Главный архитектор Казани Татьяна Прокофьева покидает свой пост, который занимала с 2009 года, не дождавшись принятия главного для столицы Татарии документа — генерального плана, вызвавшего многочисленные скандалы и недовольство горожан, продолжающиеся до сих пор. Отставку Прокофьевой подтвердили в мэрии, добавив, что она будет участвовать в городских градостроительных комиссиях в качестве архитектора, передаёт корреспондент ИА REGNUM.

Казань
Казань
MarSaf

Читайте также: Надежды на Ford, в подарок Porsche, четвёрка в Forbes: неделя Татарии

Напомним, слухи о возможной отставке Прокофьевой появились в середине марта 2019 года. Свой пост она занимает с октября 2009 года. Имя Татьяны Прокофьевой ещё в годы обсуждения кандидатуры главного архитектора связывали с США. Именно там она работала до прихода в администрацию Казани, занимая посты в международных компаниях. В команду Ильсура Метшина Прокофьева попала в 2007 году, став сначала советником мэра, а позднее главным архитектором. В последние полтора года ей довелось находиться в центре скандала, связанного с принятием нового генерального плана, против некоторых проектов которого выступали и выступают горожане. В частности, недовольство вызвали планы по строительству дорог по уже имеющейся жилой пригородной застройке. Жители пригородных посёлков не готовы переезжать со своих мест и протестуют. В преддверии «прямой линии» с Владимиром Путиным 20 июня 2019 года активисты записали видеобращение к Минэкономразвития РФ и мэру Казани, в котором назвали проект генплана чудовищным и просили не принимать его, а отправить на доработку. Позднее появились данные, что Минэкономразвития поддержало казанцев, не согласившись с проектом генплана.

Читайте также: «Проект генплана чудовищен»: казанцы — мэру и Минэкономразвития России

А также: Федеральные ведомства не согласились с проектом генплана Казани

Кандидатура нового главного архитектора, которому и предстоит защищать окончательную редакцию генплана, пока неизвестна.

Мэр Казани Ильсур Метшин объяснил уход Прокофьевой тем, что она «приняла решение оставить чиновничью работу, хоть она и имела элементы творчества, и продолжит работать архитектором».