Начато следствие по делу о загадочной гибели ученого-химика Ю.Емельянова (Москва)

Москва, 26 января 2005, 12:25 — REGNUM  27 декабря 2004 г. в помещении химического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова был избит учёный-химик, изобретатель высокопроизводительных промышленных озонаторов, исследователь тунгусского метеорита, академик нескольких общественных академий, бывший народный депутат Моссовета Юрий Емельянов. В результате причиненных учёному в области головы несовместимых с жизнью увечий 31 декабря 2004 г. он скончался в 1-й Градской больнице.

С самого начала расследование данного преступления велось достаточно странно. Как сообщил корреспонденту ИА REGNUM брат погибшего, Борис Емельянов, никто из сотрудников МГУ и милиции не известил родственников учёного о случившемся. Семья разыскивала его в течение 3 дней; только 31 декабря им удалось обнаружить его в 1-ой Градской больнице, но было уже поздно - за 4 часа до прибытия в больницу Ю. Емельянов, по словам медиков, скончался после черепно-мозговой операции. Медики сообщили, что ученый поступил к ним ещё в сознании со множественными травмами затылочной части головы, повреждением мозгового вещества, изувеченным лицом и произносил фразу: "меня избили". Документы, удостоверяющие личность, находились при Ю. Емельянове.

В течение первой недели после случившегося следствие даже не было начато. Как сообщил Б. Емельянов, участковый милиционер МГУ Е. Галаев до 6 января 2005 г. не предпринимал никаких действий по возбуждению уголовного дела. Только под нажимом родственников он передал информацию о преступлении в Никулинскую межрайонную прокуратуру г. Москвы. Вплоть до 17 января уголовное дело возбуждено не было, а вскоре после того оно было передано другому следователю. Причем, добавил брат погибшего ученого, сначала ему даже было неизвестно имя нового следователя; когда он 19 января обратился для выяснения этого, ему заявили, что следователь на больничном, и только по настоянию Б. Емельянова ему удалось поговорить с ним. 24 января Б. Емельянов проконсультировался у юриста, по мнению которого, брату ученого следует требовать объявления себя пострадавшим; без этого даже нельзя ходатайствовать о проведении экспертизы. "До сих пор тело Ю. Емельянова даже не захоронено; в ходе расследования проведено лишь вскрытие, - пояснил Б. Емельянов. - А без нашего нажима ничего не делается".

"В связи с празднованием своего 250-летия МГУ не хочет заниматься этим делом и брать на себя такую ответственность, - считает брат погибшего ученого. - Им выгодно представлять произошедшее как несчастный случай". Между тем, по его словам, можно предположить сразу нескольких версий причин случившегося. В их числе - последствия конкуренции, существовавшей между ученым и руководством химфака; финансовые противоречия с потенциальными инвесторами (Ю. Емельянов собирался заняться промышленным производством озона, для чего проводил переговоры о вложении средство в планируемое производство); не исключена также версия о преступной группировке наркоманов, существующей на химфаке. "Чтобы разобраться в истинных причинах, нужно долгое и подробное расследование, - заключил Б. Емельянов. Известно, что между Ю. Емельяновым и руководством химфака МГУ (декан факультета - В. Лунин) существовали тяжёлые взаимоотношения. Много лет назад Ю. возглавлял лабораторию "Электросинтез озона" Емельянов на химфаке МГУ. Результатом работы учёного и его коллектива стал удачный образец высокопроизводительного озонатора - прибора, позволяющего производить озон в промышленных масштабах, и по цене выгодно отличающегося от импортных приборов. Успешное внедрение данной разработки и последующее серийное производство озонаторов Ю. Емельянова сулило миллионы долларов дивидендов. В результате внутренних конфликтов лаборатория была расформирована, а сам ученый уволен из университета. После долгих судебных процессов учёный решением суда был юридически восстановлен на химическом факультете МГУ. Однако ни рабочего места, ни своей лаборатории, ни зарплаты он не получил. 1 ноября 2004 года учёный написал ректору МГУ письмо с просьбой повлиять на декана химического факультета, чтобы тот предоставил ему, наконец, рабочее место, восстановил лабораторию и вернул заработную плату за последние годы. Ответа учёный не дождался.

Работа Ю. Емельянова, между тем, представляла интерес в государственных масштабах. Озон - уникальный мощный экологически безопасный окислитель, способный эффективно обеззараживать вредные выбросы промышленности, очищать воду, проводить дезактивацию химического оружия, получение чистых фракций нефти и др. Московское правительство не раз закупало малопроизводительные зарубежные озонаторы и финансировало некоторые московские институты и предприятия, чтобы те разработали своё озонирующее оборудование. Б. Емельянов сообщил, что его брат в последнее время проводил переговоры о начале производства озона на одном из небольших приватизированных предприятий, на базе заводе в подмосковном Щелкове. Для запуска проекта требовалось не менее 3-4 млн. долларов, причем ученый отказывался работать с зарубежными инвесторами. Казалось, нашлись российские предприниматели, заинтересованные в проекте, но дело так и не увенчалось успехом. "В последние годы в России начата охота за выдающимися учеными, которые отказываются соглашаться на условия инвесторов, - отметил Б. Емельянов. - Тех, кто отказывается от сотрудничества, просто отстреливают". ИА REGNUM будет следить за ходом расследования по делу о гибели Ю. Емельянова.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.