Подсудимые по делу Дорошенко-Першина-Долгова ждут приговора (Москва)

Москва, 8 июня 2005, 10:50 — REGNUM  В Тверском суде Москвы 7 июня продолжилось рассмотрение дела делу Виталия Першина, Виктора Долгова и Андрея Дорошенко, обвиняемых по ст. ст. 127 ч. 2 п.п. "а, в, г", 162 ч. 2, 325 ч. 2, 139 ч. 2 УК РФ, в незаконном лишении человека свободы, не связанном с его похищением, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия не опасного для жизни и здоровья, и предметов, используемых в качестве оружия. Как сообщает корреспондент ИА REGNUM, дело главного фигуранта - Александра Кравченко - выделено в отдельное производство, в связи с тем, что его местонахождение до сих пор неизвестно. По этой причине суд не имеет возможности выслушать показания Александра, дабы более точно определить степень участия или неучастия в описываемых событиях других обвиняемых - Дорошенко, Долгова и Першина.

На предыдущем заседании гособвинитель запросил для обвиняемых 8 лет лишения свободы по. ст. ст. 162 ч.2, 325 ч.2, ст. 33. ч.5, ст. 139 ч.2 УК РФ с отбыванием наказания в колонии строгого режима и вменением подсудимым гражданского иска с выплатой штрафов потерпевшему. При этом обвинение просило суд учесть, что все трое обвиняемых ранее не судимы и имеют на иждивении несовершеннолетних детей. Кроме того, по мнению прокуратуры, Долгов, Першин и Дорошенко не являлись инициаторами преступления, а лишь выполняли указания Александра Кравченко.

Все подсудимые отрицают свою вину, однако прокуратура считает, что показания потерпевшего - Олега Савостьяна не вступают в противоречия с показаниями свидетелей по делу. По мнению прокуратуры, Савостьян воспринимал угрозу его жизни как реальную.

Итак, по версии обвинения, Кравченко, Першин, Дорошенко и Долгов, якобы для обсуждения деловых отношений, вызвали адвоката Савостьяна в офис на Тверской 19 июля 2004 г. После того, как Савостьян прибыл в офис, Кравченко потребовал от него передать документы, относящиеся к адвокатской деятельности. Получив отказ, Кравченко, высказывая угрозы убийством в адрес потерпевшего, повалил его на пол, затем совместно с Першиным, выкрутив руки Савостьяну, перевел его в кухню, где обвиняемые продолжали применять насилие, не опасное для жизни потерпевшего, и не давали Савостьяну покинуть офис. После чего вместе с Долговым они потребовали от Савостьяна передать им все имеющиеся при нем вещи, ценности и документы. В результате Савостьян был вынужден отдать Дорошенко принадлежащий ему мобильный телефон "Панасоник Х70", а Дорошенко открыто похитил из карманов потерпевшего удостоверение адвоката, его паспорт и водительские права, а также мобильный телефон "Нокия-3310", 500 долларов США, ключи от квартир, в которых Савостьян проживал в Москве и Санкт-Петербурге.

По версии защиты, между потерпевшим и Кравченко произошел производственный конфликт, не сопровождавшийся насильственными действиями со стороны обвиняемых. Как пояснили обвиняемые во время суда, первопричиной конфликта стали отношения между Кравченко и его приятелем Александром Ипатовым, недовольным его возрастающим влиянием на дела совместно организованного частного охранного предприятия. В течение всего процесса судебного следствия потерпевший - Савостьян - продолжал настаивать на своей версии происходящего, которая, по мнению прокуратуры, подтверждается показаниями свидетелей обвинения.

Как сообщил суду во время прений Першин, все телесные повреждения Савостьян получил в результате нападения на Кравченко с ножом (который, однако, не был найден в офисе во время обыска). Першин также обратил внимание суда на то, что обыск, по его мнению, проводился в офисе через 2 дня после ареста обвиняемых. Он подчеркнул, что во время событий, послуживших поводом к возбуждению уголовного дела, в офисе не было Долгова. "Кравченко - тоже живой человек, и он может ошибаться. Видя, что Долгова арестовали вместе с нами, он, вероятно, решил, что тот был в офисе", - заметил Першин. Он заявил суду, что многие следственные действия, с его точки зрения, были совершены с нарушением УПК, и просил исключить из дела ряд доказательств. "То, что мы сейчас находимся на скамье подсудимых, а Кравченко - в бегах, - не наша вина, - подчеркнул он. - Я не могу пойти на сделку с совестью и признаться в том, чего не совершал".

