Возбуждено уголовное дело против охранников Киркорова по статье "Открытое воровство чужого имущества"

Москва, 13 июня 2004, 14:10 — REGNUM  Как ранее сообщало ИА REGNUM, сразу после нападения на журналистку охранников Киркорова, которые изъяли у нее дорогостоящую редакционную аппаратуру, Ирина обратилась в Октябрьское районное отделение УВД Ростова-на-Дону, где написала заявление, в котором изложила факты происшедшего на самой пресс-конференции и действия охраны в коридоре. По факту изъятия у нее аппаратуры было возбуждено уголовное дело. Что касается дела о защите чести и достоинства журналистки, то к этому у Ирины, как стало ясно из нашей беседы, сложное отношение.

С одной стороны, родные в один голос убеждают ее не делать этого. Отчасти - опасаясь за нее: после того, как инцидент получил общественную огласку, неизвестные звонили Ирине домой и угрожали, используя нецензурную стилистику шоу-звезды. Кто это были - его поклонники, или деловые партнеры, Ирина не знает. С другой стороны, она осознает, что судебный процесс со звездой - это весьма затратное, с финансовой стороны, дело. А денег у Ирины немного: судебные процедуры, связанные с возбуждением уголовного дела по факту порчи редакционной аппаратуры, отнимают много времени. "Уже 3 недели мне некогда писать",- говорит она. К тому же оплачивать судебные издержки, при окладе в 2,5 тыс. рублей, понятное дело, накладно.

Однако дело не только в этом. "Я не хочу нового судебного процесса", - говорит она. Потому что считает, что это не изменит ситуацию в целом. А менять, считает Ирина, надо общественную позицию по отношению к журналистам: слишком часто, даже в Ростове, они становятся жертвами произвола.

Справка. Ирина Ароян: "Как я ходила на пресс-конференцию Киркорова"

Ростовская журналистка Ирина Ароян, которую во время ростовской пресс-конференции оскорбил эстрадный исполнитель Филипп Киркоров, описала ИА REGNUM события пресс-конференции:

20 мая по заданию редакции я пришла на пресс-конференцию Филиппа Киркорова и Анастасии Стоцкой, которая проходила в конференц-зале гостиницы "Ростов". Организаторами гастролей Киркорова была компания RONEs и ростовское театральное агентство "МиР". Приглашение на мероприятие было в устно-договорной форме: "Газета Дона" в двух номерах давала рекламу будущего тура, а "МиР" пригласил журналиста на пресс-конференцию и дал билет на концерт.

Документального подтверждения приглашения нет. Моя фамилия есть (была) в списках аккредитованных журналистов, который составлял "МиР", но я почти уверена, судя по предыдущим инцидентам с другими журналистами, что "МиР" в лучшем случае займет нейтральную позицию (в худшем - не захочет ссориться с Киркоровым и выступит на его стороне) и не предоставит подтверждение их приглашения на пресс-конференцию. Хотя, возможно, я ошибаюсь. Единственным доказательством этого приглашения может быть SMS-сообщение на мой мобильный телефон с мобильного пресс-секретаря "МиР"а, где мне сообщалось о необходимости иметь при себе паспорт и удостоверение. Косвенное подтверждение - реклама в газете. Хотя то, что меня пустили, дали место во втором ряду, позволили задавать вопросы, фотографировать - само собой подтверждает легитивность моего присутствия.

Сотрудники "МиР"а объявили, что пресс- конференция начнется17.30 и закончится в 18.10. Киркоров и Стоцкая появились в 17.55. Я была первым журналистом, решившим задать вопрос. Первый мой вопрос был обращен к Насте - "Как вы думаете, почему из всей труппы Чикаго Филипп выбрал Вас в качестве подопечной?". Перебивая девушку, Филя заявил, что расхваливать себя Насте неудобно, потому будет говорить он: "Я увидел в ней большой потенциал, фанатичную преданность музыке. Так что дело не в ее прелестях, хотя, конечно же, длинные красивые ножки идут ей на пользу".

