Райс: В 2008 году мы не остановили Россию, но мы пытались – Washington Post

Для того чтобы этого впредь не повторялось, необходимо придерживаться фактов

Вашингтон, 9 августа 2018, 09:57 — REGNUM  На фоне десятой годовщины начала вооружённого конфликта в Южной Осетии 8 августа 2008 году целый ряд экспертов, недовольных действиями нынешней администрацией президента Дональда Трампа, указал на то, что прежние главы Белого дома также подыгрывали Кремлю. Опровергнуть эту точку зрения попыталась бывшая глава государственного департамента США Кондолиза Райс в статье для американского издания The Washington Post.

«На этой неделе исполняется десять лет с тех пор, как Россия в последний год правления президент Джорджа Буша — младшего начала полномасштабное вторжение в Грузию», — убеждена Райс, занимавшая пост главы дипломатии США во время конфликта и активно участвовавшая в проходящих вокруг него процессах.

Райс подчеркивает, что США уже тогда признавали нависающую опасность военной операции Москвы против Грузии. Еще весной того года Вашингтон и Берлин пытались добиться деэскалации напряженности в «сепаратистских регионах» Южной Осетии и Абхазии с тем, чтобы физически развести российских миротворцев и грузинских военных, а также установить правила работы в регионе.

«В этих сепаратистских регионах вообще должны были находиться не российские миротворцы, но это совсем другая история», — указывает Райс.

По ее словам, в личной беседе с тогдашним президентом Грузии Михаилом Саакашвили он предупреждала, что Россия попытается «спровоцировать» его и что он не может рассчитывать на военный ответ НАТО.

«Я не винила его за кризис тогда, не обвиняю его и сейчас», — продолжает бывший госсекретарь.

Райс настаивает на том, что когда Россия «начала свое вторжение», США стали уделять прежде всего внимание защите грузинской столицы Тбилиси и законно избранного правительства страны. С этой целью на американском военном транспорте в страну из Ирака был возвращен контингент грузинских военных, о чем и сообщил председатель объединенного комитета начальников штабов США Майкл Маллен своему российскому коллеге. Он также дал Москве понять, что Вашингтон не будет вмешиваться в конфликт.

При этом Тбилиси угрожала настоящая опасность, о чем свидетельствуют слова главы МИД РФ Сергея Лаврова. Райс указывает, что в ходе их разговора Лавров выдвинул три условия: во-первых, подписание Грузией обязательства об отказе от применения силы в «сепаратистских регионах», во-вторых, возвращение грузинских войск в свои казармы. Эти требования были приемлемы для Тбилиси и его союзников.

«Тем не менее третье условие, которое, как он сказал, было «только между нами», поразило меня», — заявила Райс, указывая на то, что Лавров выступал за то, что «Миша Саакашвили должен уйти».

В ответ на это тогдашняя глава государственного департамента США заявила, что «американский государственный секретарь и российский министр иностранных дел не могут вести секретный разговор о свержении демократически избранного президента». Она пригрозила «позвонить всем», кому только могла, и сказать, что Москва требует свержения президента Грузии, что и было сделано.

«И истинные мотивы русских были открыты миру. Саакашвили остался у власти, а грузинская демократия была спасена», — подчеркнула она.

Райс также указала на то, что Франция, которая на тот момент председательствовала в Совете ЕС, не смогла добиться окончания боевых действий, из-за чего самой Райс пришлось «лично вести переговоры о соглашении, которым закончилась война».

«Сидя в администрации Саакашвили, работая на основе французского проекта, мы сделали ряд важных изменений, в том числе изменили географические пределы того, где было бы позволено находиться российским войскам, чтобы они не смогли угрожать грузинской столице», — вспоминает Райс.

США иногда ограничены в том, что они могут сделать в подобных условиях. Несмотря на это, Вашингтон сконцентрировал свою энергию на том, чтобы остановить Москву от уничтожения молодой демократии, «которую тогдашний премьер-министр России Владимир Путин яростно ненавидел». Более того, Белый дом напоминал своим европейским друзьям, что лишь за несколько месяцев до этого они не дали Грузии и Украине пойти на более тесное сотрудничество с НАТО посредством плана действий по подготовке к членству в НАТО — вопреки желаниям США и стран Восточной Европы. Это и стало сигналом для Путина.

В тот раз США, заключает Райс, не смогли сдержать Москву, но они действительно приняли меры, и Грузия выжила. Произошедшее по-прежнему является «грустной историей», из которой Кремль сделал неверные выводы. Но для сдерживания его в будущем необходимо прежде всего «придерживаться фактов» о том, что тогда произошло.

Напомним, в ночь на 8 августа 2008 регулярные войска Грузии начали обстрел Цхинвала — столицы Южной Осетии, напали на расположение российских миротворцев и начали наступление на непризнанную на тот момент республику. Нападение было организовано на фоне проходящей в Пекине церемонии открытия Олимпийских игр.

В ответ на агрессию Тбилиси Москва провела пятидневную военную кампанию по принуждению Грузии к миру, полностью освободив территорию Южной Осетии. 11 августа Россия заявила об окончании операции. Уже 12 августа тогдашние главы России Дмитрий Медведев и Франции Николя Саркози подписали план урегулирования конфликта. Еще через несколько дней Москва признала независимость не только Южной Осетии, но и Абхазии.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail