Если говорить о готовности жителей России перейти на четырехдневную рабочую неделю, то здесь не может быть однозначного ответа, так как это зависит от того, чем занимается человек, какую работу он выполняет. Такое мнение ИА REGNUM высказала кандидат экономических наук, доцент кафедры экономики труда и управления персоналом Новосибирского государственного университета экономики и управления Юлия Масалова.

Борис Арцыбашев. Роботы. 1930-е
Борис Арцыбашев. Роботы. 1930-е
«1 февраля 2021 года сервисом по поиску работы Superjob был проведён очередной опрос, в котором приняли участие 300 работодателей и 1600 человек из экономически активной части населения России, представляющие все округа страны. Опрос касался поддержки работающими идеи перехода на четырёхдневную рабочую неделю. Если не сравнивать данные 2021 года с 2020 годом, а посмотреть динамику ответов в части поддержки перехода на четырёхдневную рабочую неделю за три последних года, то, на мой взгляд, нет однозначного увеличения числа тех, кто поддерживает такой формат, уровень чуть меньше 2019 года. При этом число тех, кто не поддерживает, как раз выросло на 2%. Показательными являются и ответы на следующий вопрос относительно того, обсуждалась или нет в компании сама возможность перехода, и 78% — отвечают, что нет. Те же 4%, которые уже ввели четырёхдневную рабочую неделю, не являются в достаточной мере показательными, так как нет данных, в какой сфере работают эти компании и насколько эффективнее они стали работать. При этом процент тех компаний, которые обсуждали возможность перехода и считают, что такой вариант недопустим (9%), значительно выше тех, кто считает его возможным (4%)».
Юлия Масалова

Эксперт уточнила, что, по данным сервиса Superjob, видно, что число тех, кто уверен, что сможет за четыре дня выполнить объём работы, которую он выполнял за пять, снизилось на 6% по сравнению с 2018 годом. В первую очередь, по мнению Масаловой, это связано с тем, что в целом интенсивность труда многих работников постепенно увеличивается в современных условиях. При этом тех, кто готов ещё постараться и высвободить себе дополнительный выходной день, действительно много. И это может говорить о том, что представление о трудоемкости конкретных процессов на многих предприятиях очень размыто, нет внятных нормативов. Вместе с тем имеет место и неравномерность нагрузки в течение рабочей недели, что тоже нельзя сбрасывать со счетов.

«На мой взгляд, такой формат может быть оправдан только тогда, когда можно будет говорить о существенном увеличении производительности труда (что будет выгодно для работодателя), при этом у работника будет реальная возможность улучшить баланс работа/личная жизнь (что повысит качество жизни работника), — подчеркнула она. — Данные опроса Superjob также показывают, что 18% планируют в освободившееся время заниматься подработкой, что как раз благоприятно не скажется на качестве их трудовой жизни. В то же время положительным моментом является то, что число тех, кто хочет себе позволить отдохнуть, в том числе активно, растёт, хоть и ненамного (2−3%). Около трети опрошенных готовы потратить высвободившееся время на семью и детей, что в принципе закономерно, так как женщины (53%) поддерживают эту инициативу активнее, чем мужчины (43%). И, скорее всего, они как раз готовы интенсивнее работать в условиях сжатой рабочей недели, чтобы высвободить дополнительный выходной и провести его в кругу семьи».