Следующий мой вопрос был обращен к Киркорову - "Чем обусловлено столь большое количество римэйков в вашем репертуаре: отсутствием новых мелодий, авторов, или на то есть другие причины?" Трудно было предвидеть столь бурную реакцию на, казалось бы, вполне невинный вопрос. "Назовите римейки в моем репертуаре. Нужно отвечать за свои слова, назовите эти песни, - яростно требовал он, не давая вставить и слово. - А вот я сейчас буду перечислять те песни, которые принесли мне славу". Далее пошел длинный список "нетленных шедевров", среди которых были "Зайка моя", "Атлантида" и другие. Мой вопрос отнюдь не носил провокационный характер, поэтому я попыталась "сгладить" нарождающийся конфликт: "Филипп, я не пыталась умалить ваших заслуг и достоинств". Я попыталась остановить поток перечислений, быть может сделав это в несколько ироничной форме: "Филипп, да мы знаем, что вы великий". "Да, я великий, - парировал Киркоров. - Перестаньте меня фотографировать. Я не хочу, чтобы вы меня фотографировали. Не люблю непрофессионалов. Только вчера из подворотни, а сегодня на втором ряду. И вообще, убирайтесь отсюда, вы меня раздражаете, раздражает ваша розовая майка, сиськи и микрофон!"

- Мне можно так и написать?

- Мне п..., что вы напишете, - звезда перешла на мат.

- Филипп, я, почему Вы так себя ведете?! Я, как и вы, на работе! - я пыталась прервать поток брани.

- Взяла и вышла! Встала и ушла!

- До свидания, - уходя, говорю я.

- До свидания, - передразнивает меня Киркоров. - Научитесь говорить по-русски, - орет он мне вслед.

- А вы научитесь себя вести. "Звезда"! - уходя кидаю я.

- П... а! - орет Киркоров мне вслед.

Но и это был не конец. Прямо за дверью, в длинном, пустом коридоре на меня напали два здоровенных охранника Киркорова: заломили руки за спину, зажали рот и начали угрожать: "Меньше будешь гавкать. Не будешь открывать рот". Неизвестно, что бы было дальше. Но, к счастью, в этот момент из-за дверей конференц-зала вышел фотокорреспондент "Комсомолки" Дмитрий Норов.

- Ты куда? Что выносишь? - один из охранников кинулся к нему.

- Ребята, у меня ничего нет. Я вообще тут не причем, - буквально убегая от "бойцов" пытался оправдаться фотокор.

Охранник схватил его за руку, но почти тут же отпустил, и они снова принялись за меня. Двухметровые бойцы стали вырывать у меня фотоаппарат и диктофон, пытаясь разломать аппаратуру.

- Не ломайте! Это не моя, редакционная аппаратура. Сотрите, что хотите.

- Давай сюда пленки, - тупо твердили охранники.

- Это цифровая аппаратура, здесь нет пленок, - несколько раз пришлось пояснять мне. - Сотрите, что хотите, только не ломайте технику.

Обратиться за помощью было не к кому. Коридор гостиницы был пуст. Только из-за угла за происходящим краем глаза наблюдал фотокор "Комсомолки". Ни одного представителя ростовской компании "МиР" - организаторов гастролей нигде не было. Мне удалось выхватить диктофон.

- Быстро стирай, - с видом бандитов, выскочивших из подворотни охранники прижали меня к стене. - Так, стерла, а теперь давай сюда чип фотоаппарата. В поисках флэш-карты, они стали ломать створки фотоаппарата.

- Не ломайте, - просила я. - Вот стоит профессионал (указывая на Норова), пусть он сотрет, если вы не верите мне.

Норов приблизился к нам.

- Ребята, давайте я просто отформатирую чип. На нем ничего не останется, и вы отдадите его назад. Он очень дорогой - стоит несколько тысяч. Он извлек чип, но "бойцы" вырвали деталь. Затем один из них снова начал отнимать диктофон. Я не отдавала.

- Вот смотрите, Erase это по-английски стирание. Смотрите, я нажимаю. Тут уже ничего нет.

Наконец, они от меня отстали. Выйдя в вестибюль гостиницы, я принялась искать представителей компании-организатора гастролей. Поиски были тщетны. Наконец, я заметила парня из службы безопасности "МиР"а и кинулась к нему:

- На меня напали охранники Киркорова, поломали редакционную аппаратуру, забрали дорогой чип. Представитель ростовской службы безопасности попытался попросить у киркоровской охраны деталь фотоаппарата. Но они не отдали. Представитель "МиР"а пообещал забрать у киркоровской охраны чип и вернуть мне. Но так и не отдал.

Час спустя после инцидента я позвонила пресс-секретарю "МиР"а и потребовала чип. Но она ответила, что ничем помочь не может. В настоящий момент ОВД Октябрьского района возбудило уголовное дело против охранников Киркорова по статье "Открытое воровство чужого имущества".

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.