Симпозиум «Красная стрела. Советское искусство — взгляд из будущего» прошел 13 ноября, в «нулевой» день VIII Санкт-Петербургского международного культурного форума, в Центральном выставочном зале «Манеж».

Григорий Брускин
Григорий Брускин
Марина Александрова © ИА REGNUM

Разговор директоров музеев, кураторов выставок, художников и искусствоведов был посвящен восприятию советского искусства в России и за рубежом и тем формам, в которых оно представляется сегодня зрителю. Модератором обсуждения был руководитель секции «Изобразительное искусство», ректор Санкт-Петербургского государственного академического института живописи, скульптуры и архитектуры имени И. Е. Репина Семен Михайловский. Мероприятие предваряло открытие масштабной выставки «Дейнеки/Самохвалов» в «Манеже», куратором которой является Михайловский. В симпозиуме приняли участие куратор Национального центра искусства и культуры Жоржа Помпиду Николя Люччи-Гутников (Франция), директор Отдела аспирантуры кафедры искусствознания Университета Норзвестерн Кристина Кэр (США), генеральный директор Государственной Третьяковской галереи Зельфира Трегулова (Россия), художник, эссеист Григорий Брускин (Россия, США), директор Курской государственной картинной галереи имени А. А. Дейнеки Игорь Припачкин и директор ЦВЗ «Манеж» Павел Пригара.

Участники
Участники
Марина Александрова © ИА REGNUM

Семен Михайловский представил участников и указал на то, что тема представления советского искусства за рубежом сегодня весьма актуальна. Он напомнил о важнейших выставках, прошедших в разных странах в последние годы — Revolutsiia! Demonstratsiia! («Революция! Демонстрация!») в Чикагском институте искусств в 2017—2018 годах и Rouge. Art et utopie au pays des Soviets («Красный. Искусство и утопия в Стране Советов») в Национальном музее Гран-Пале в Париже в 2019 году. Также он раскрыл интригу названия симпозиума. «Красная стрела» — это скоростной поезд, соединяющий Москву и Санкт-Петербург, а на выставке, открытие которой предварял симпозиум, представлено творчество художников, работавших и состоявшихся в этих двух городах. Именно они имели право представлять Советский Союз за рубежом, их работы экспонировались в крупнейших галереях и даже продавались на Западе.

Презентация
Презентация
Марина Александрова © ИА REGNUM

Первое слово получила генеральный директор «Третьяковки» Зельфира Трегулова. Она рассказала о своем многолетнем опыте представления советского изобразительного искусства за рубежом и о том, как менялось отношение к этому искусству — от взгляда через ироническую призму постмодернистского «соц-арта» к серьезному взвешенному осмыслению.

Зельфира Трегулова
Зельфира Трегулова
Марина Александрова © ИА REGNUM
«Советская система создала феноменальный инструмент обработки человеческого сознания. И этот инструмент в чем-то — системно, типологически — был похож на инструмент, который активно прорабатывался и развивался уже в 50-е — 60-е годы по овладению массовым сознанием через массовое искусство… Приходится признать, что все самые выдающиеся художники, включая, конечно же, Дейнеку и Самохвалова, были вовлечены в орбиту власти, ни один не избежал этого. Если ты хотел оставаться художником и продолжать работать так, чтобы твои работы висели на выставках, чтобы ты работал с общественными пространствами, ты должен был быть в обойме власти — и все там были. Другое дело, что мы сегодня видим: видимость безоговорочной работы на власть в достаточно серьезной степени была видимостью.
Сегодня мы считываем в этих работах гораздо более глубокие смыслы, сознательно их закладывали художники или бессознательно. В знаменитой картине Лактионова «Письмо с фронта» мы видим христианские мотивы, христианскую иконографию, благую весть. Сегодня мы наконец можем употреблять гораздо более сложный и дифференцированный инструментарий для анализа этого искусства»

Куратор выставки Rouge. Art et utopie au pays des Soviets («Красный. Искусство и утопия в Стране Советов») Николя Люччи-Гутников поделился своим опытом.

Николя Люччи-Гутников
Николя Люччи-Гутников
Марина Александрова © ИА REGNUM
«Моей целью было показать транзицию между авангардом и соцреализмом. Когда я был студентом, то внимательно читал известную книгу Бориса Гройса «Gesamtkunstwerk Stalin». В книге Гройс говорил, что соцреализм был продолжением авангарда. Эта теория меня очень интересовала, и я часто вспоминал Гройса и его книгу, когда готовил выставку. Выставка Rouge была мультидисциплинарной — на ней была и живопись, и скульптура, и графика, и архитектура, и дизайн. Мультидисциплинарность важна для советского искусства.
Выставку Rouge восприняли положительно, о ней говорили все большие газеты, хотя некоторые из них вопрошали: «Как можно показывать искусство тоталитарного государства?». Они смешивали этику и эстетику. Франция очень политизирована, против проекта были и левые (троцкисты), и правые. Для меня это было странно, но я рад, что смог провести такую выставку. Я бы очень хотел организовать выставку Дейнеки в Центре Помпиду. Это художник, которого я очень уважаю. Считаю, что его должны увидеть во Франции»
Кристина Кэр
Кристина Кэр
Марина Александрова © ИА REGNUM

Искусствовед и куратор из США Кристина Кэр рассказала о большом интересе к советскому искусству в США и о трудностях, с которыми приходится сталкиваться при организации таких выставок в последние годы. В США введено эмбарго на использование предметов искусства, находящихся в российских коллекциях, а потому многие объекты — например, спроектированную известными художниками 20-х годов мебель — приходилось реконструировать. Также куратор рассказала о том, как отличались концепции двух выставок Revolutsiia! Demonstratsiia! и Revolution Every Day (первые буквы этого названия складывались в акроним RED, «красный»). Если первая выставка создавала некие пространства советского искусства, которые зрителям предлагалось населять, то вторая показывала именно повседневную жизнь под воздействием советской идеологии, день за днем — недаром важной частью выставки были календари. На выставке также показывались фрагменты из фильмов, передающих индивидуальный опыт советских людей. Обе выставки вызвали большой интерес и имели очень хороший прием.

Живущий в США художник и публицист Григорий Брускин рассказал о трансформации, которую претерпело его собственное восприятие искусства соцреализма.

Григорий Брускин
Григорий Брускин
Марина Александрова © ИА REGNUM
«В детстве и юности я очень не любил советскую власть и светское искусство. Я был уверен, что это искусство лжи, задача которого промывать мозги людям, визуализиовать идеи партии и правительства. Я думал, что большие картины и высотные дома были созданы специально для того, чтобы меня унизить. Спустя годы, когда Советский Союз распался, я начал приглядываться к советскому искусству и понял, что что как отражение в кривом зеркале может исказить лицо, но выявить важную суть человека, так и искусство социалистического реализма, искажая действительность, на самом деле рассказало большую и важную правду о нашей жизни. Я постоянно сталкиваюсь с тем, что какие-то искусствоведы вообще не признают советского искусства, оно не понятно молодежи, которая часто просто начинает смеяться при виде этих работ. Есть профессионалы, которые воспринимают советское искусство как китч. Но важно снова начать изучать и объяснять это искусство, которое на самом деле замечательное и интересное, и важно показывать его в международном контексте — на примере искусства Америки, Мексики, Италии. Советское искусство нужно показывать не как некий экзотический кунштюк — вот, де был ужасный Сталин, ужасный режим, идеологический китч — а глубоко исследовать его и тогда это искусство станет более понятным не только на Западе, но и в нашей стране»

Директор Курской государственной картинной галереи имени А. А. Дейнеки Игорь Припачкин указал на такое грустное явление, сложившееся в нашей стране, как «внутреннее зарубежье» (по аналогии с «внутренней эмиграцией»).

Игорь Припачкин
Игорь Припачкин
Марина Александрова © ИА REGNUM
«Многие советские художники — такие как Дейнека, Самохвалов, художники 70-х годов — сейчас не востребованы. Складывается впечатление, что они чужие. Мне кажется, что это недостойно нас как народа. Мы имеем историю разного характера, но мы должны ее воспринимать как собственную историю, иметь и мужество, и великодушие признавать все и искать какие-то положительные зерна… Если говорить конкретно о Дейнеке, то мы все время вспоминаем о политической позиции, которую он заявлял. Но вот от нас на выставке представлена картина «Футболист». Вот посмотрите, и скажите, где в ней пропаганда и в чем ее идеологическая составляющая? Никакого! Хорошее искусство выше всякой идеологии. Любая хорошая картина, даже самая реалистическая — это абстракция. Хороший художник — это прежде всего математик и физик. Нужно помнить, что Дейнеку в свое время упрекали в формализме. Он для меня не социалистический, а метафизический реалист. Нельзя с какой-то иеологической программой подходить к таким великим художникам как Александр Дейнека. А если дистанцироваться от таких художников, то я и не знаю, на кого тогда смотреть»

Подытоживая беседу, Семен Михайловский согласился с тем, что нельзя шарахаться от искусства социалистического реализма.

Павел Пригара и Семен Михайловский
Павел Пригара и Семен Михайловский
Марина Александрова © ИА REGNUM

«Это искусство не нуждается в адвокатах. Этический ммент важен, но проходит время, и ты уже спокойно это воспринимаешь. В Колизее же туристов не останавливает, что там кидали львам христиан? Или то, что в египетских пирамидах не хватает оптимизма и человечности. Так что, я думаю, что пройдет время и мы будеи относиться спокойнее. Потому и симпозиум мы назвали «Советское искусство — взгляд их будущего».