец нацистского режима, аналогичный концу существования СССР? Нет, не можем. Мог ли нацистский режим постепенно выродиться в режим, аналогичный режиму 60-80-х годов в СССР? С лидером типа Горбачева во главе, которого с улыбкой на устах принимали бы все руководители демократического мира? Так может это кое-что говорит о природе того и другого строя?

Теперь ответим, почему не мог выродиться. Да потому, что агрессивность и идеологический базис нацистского строя были совсем иной природы, чем агрессивность и идеологический базис строя коммунистического (по крайней мере, советского образца). И иначе, чем будучи разгромленным в военном смысле, нацистский режим кончить не мог. В противном случае сейчас планета была бы покрыта освенцимами и миром правил бы фюрер. Но в коммунистическом режиме была заложена такая возможность другого, фактически бескровного конца. Не военного разгрома извне, а трансформации и самоухода. И она осуществилась. Весь мир ахнул, ничего не понял, как такое могло случиться. Только не желающий думать может не признать, что это говорит в пользу природы этого режима.

Когда говорят об агрессии в отношении Прибалтики, то этой разной природы агрессивности не учитывают. Прибалтика попала в переплет в уникальный момент противостояния двух гигантов, двух тоталитарных режимов, накануне второй мировой войны. В момент смертельной угрозы со стороны фашистского хищника (и, как показало время, страх не был детским). Это не было, как у Гитлера: захотел и пошел захватывать одну за другой страны Европы. У Гитлера была концепция бесконечного военного захвата территорий. Это был режим хищников. Была ли такая концепция у коммунистического режима? Последний делал ставку совсем на другие факторы, такие как поддержку коммунистических движений внутри других стран. Конечно, от этого Прибалтике не легче, но давайте будем видеть разницу, то, что есть. Давайте честно подсчитаем количество агрессивных войн, которые вел СССР, и которые вел нацистский режим. И тогда мы поймем, что СССР не был агрессивным в смысле нацистском. Афганистан, с которым геронтологическое политбюро вовсе не хотело связываться (историки свидетельствуют, что все были против), но потом что-то сработало и они проголосовали "за" ввод войск? А что еще? "Оккупация" Восточной Европы? Но, опять же, это было совсем другое: раздел зон влияния между победителями. Советские войска вошли в восточную Европу, освобождая ее от фашистов, а не просто осуществили "агрессию". Будапешт? Прага? Было и это, несколько подавлений восстаний в своих "зонах влияния". Оправдывает это Россия? Считается, что да, поскольку не осуждает по два раза в год. Но выше мы уже говорили о причине российского упрямства. Повторим: проблема в самолюбии, на которое наступили. Из самолюбия можно даже отстаивать то (например, отсутствие оккупации Прибалтики), что, не будь самолюбия, никогда бы не делал (но миру стоило бы понять Россию на этом, глубоком уровне: всем была бы польза). Миру нужно бы понять, что не только у прибалтов есть самолюбие - и вести себя соответственно. И тогда, на наш взгляд, многое из того, что миру хочется от России услышать, он бы услышал само собой.

А кроме того - хорошо, Будапешт, Прага. А что в это время делала Франция в Алжире? А США во Вьетнаме? Одаривали аборигенов манной с неба? Никто не оправдывает подавления протеста чешских борцов за свободу. Но как насчет напалма во Вьетнаме? Там, значит, зверства "коммунистического режима", а здесь человеческое лицо гуманного "демократического"? Или как? Судите - так судите всех. Мы даже представить не можем себе, чтобы ПАСЕ принимала нечто подобное, осуждающее "либеральные" режимы. Хотя наши размышления кому-то могут показаться играющими на пользу какой-то одной стороны, на самом деле нас интересует истина. Нас интересуют единые стандарты. Поиск логики. Если вы говорите, то говорите логично. Если применяете стандарты, то одинаковые ко всем.

Итак, мы видим, что как только мы начинаем уходить от идеологических штампов, а начинаем разговор мы существу, некое заданное заранее (кем? с какими целями?) "равенство" между нацистским и коммунистическими режимами испаряется. Конечно, были еще и режимы типа Пол Пота. Но похоже ли существование режима Пол Пота на существование советского коммунистического режима? В то время, как нацистские режимы демонстрировали приблизительно одну и ту же природу, совпадая нередко до мелочей, коммунистические режимы представляются столь разными, что становятся сомнительными сами основания для существования такого понятия. По крайней мере, нужно определить четкие границы понятия, что имеется в виду, а потом лишь осуждать.

