Россия развернула на границе с Украиной почти 100 тыс. военнослужащих, а государственный секретарь США Энтони Блинкен провел встречи с союзниками по НАТО и представители Москвы в Европе. Иными словами, ситуация на границе с бывшей советской республикой накаляется. Всех интересует один вопрос: о чем же думает руководство России, пишет научный сотрудник Ploughshares Fund Анджела Келлетт в статье, вышедшей 7 декабря в The National Interest.

По ее словам, нельзя просто предполагать, что президент России Владимир Путин блефует, мобилизуя войска на границе, как это «было» в 2014 году и когда это «закончилось вторжение и аннексией Крыма».

"Может быть, Путин еще не решил», — отметил в рамках состоявшейся в фонде беседы бывший посол США в Киеве Стивен Пайфер, отвечая на вопрос, нападет ли Россия на Украину.
«Он человек, кто любит иметь возможность выбора. Я предполагаю, что идеальным исходом с точки зрения Кремля было бы добиться уступок от Украины или Запада без применения военной силы», — добавил дипломат.

В связи с этим подчеркнула Келлет, крайне важно, чтобы Запад делал все, что в его силах, чтобы донести до России, что в случае вторжения на Украину Москву будут ждать вполне реальные последствия. Поскольку Украина не является членом НАТО, гарантии в рамках Статьи 5 устава альянса — нападение на одного члена считается нападением на всех членов — на нее не распространяются. В таком случае России необходимо очертить те издержки, которые она понесет «в результате агрессии».

По словам Пайфера, во-первых, такие издержки будут включать в себя дальнейшую изоляцию Москвы. Российские власти проявили интерес к дальнейшим переговорам между президентами Путиным и Байденом. Если бы Россия вторглась на Украину, такое развитие событий было бы полностью исключено, и другие западные страны последовали бы ее примеру. Если бы это произошло, предсказывает Пайфер, «были бы повторения такого рода действий, чтобы изолировать Россию в других частях мира».

Во-вторых, вторжение России на Украину приведет к увеличению обороноспособности и потенциала сдерживания НАТО. Нечто подобное происходило в 2014 году, когда страны НАТО увеличили свои оборонные бюджеты после того, как Россия «захватила Крым» и «спровоцировала» конфликт в Донбассе.

«Сегодня НАТО тратит на десятки миллиардов долларов больше в год, чем шесть лет назад. Если произойдет крупное российское вторжение на Украину — я думаю, что эти цифры вырастут», — заявляет Пайфер.

В-третьих, при таком развитии событий против России будут введены экономические санкции, вариант которых, по некоторой информации, США и ЕС уже обсуждали.

«Я думаю, что Вашингтону и Брюсселю было бы полезно разработать согласованный набор санкций, а затем передать это в частном порядке российским властям», — указал Пайфер.

Наконец, России придется принять на себя урон от украинских вооруженных сил, которые стали более многочисленными, чем в 2014 году: если Россия вторгнется на Украину, вероятность российских военных потерь будет выше.

Соединенные Штаты и Запад, заключает автор, должны дать понять Украине, какую поддержку они готовы предоставить. Они также должны сообщить России, что ее вторжение на Украину будет иметь болезненные и реальные последствия. В этих условиях эффективная дипломатия может предотвратить катастрофическую войну.