Обсуждая переход на четырёхдневную рабочую неделю, надо понимать, о каких именно изменениях рабочего времени идёт речь. Такое мнение ИА REGNUM высказала кандидат экономических наук, доцент кафедры экономики труда и управления персоналом Новосибирского государственного университета экономики и управления Дина Константинова.

Эдвард Мунк. Рабочие на пути домой. 1914
Эдвард Мунк. Рабочие на пути домой. 1914

«Трудовой кодекс РФ не регламентирует максимальное или минимальное количество рабочих дней в неделю: в его ст. 91 речь идёт о нормальной продолжительности рабочего времени, которое не может превышать 40 часов в неделю. Соответственно, работодатель вправе устанавливать любые вариации графиков работы, а не только традиционные пятидневки по восемь часов или шестидневки по шесть часов. Главное — не превышать установленное законодательством ограничение. В случае целесообразности данного решения работодателем и сейчас может быть установлен график работы «четыре дня по десять часов», так называемая «сжатая» рабочая неделя. Об этом свидетельствуют и данные опроса портала SuperJob, по результатам которого 4% из опрошенных организаций уже внедрили такой режим работы, а 1% респондентов пробовали провести такой эксперимент», — отметила эксперт.

Кроме того, отмечает Дина Константинова, встаёт вопрос о размере оплаты труда.

«При сокращении нормальной продолжительности рабочего времени, государство, скорее всего, будет настаивать на гарантиях сохранения существующего уровня заработной платы, что для работодателя повлечёт за собой увеличение доли затрат на рабочую силу в себестоимости продукции/услуги. Данная проблема может быть решена, если за счёт сокращения рабочего времени возрастёт интенсивность труда, что приведет к росту его эффективности, но это возможно далеко не на всех рабочих местах и видах работ. В качестве одного из преимуществ перехода на четырёхдневную рабочую неделю называется возрастающая автоматизация и цифровизация трудовой деятельности, зачастую влекущая за собой сокращение рабочих мест. Уменьшение максимального рабочего времени в этом случае позволит предотвратить/уменьшить количество увольнений работников за счёт их перераспределения. Но данное преимущество может быть реализовано только на тех предприятиях, где действительно произошла модернизация. В масштабах же страны необходимы существенные вложения в инновации, чтобы снижение количества отработанных часов не привело к снижению ВВП».
Дина Константинова

Другой «плюс», по мнению экономиста — увеличение свободного времени работников, которое они могут потратить на отдых и проведение времени с близкими.

При этом данные опроса портала SuperJob показывают, что почти пятая часть респондентов (18%) планирует потратить ещё один выходной день «на дополнительную работу/подработку». Тем самым часть работников по сути нуждается не в дополнительном выходном дне, а в увеличении своих доходов. В то же время половина опрошенных действительно планирует использовать появившееся свободное время для отдыха (18%) и на семью/детей (32%).

«В целом представляется, что глобальный переход на сокращённую четырехдневную рабочую неделю может происходить только поэтапно, так как влечёт за собой существенные изменения и не только в трудовом законодательстве, но и в экономике страны в целом», — подчеркнула Константинова.

Читайте развитие сюжета: В Госдуме рассказали о переходе на четырехдневную рабочую неделю