Лучшим доказательством этой мысли служит сегодняшнее существование Китая. Так что же, по логике ПАСЕ, получается, что мир должен на корню осудить Китай? И там ведь правят коммунисты, однопартийная система. И там коммунистический режим. Но Китай - это еще нечто совсем другое, чем полпотовская Камбоджа или СССР. Спросите китайцев, ненавидят ли они свой коммунистический режим и хотят ли - и смогут ли - жить в режиме европейской демократии.

Дело еще вот в чем. Поддерживая осуждение насилия, применявшегося против человека и его свобод тоталитарными режимами, необходимо, однако, заодно, при осуждении "режима как такового", идти до конца. Нужно не только видеть зло, недостатки данного режима - но и сравнивать последние с особенностями режима "альтернативного". Что нас больше всего коробит в деле об осуждении "режимов", так это неправда. Неправда, состоящая в том, что абсолютному злу, которое представляет собой "коммунистический режим", противопоставляется некий идеальный режим демократии. Полноте, да есть ли он? Еще давно было сказано, что демократия не идеал, а тоже зло, но ничего лучшего, дескать, изобретено не было. Опять же и демократия демократии рознь. В ней этой самой собственно демократии то больше, то меньше, а то она, смотри, превращается в свой антипод. К примеру, европейская демократия прошлого, когда превыше всего ставилась частная жизнь и связанные с ее охранением основные свободы человека (о чем могли только мечтать жители СССР), - это одно. И совсем другое - нынешняя европейская демократия, когда, под видом борьбы с терроризмом, устанавливается тотальный контроль за человеком, его контактами. Когда собирается досье на каждого человека, с отпечатками пальцами и биометрическими данными. Когда люди попадают под столь знакомый жителям "коммунистического режима" "колпак". Достаточно сказать, что отныне спецслужбы и другие соответствующие органы будут знать, куда, кому, когда и откуда каждый гражданин ЕС звонил или писал электронное письмо. Отныне звонок любовнице для тех, кому положено знать, уже не секрет. Это уже Оруэлл. Общество всеобщей слежки. Но почему-то по этому поводу автомобили в ЕС не жгут, массовых протестов не наблюдается (значит, согласились, родоначальники демократии и свобод?).

Она же, демократия, - когда страна осуществляет прямую агрессию против страны на другом конце мира под видом наличия в ней оружия массового истребления и исходящей от него угрозы. А затем, когда оказывается, что никакого оружия массового истребления на самом деле не было, обманувший свой народ и весь мир президент продолжает пребывать на своем посту как ни в чем не бывало. Нормально, нет? Это и многое другое - это ведь то же демократия: или, по крайней мере, так ее до сих пор называют.

Нет ли у нее, даже у такой, преимуществ по сравнению с "коммунистическим строем"? Есть и никто с этим не спорит. И эти преимущества могут перевесить при выборе режима, при котором человек хотел бы жить. Но есть в ней, как видим, и тоталитарные поползновения, и агрессивное начало, и многое другое, о чем здесь не говорилось, но о чем нужно, ради правды, говорить. Она, "демократия", настолько меняется на глазах, что приходится ее саму как понятие определять заново: чтобы это не стало словом-заклинанием, как им стал "коммунистический режим". Опять же по другим критериям - таким как отсутствие культа денег и материального богатства, разгула преступности, моральной деградации, сравнительно неплохая система социального обеспечения, основательная система образования - "коммунистический режим", по крайней мере, советский эпохи застоя и перестройки, - дает немалую фору "демократическому режиму" типа американского, где семьи с детьми по закону спокойно выбрасывают на улицу. И это считается нормой. И таких норм в мире либерализма множество. Во Франции человека, родившегося в этой стране, но с темным цветом кожи, никто не желает брать на работу: результат - десятки тысяч горящих автомобилей в пригородах Парижа и других больших городов. В 2005 году. Коммунизм плохой - а капитализм во всем хороший? Россия сегодня на собственном опыте убедилась, что у капитализма есть много своих страшных сторон. Значит ли это, что люди предпочтут опять "жить при коммунизме"? Отнюдь. Но давайте будем обсуждать проблему, поставив превыше всего истину, а не заниматься идеологическими спекуляциями. К сожалению, политики работают на массы, а массам нужна черно-белая схема, однозначный лозунг, а не требующая напряжения ума и совести многослойная истина.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.