Американская инфраструктура безопасности, созданная в Азии, сталкивается с новыми вызовами, как внешними, так и внутренними. Стратегия национальной безопасности президента США Дональда Трампа, получившая название «Америка прежде всего», может положить конец региональным союзническим и партнерским отношениям, которые США поддерживали в течение 70 лет. На фоне этого Китай угрожает разрушить сложившийся порядок вещей, обеспечивающий региональную безопасность и стабильность, пишет Ричард Бицингер в статье для издания Asia Times.

Си Цзиньпин и Дональд Трамп
Си Цзиньпин и Дональд Трамп
Иван Шилов © ИА REGNUM

Читайте также: New York Times: Какой «скелет» Индия прячет от посторонних?

Хуже всего то, что мы не можем сказать точно, что именно подразумевает подход Трампа в отношении Азии. В чем, так сказать, суть его «азиатской политики»? Неопределенность возникла потому, что сам Трамп и большая часть его администрации, похоже, решили сделать ставку на импровизацию. Трамп прислушивается к своей интуиции, инстинктам и внезапно охватившим его чувствам. Это позволяет ему вести довольно гибкую политику, которую очень сложно предсказать. Нередко трудно сказать, чего Трамп действительно хочет.

В 2017 году Трамп побывал на саммите Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС), на котором провозгласил свою мечту о «свободном и открытом Индо-Тихоокеанском регионе» (FOIP). Можно сказать, что глава Белого дома позаимствовал эту концепцию у премьер-министра Японии Синдзо Абэ, который озвучил ее еще десять лет назад, чтобы сплотить региональных партнеров в экономическом и военном плане.

Дональд Трамп и Синдзо Абэ
Дональд Трамп и Синдзо Абэ
(cc) 内閣官房内閣広報室

Кроме того, и стратегия национальной безопасности США, представленная в 2017 году, и национальная оборонная стратегия, разработанная в 2018 году, предусматривают широкое взаимодействие с азиатскими государствами. В частности, говорится, что Китай стремится вытеснить Соединенные Штаты из региона и установить китайско-ориентированный порядок посредством предоставления экономических стимулов, проведения информационных операций и военного принуждения. США крайне недовольны действиями КНР в Южно-Китайском море, особенно это связано с растущим присутствием Пекина на островах Спратли и вокруг них. По мнению Вашингтона, действия Китая «угрожают свободной морской торговле, суверенитету других стран и подрывают региональную стабильность».

Однако после того, как в США было озвучено несколько смелых заявлений, не было предпринято практически никаких реальных действий. Например, в 2018 году Трамп не принял участия в нескольких региональных форумах по безопасности, включая саммит АСЕАН, АТЭС и саммит стран Восточной Азии. Более того, Трамп, кажется, почти полностью сосредоточен на Корейском полуострове, причем в ущерб ситуации в Азии.

Более того, в действиях внешнеполитической команды Трампа возобладал хаос. Президент США посвятил весь первый год своего срока формированию команды из относительно опытных экспертов в сфере национальной безопасности, в которую вошли министр обороны США Джеймс Мэттис, бывший советник по национальный безопасности Герберт Макмастер, бывший государственный секретарь Рекс Тиллерсон и представитель США при ООН Никки Хейли. Второй год своего срока Трамп посвятил расформированию внешнеполитической команды. В настоящий момент в администрации Трампа очень мало известных экспертов по Азии.

С другой стороны, есть те, кто считает, что политика Трампа в отношении Азии (или Индо-Тихоокеанского региона) больше созвучна устоявшейся традиции, чем принято думать. Военные обязательства США в отношении региона не сократились. Во всяком случае, администрация Трампа пытается развивать свою игру в Азии.

США расширили свои ежегодные военные учения с Таиландом «Кобра Голд», почти вдвое увеличив численность американских военных, принимавших участие в учениях. Данное обстоятельство рассматривают в качестве показателя улучшения отношений между США и Таиландом, которые значительно остыли после военного переворота 2014 года.

Учения Cobra Gold
Учения Cobra Gold
(cc) DVIDSHUB

Во-вторых, ВМС США продолжили проводить «операции по обеспечению свободы судоходства» (FONOP) в Южно-Китайском море. Американские военные предприняли по меньшей мере восемь региональных операций FONOP в 2018 году и недавно провели свою первую операцию в 2019 году. Несомненно, администрация Трампа будет продолжать оспаривать морские претензии Китая в этом регионе.

Читайте также: Asia Times: Почему США разучились побеждать в войнах?

Наконец, есть ряд экспертов, которые указывают на то, что нынешняя внешняя политика США и политика безопасности в Азии оказались «в режиме автопилота». Эксперт из австралийского Института Лоуи Аарон Л. Коннелли пишет в своей статье «Автопилот: политика в Восточной Азии при администрации Трампа», что политика Трампа в Восточной Азии все еще очень похожа на ту политику, которую проводили его предшественники. Однако сходство заключается в том, что нынешней администрации также не хватает «необходимой экспертной оценки, опыта и воли в реализации» своей стратегии в Азии.

Подобный «режим автопилота» связан с рядом опасностей. Во-первых, утверждает Коннелли, в сложном и динамичном мире существуют риски, которые просто не позволят американской внешней политике работать в автоматическом режиме, поскольку маловероятно, что «автопилот» сможет с легкостью справиться с непредвиденными вызовами.

Еще важнее то, что в случае возникновения кризиса необходимо сразу же отключить «режим автопилота». В подобной ситуации, предупреждает Коннелли, «все инстинкты, неуверенность и предрассудки Трампа выйдут на передний план, а рассудительность, мудрость и невозмутимость руководителей и профессионалов» окажутся на заднем плане. Таким образом, можно сделать вывод, что «режим автопилота» не подходит для реализации внешней политики, однако складывается такое впечатление, что мы основательно застряли в сложившейся ситуации.