Что представляет собой современное объединение стран БРИКС и есть ли в этой аббревиатуре что-либо, кроме простого перечисления участников? Какова структурная общность стран-участниц этого относительно нового объединения, рассказывает обозреватель ИА REGNUMВладимир Павленко.

Участники саммита БРИКС. 26 июля 2018 года, Йоханнесбург
Участники саммита БРИКС. 26 июля 2018 года, Йоханнесбург
Kremlin.ru

Итоги 10-го саммита стран-участниц БРИКС, завершившегося в Йоханнесбурге, могут быть истолкованы в пользу этого объединения, ранее многими воспринимавшегося не более чем искусственным перечислением по случайному признаку близких в какой-то момент темпов экономического роста. Растет международный политический вес решений, принимаемых этими государствами, и, что самое интересное, страны БРИКС продемонстрировали готовность к выработке совместных стратегий управления мировыми процессами.

Именно эта демонстрация стала основным и ярчайшим достижением завершившегося саммита. Но что явила миру резолюция, принятая в результате совещания в Йоханнесбурге, и почему предложенное видение блага и опасностей, заложенных в нынешние мировые тенденции, выглядит для многих достаточно спорным? Стоит ли овчинка выделки, если речь идет о том, чтобы заменить исчерпавший семя «демократический глобализм» глобализмом олигархическим?

Читайте подробности: Саммит БРИКС в свете глобальных раскладов

Читайте также другие статьи Владимира Павленко, посвященные тенденциям международной политики.