Несмотря на то, что последние шестеро австралийских военнослужащих покинули недавно Кабул, тогда как австралийские власти прекратили сотрудничество с афганскими коллегами в дипломатический и разведывательной сфере, теперь внешнеполитическое ведомство Австралии заявляет о стремлении осуществить осторожное возвращение своих дипломатов и сотрудников спецслужб, пишут Джон Койн и Тиган Вестендорф в статье для The Strategist.

Представитель министра вообще добавил, что вывод «всегда планировался как временный шаг с намерением возобновить постоянное присутствие, как только для этого появятся обстоятельства».

«Если наша приверженность войне в Афганистане два десятилетия заключалась в том, чтобы не допустить превращения страны в базу террористов, то восстановление дипломатического и разведывательного поста в Кабуле почти неизбежно», — отметили эксперты.

По их словам, на основе последних пятидесяти лет истории страны можно с уверенностью сказать, что сложившиеся на сегодняшний день в стране республики неизбежно поспособствуют тому, что Афганистан снова станет площадкой для террористов, в том числе для ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Такое развитие событий приведет к дестабилизации региона.

«После решения Байдена [о выводе войск] Австралия столкнулась с трудным выбором. Сможем ли мы защитить наших дипломатов и офицеров разведки после ухода США и на фоне продвижения «Талибана» (организация, деятельность которой запрещена в РФ)? Очевидно, что нет», — указали Койн и Вестендорф, задавшись вопросом о том, что именно может добиться Австралия в сложившихся условиях.

Возможно, отмечают они, что на решение Канберры вернуться повлияло то, что США оставили 650 своих военнослужащих для охраны своего посольства.

Все причины, по которым Австралия планирует вернуться в Афганистан, лишь недавно выведя из него свои войска, едва ли когда-либо будут названы, однако очевидно, что на это решение повлияло недавнее заявление министра иностранных дел Китая Вана И, который подчеркнул, что КНР будет играть более существенную роль в происходящих в Афганистане процессах. Койн и Вестендорф уверены, что цель Пекина состоит в том, что сократить вероятность того, что «Талибан» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) пойдет на поддержку уйгуров в Синьцзяне.

«Он также будет стремиться к тому, чтобы вновь пришедший к власти «Талибан» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) не сорвал его инициативы в Пакистане в рамках проекта «Один пояс — один путь», — добавили они.

Поскольку Австралия уделяет все больше внимания Индо-Тихоокеанскому региону, ни разведка, ни дипломатическое сообщество не могут позволить себе, чтобы Афганистан превратился в слепое пятно, в котором происходит стычка геополитических и террористических угроз. Сбор технической информации, в том числе радиотехнической, вероятно, по-прежнему будет играть значительную роль. Тем не менее, ничто не может сравниться с наличием в стране собственного контингента, особенно в там, где при наблюдении издалека мало что имеет смысла.