«В Советском Союзе Академия была в два раза меньше, но результатов было больше», — отметил в ответе на вопрос ИА REGNUM о снижении уровня и падении престижа РАН её глава, академик Александр Сергеев.

Александр Сергеев
Александр Сергеев
Kremlin.ru
«Мы болезненно воспринимаем этот вопрос. В Советском Союзе Академия была в два раза меньше, но результатов было больше. Но это не есть вина РАН, что она стала такой большой. В 2015 году соединили три академии, а до этого по инициативе, которая шла сверху, было добавлено достаточно большое количество мест. И в 1991 году — это был драматический год — Академия наук осенью оказалась почти распущенной. Но хватило мудрости и власти, и академикам консолидироваться: тогда объединили вновь избранную Академию наук Российской Федерации и Академию наук СССР, и это тоже привело к увеличению числа мест. Но, с другой стороны, Вы абсолютно правы, что раньше академиков знали почти всех по именам, а сейчас и президента РАН большинство не знает по имени. В том числе воспринимаю как упрек себе. Но сейчас мы выбирали на меньшее число мест, чем в прошлый раз: на 100 человек меньше стало в Академии наук. Мы считаем, что это правильно, мы должны как-то подсокращаться. Это правильно было понято всеми членами РАН, я надеюсь, что в будущем мы потихоньку по этому пути будем идти».

Академия наук РФ не только уменьшилась на сотню членов, но и помолодела. Средний возраст избранных академиков 64 года, а членов-корреспондентов — 58 лет, против прежних 75 и 68. То есть в среднем на десять лет РАН стала моложе. И эту тенденцию её глава считает необходимым сохранить. При этом, так сказать, «старейших и мудрейших» никто трогать не собирается. Во-первых, звание академика, как известно, пожизненное. Во-вторых, ученые с большим опытом — это опора науки, её слава. В РАН свои цифры возраста — дал понять ее президент.

«Омоложение есть, может быть, не такое сильное, как хотелось бы для СМИ и общества. Но подходите к Академии наук как к собранию мудрых людей. А мудрость приходит с годами», — подчеркнул Александр Сергеев.

Причину падения известности ученых в обществе — в былые времена было иначе: имена Курчатова и Королева знали даже дети — академик Сергеев видит не в самой науке или ее представителях. Общество и власть виноваты в этом.

«Может быть, какая-то часть ответственности на Российской академии наук здесь есть, — пояснил академик Сергеев ИА REGNUM, — но в целом ответственность лежит на нашем обществе и на нашей власти. И особенно остро становится понятно сейчас. Ведь двинуть вперед экономику и соревноваться за пятое место со странами, которые несутся вперед на рельсах научно-технического прогресса, не поддерживая, не поднимая престижа науки в стране, бессмысленно. Мы так никогда не угонимся«.

Впервые за многие годы главными «героями» Общего собрания РАН стали гуманитарии. Традиция первенства «физиков» на сей раз была нарушена. И это тоже связано, как выясняется, с задачами страны и российской науки. На Сессии первого дня Собрания обсуждались фундаментальные проблемы развития современного российского общества. Впервые был представлен научный взгляд на современную Россию с точки зрения гуманитарных наук.

«Там один из самых важных вопросов был такой — а может ли вообще общество развиваться и соответствовать экономическому продвижению вперед, если в обществе не сформулирован консенсус относительно общих ценностей, общих направлений развития, приоритетно. Если этого нет, то как общество у нас будет развиваться? Это в том числе к Вашему вопросу, — отметил глава РАН для ИА REGNUM. — Если престиж науки и наука не будут у нас в стране рассматриваться как главный приоритет, никуда мы по этим рельсам не угонимся. И здесь уже вопрос не только к РАН — хотя и к нам — но и ко власти, и к обществу. Нам всем нужно поддерживать престиж науки, поднимать его. И ни в коем случае не допускать действий, которые, как мы знаем, недавно произошли в отношении нашего Физического института (ФИАН), когда мы совершенно по непонятной причине престиж нашего Физического института упустили, и не только института, но и силовых структур, которые это сделали. Такого быть не должно, если мы хотим, чтобы хорошо думали о нашей науке и надеялись, что она выведет нас на пятое место».

Выборы академиков и членов-корреспондентов — первые с новым президиумом РАН — прошли, что называется, инновационно. Число вакансий сократилось. Конкурс на них возрос — где-то даже до 55 человек на место. Да и подсчет голосов экспериментально вели в электронном виде. Вот, правда, с модным ныне индексом Хирша (показатель, предложенный физиком Хорхе Хиршем для оценки научной продуктивности физиков, основанный на количестве публикаций и цитировании этих публикаций — прим. ИА REGNUM.) не везде все сложилось гладко. «Хирш» не везде в почете», — отметил академик, объяснив, что важнее все же результаты работы. Как, например, в Сельхозакадемии: новые сорта культур и породы животных, выведенные учеными, перевешивают по значимости публикационную активность. Отчего и на этих выборах избрали, скажем, не ученого с высоким индексом Хирша, а того или тех, у кого он был ниже, но научные результаты — то, что можно увидеть и, так сказать, потрогать, — убедительнее. Особенно, по словам академика, индексы Хирша высоки у тех, кто работает в крупных международных компаниях, «где у каждой статьи 100−200−1000 авторов». В этом случае «Хирш у вас начинает расти как на дрожжах, а кто-то публикуется один: попробуй, угонись».

Тем не менее показатель публикационной активности — средний по специальности — безусловно, учитывался. Если недотягивал до нужной величины, то возникали законные вопросы, чем это вызвано, пояснил критерии оценки кандидатов в РАН её глава.

Читайте ранее в этом сюжете: Голикова: 37 млрд пойдёт на создание СКИФа в Новосибирске