Один номер паспорта на пять избирателей: Интервью депутата Народного Собрания Ингушетии Мусы Оздоева ИА REGNUM

Магас, 16 июня 2004, 18:26 — REGNUM  В среду Верховный Суд РФ рассматривал кассационную жалобу Российской Партии Мира (лидер - бывший президент Ингушетии Руслан Аушев) на решение Верховного Суда Ингушетии, отказавшегося признать недействительными итоги выборов в Народное Собрание этой республики, проходивших одновременно с выборами Государственной Думы 7 декабря 2003 года. По данным ИА REGNUM, Верховный Суд РФ данную жалобу отклонил. Однако, судя по всему, на этом вопрос о возможных серьезных фальсификациях в ходе голосования 7 декабря в Ингушетии не закрыт. Депутат Народного Собрания Ингушетии, лидер Ингушского республиканского отделения Народной партии РФ Муса Оздоев, ранее также подававший в Верховный суд Ингушетии иск о признании выборов в Народное Собрание недействительными, направил на имя Генерального прокурора РФ жалобу о нарушениях избирательного законодательства в Ингушетии. Об этих нарушениях он также говорит в письме, направленном президенту РФ Владимиру Путину. Корреспондент ИА REGNUM попросил Оздоева рассказать о том, в чем конкретно, по его данным, состояли эти нарушения. Интерес ИА REGNUM к данной проблеме обусловлен тем, что попытки судебной отмены итогов выборов предпринимаются в настоящее время и в других регионах России. Мы надеемся в ближайшее время получить комментарии Избиркома Ингушетии по поводу информации, сообщенной Оздоевым.

У нас имеется более 80 свидетельских заявлений о нарушениях в ходе выборов 7 декабря в Ингушетии. Главы администраций населенных пунктов указывали, за кого голосовать. Заходили в кабину для голосования, хотя по закону там во всякий момент должно быть не более одного человека - даже два близких родственника не могут заходить туда одновременно. У нас были видео- и фотоматериалы, подтверждающие такие факты. Однако во время рассмотрения наших исков в Верховном Суде Ингушетии судья все это проигнорировал, даже не приобщил наши материалы к делу. Были также случаи повторного голосования. Мы проверили списки избирателей по семи избирательным участкам и обнаружили, например, что один номер паспорта фигурирует там пять раз!

Кроме того, по нашим данным, на большом количестве участков итоги выборов были напрямую сфальсифицированы территориальными избирательными комиссиями. Вечером 7 декабря, после подсчета голосов на участках, участковые комиссии подписали свои протоколы результатов голосования. Мои представители получили копии этих протоколов. Затем утром оказалось, что территориальная избирательная комиссия в свой протокол внесла уже совершенно иные данные по этому участку. В основном завышалось количество голосов за "Единую Россию". У нас есть эти данные более чем по 80 участкам. А чтобы признать выборы Народного Собрания Ингушетии недействительными, по закону достаточно добиться отмены их результатов по 30 участкам (это 25% от общего числа участков). Когда наш иск рассматривался в Верховном Суде Ингушетии, мы сначала представили такие данные по 35 участкам, потом стали "добавлять" еще по нескольку протоколов. В конце концов, судья Даурбеков заявил, что больше протоколы приобщать к делу не будет. Заметим, законных оснований для такого отказа у него не было.

Мы также предъявляли копии списков избирателей по нескольким участкам, из которых следовало, что участковыми избирательными комиссиями были допущены нарушения (например, напротив многих фамилий стояли неверные номера паспортов). Таким образом существенно завысили результаты "Единой России" на выборах в Госдуму по партийным спискам. Только в городе Назрани, как следует из полученных нами данных, этим способом "добавили" 17 тысяч голосов. Имевшиеся в нашем распоряжении копии списков избирателей, однако, не были заверены избирательными комиссиями и доказательствами по делу служить не могли. Мы на этом основании заявляли, что судья должен истребовать оригиналы списков, но он отказывался это делать, опять же без всякой мотивации. Заметим, что после каждого нашего ходатайства судья должен был объявлять перерыв и удаляться в совещательную комнату, чтобы там принять решение. Однако он ни разу этого не сделал, сходу отметая все наши ходатайства и наперед заявляя, что ни одно из них не будет рассмотрено.

Я также баллотировался по Ингушскому одномандатному округу в Государственную Думу. Мои наблюдатели находились на большинстве участков. На некоторых участках находилось по два моих наблюдателя, и были случаи, когда они получали копии протоколов с абсолютно разными цифрами! Мы представили суду и эти данные. Председателей соответствующих участковых комиссий вызывали на допрос в суд, спрашивают: "Это ваша подпись под копией протокола?" Ответ: "Похожа на мою, но не уверен, не помню, подписывал ли, час был поздний, я был уставший". Ни разу в этом случае судья не назначил графологическую экспертизу.

Видя такое поведение судьи, мы решили провести в ряде населенных пунктов подворный обход избирателей. Подобного рода обход, наверное, проводился в России впервые. Мы взяли с собой копии списков избирателей с тех участков, откуда нам их удалось получить. Там напротив каждой фамилии черными чернилами был написан номер паспорта. Мы просили людей синей ручкой написать рядом действительные номера своих паспортов. Расхождения были обнаружены в десятках случаев - а ведь обойти мы смогли лишь малую часть избирателей. Затем эти люди писали заявления о том, что они в действительности не голосовали, однако все это суд проигнорировал.

Следует также отметить, что на членов избирательных комиссий, которые пытались препятствовать вышеописанным нарушениям, оказывалось беспрецедентное давление. Приведу лишь один пример. В городе Малгобеке член территориальной избирательной комиссии Зарема Костоева отказалась подписывать итоговой протокол, так как видела, что в протоколах, которые привозились в территориальный избирком с участков, все цифры были проставлены карандашом, что заставляло предположить, что имеют место фальсификации. С Картоевой попытались "поговорить по душам", после чего она вынуждена была уехать из республики. Тогда МВД Ингушетии объявило ее в розыск. Основанием было то, что три года назад она якобы незаконно получила больничный. Врача, отказавшуюся подтвердить, что тот больничный был фальшивым, уволили, хотя на момент увольнения она была в декретном отпуске. Затем дома у Картоевой провели обыск с участием ОМОНа - якобы искали фальшивый диплом об окончании вуза.

По окончании выборной кампании все члены избирательных комиссий получили премии. За исключением тех, кто выступил на моей стороне и громко заявил о нарушениях.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
29.05.17
Лейбористы накануне выборов: ошибки или верная ставка?
NB!
29.05.17
Сбудется ли пророчество Мао?
NB!
29.05.17
Итоги саммитов G7 и НАТО: Меркель подписала капитуляцию
NB!
29.05.17
Реформа Конституции в Польше. О каких правах заявляют автономисты?
NB!
28.05.17
«Торино» и «Сассуоло» устроили голевое шоу — 5:3
NB!
28.05.17
«Одним нажатием кнопки можно отправить врага в доцифровую эпоху»
NB!
28.05.17
«Перестройка – это когда ядро системы работает на саморазрушение»
NB!
28.05.17
Прибалтика, наконец, вымолила себе экономическую блокаду у России
NB!
28.05.17
«Наполи» и «Сампдория» устроили голевую феерию
NB!
28.05.17
Кто враг русским на Севере? Личные махинации или английские империалисты?
NB!
28.05.17
Ультиматум митингующих в Самаре: бойкотировать президентские выборы
NB!
28.05.17
Осталось ли у России право на Историю и у русских — право на самоуважение?
NB!
28.05.17
Украина: как и почему левая политика умерла
NB!
28.05.17
В Москве проходит новая акция протеста против реновации
NB!
28.05.17
Бжезинский умер, но дело его живет
NB!
28.05.17
«Тайфун» еще может грянуть
NB!
28.05.17
«Жизнь Чернышевского». Шестая серия
NB!
28.05.17
Смотреть «наше кино» мешают прокатные удостоверения и цены Госфильмофонда
NB!
28.05.17
Анкара и Дамаск на грани примирения?
NB!
28.05.17
В Иркутске состоялся первый полет нового российского самолета МС-21
NB!
28.05.17
Два человека погибли во время паводков на Ставрополье
NB!
28.05.17
Страны G7 не смогли достигнуть соглашения по климату