С точки зрения гражданско-демократической парадигмы официальные результаты выборов в стране вызывают сомнения и неприятие. Процесс поправок в Основной закон (фактически это уже новая Конституция, в которой изменены 46 статей) приведет к тому, что политическая система и, соответственно, практика регионального управления будут меняться.

Ящики для бланков голосования
Ящики для бланков голосования
Наталья Стрельцова © ИА REGNUM

Представляется, что гражданско-демократический дискурс будет уступать место подданически-автократическому. Теперь президент не гарант Конституции, а гарант мира и согласия, что расширяет его полномочия до квазимонархических.

С этой точки зрения результаты голосования регионов следует воспринимать не только как выражение регионалами лояльности центру, но и как демонстрацию способности глав и губернаторов контролировать свою территорию. В условиях падения доходов россиян последних шести лет (и особенно в период COVID-19) это обстоятельство ценится федеральным центром.

Деньги в федеральный бюджет поставляют 13 субъектов федерации (Москва, Санкт-Петербург, нефтяные регионы, Сахалин и т. д.), остальные дотационные или сугубо дотационные.

Главы и губернаторы, оказавшиеся способными организовать беспроблемное (в восприятии федеральной элиты) управление регионом, будут получать больше полномочий, а при адекватном лоббизме еще и экономические преференции. Именно с этих позиций система оценивает (официальные и не только) результаты голосования регионов.

Результаты голосования нельзя назвать региональной гонкой, но некоторые субъекты сделали ставку на высокую административную и корпоративную (крупные промышленные предприятия, сотрудники крупных сетевых фирм) мобилизацию лоялистов.

В первой пятерке лидеров голосования по параметру «за» — четыре республики (Чечня, Тува, Крым, Дагестан) и один автономный округ (Ямал). В первой десятке — шесть республик (Ингушетия, Башкирия) и только два региона с преобладающим русским населением (Тамбовская и Кемеровская области). Тридцать два региона показали результат выше 80%.

Руководство этих регионов сделало ставку на прагматичные реалии в отношении с центром. Установка федерального центра перевыполнена, подчеркивает высокую лояльность руководства регионов и ориентированность на экономические преференции.

Интересны и позиции, условно говоря, аутсайдеров. Шестнадцать регионов показали результат 30 и более процентов по параметру «против» и два — более 40% (Ненецкий АО и Якутия). Десять регионов проголосовали более протестно, чем Москва (Ненецкий, Якутия, Камчатский край, Магаданская область, Хабаровский край, Мурманская область, Иркутская область, Томская область, Республика Коми). Самая низкая явка (Хабаровский и Камчатский край, а также Иркутская область) — на уровне 44%.

Характерная особенность: лидеры по параметру «за» показывают одновременно и высокую явку, а аутсайдеры по этому показателю показывают низкую явку. Сорок один регион показал явку менее 65% (среди них нет двух столиц) и большинство из них в нижней части таблицы по показателю «за». Иными словами, показатели явки растут по мере роста результата «за».

Последнее свидетельствует о том, что у региональных властей было не только много времени, но и адекватная социология, и они принимали прагматичные решения по административным интервенциям.