Долгов в последнем слове также заявил, что он не совершал инкриминируемых ему действий и виновным себя не признает. "После знакомства с тюрьмой и следствием, все наши надежды - на суд, - заявил он. - В 92-м году, когда я проходил службу на Дальнем Востоке, я приехал домой на побывку и заступился за женщину, в результате чего получил три ножевых ранения и был в состоянии клинической смерти. Однако я не стал комиссоваться, а отдал долг родине до самого конца. И теперь я хочу сам воспитать своего сына, и обязательно это сделаю".

Действительно, указать на то, что обвиняемого Долгова не было в офисе во время конфликта Кравченко и Савостьяна, в данном случае мог только сам Кравченко. Остальные обвиняемые и свидетели защиты подтверждают, что Долгов отсутствовал в офисе в указанное время. Потерпевший настаивает на том, что Долгов в офисе был.

Напомним, что Кравченко в ночь с 14 на 15 мая 2005 года совершил побег из травматологического отделения 20-й городской больницы Москвы, куда был доставлен для оказания медицинской помощи из хирургического отделения "Матросской Тишины" в связи с ухудшением состояния здоровья. Тем самым обвиняемый косвенно подтвердил свою вину, а также ухудшил судебные перспективы своих товарищей. Находятся под арестом и охранники, которые упустили Кравченко из больницы.

Как стало известно корреспонденту ИА REGNUM из источников в правоохранительных органах, по мнению лечащего врача Кравченко, необходимости в проведении больному экстренной операции по замене пластины при свищевой форме остеомиелита не было, хотя оперативное вмешательство и было ему показано. Однако никакой угрозы жизни больного обострение свищевого остеомиелита не несло и не могло привести к ампутации конечностей. Родственники подсудимых, однако, считают, что побег, совершенный Кравченко, был направлен на спасение его жизни и проведение полноценного лечения и являлся необходимой мерой.

По сообщению представителя потерпевшего Дмитрия Шимкевича, все время, пока шло следствие, буквально с момента задержания, родственники и близкие Кравченко утверждали, что он находился в крайне тяжелом состоянии. Шимкевич подчеркнул, что не может оценить состояние Кравченко с точки зрения медиков, тем не менее, нельзя отрицать тот факт, у обвиняемого, "находящегося при смерти" в течение 8 месяцев, хватило сил совершить побег. Да и движущей силой событий, предшествовавших задержанию, несомненно, являлся именно он. Что касается наказания, которое суд может вынести остальным фигурантам по делу, то, как представитель потерпевшего, Шимкевич согласен с квалификацией обвинения и полностью полагается на решение суда.

Как сообщил корреспонденту ИА REGNUM источник в правоохранительных органах, кафедру экстремальных видов спорта Академии физкультуры и спорта создал зав. кафедрой, профессор - Александр Блеер, а не Кравченко, который действительно участвовал в работе кафедры как внештатный сотрудник. Однако когда ему предложили преподавать на кафедре на постоянной основе, он не смог предоставить необходимых документов, подтверждающих его квалификацию. Хотя Кравченко действительно арендовал бассейн в Академии физкультуры и спорта и проводил там занятия с учениками, однако тренировки по рукопашному бою, в том числе, и с представителями спецподразделений, ведет именно А. Блеер.

Эти данные несколько отличаются от той исключительно положительной информации, которую дает о себе Кравченко, в том числе и в интернет-СМИ, показывая всю неоднозначность его личности и совершенных им поступков в свете происходящего судебного разбирательства. Нельзя отрицать тот факт, что пока Кравченко пребывает на свободе и решает проблемы со своим здоровьем, его друзья и еще два человека находятся под стражей и ожидают решения своей участи. Остальные друзья и знакомые Кравченко вынуждены постоянно общаться с представителями правоохранительных органов, проявляющими настойчивую заинтересованность ко всем обстоятельствам и связям обвиняемого из-за его побега. О подобных последствиях Кравченко мог предполагать еще до до совершения побега из больницы.

22 июня Тверской суд вынесет приговор по делу Першина-Дорошенко-Долгова и определит степень вины троих из четверых обвиняемых по делу.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail