Люди, мусор, и люди как мусор

За несколько недель до выборов мусорный протест во Владимирской области не утихает, несмотря на все попытки усмирить митингующих жителей

Анна Кумицкая, 28 февраля 2018, 09:34 — REGNUM  

Во Владимирской области нарастает, пожалуй, самое крупное для региона протестное движение десятилетия. Жители региона выступают против строительства мусороперерабатывающего завода около села Филипповское Киржачского района. К протесту уже присоединились жители граничащих с Владимирщиной подмосковных районов.

Митинги собирают тысячи людей. Активисты фактически не выходят из судебных залов и местных законодательных собраний. Бизнесмены пытаются нивелировать протест заявлениями о том, что инвесторы выходят из проекта. Власти продолжают готовить почву для строительства…

О том, как приезжие чиновники пытаются подсунуть местным жителям дурно пахнущий завод, — в материале ИА REGNUM.

И лес, и озеро, и мусор

Выступления жителей начались летом 2017 года, после того как вице-губернатор Лидия Смолина подписала инвестиционный проект о возможном строительстве мусороперерабатывающего завода рядом с селом Филипповское. Место строительства — территорию в 1,2 тысячи га — окружают десятки сёл и дачных кооперативов. Согласно документу, финансирование составит более 1,2 млрд рублей. В год предприятие должно перерабатывать до 150 тысяч тонн отходов. Из Москвы должно поступать примерно 100 тысяч тонн, а из Владимирской области — 50 тысяч тонн.

О том, что именно будут строить, долгое время ничего не было известно. То ли завод, то ли полигон, то ли еще что-то. Только после того, как к истории подключились депутаты Госдумы и активисты ОНФ, ситуация чуть прояснилась. Тогда же региональные власти начали потихоньку открывать карты.

Так, в августе 2017 года к губернатору Владимирской области Светлане Орловой обратился депутат Госдумы Евгений Ревенко. Он передал обращение от жителей и попросил провести дополнительную экологическую экспертизу и широкое общественное обсуждение проекта. В ответ на обращение региональные власти сообщили, что «заявка компании «ЭкоТехСтрой Владимир» не является основанием для начала строительства мусороперерабатывающего завода». Инвестору нужно и разработать проектно-сметную документацию, и провести экологические экспертизы, и согласовать проект, в том числе и с жителями.

Кроме того, в ответе говорилось, что строить разрешили «мусороперерабатывающий комплекс», причем по японским технологиям. Он якобы предусматривает цех, где будет сортироваться мусор, и цех, где отходы будут перерабатываться.

Как оказалось, все эти заявления — не более чем фантазии. Что будут строить на самом деле, не понятно до сих пор. Причем даже самим инвесторам. Например, в компании «ЭкоТехСтрой Владимир», которая владеет участком, заявляют, что пока даже не началось проектирование объекта.

«В интервью они говорят, что это будет какая-то экспериментальная площадка, но мы посмотрели документы и, на наш взгляд, речь идет о банальной свалке. Но они быстро сориентировались и начали говорить о том, что будет построен высокотехнологичный мусоросжигательный завод, якобы такой, как в Польше. Но на самом деле мы, ознакомившись со всеми планами застройщика, думаем, что это будет обычная свалка», — рассказывает ИА REGNUM юрист инициативной группы Татьяна Гусева.

Как бы то ни было, строить здесь всё равно ничего нельзя, уверены активисты.

«Самое главное, что территориальной схемой в Филипповском сельском поселении не предусмотрено никаких мусорных объектов. Это частный объект, и мы боимся, что, во-первых, природа будет уничтожена. Экологически чистый район, они сведут тысячу двести гектаров леса, чтобы организовать свалку. Во-вторых, по заключению экологов, под этим лесом находится чистейшее подземное озеро, которое служит резервным источником чистой воды, в том числе и для Подмосковья. Там песчаные почвы, из-за чего вся территория может быть отравлена — пески не могут сдерживать всю эту грязь», — говорит юрист инициативной группы.

Предвыборные обещания бизнесменов и активность чиновников

В феврале 2018 года стратегический инвестор, миллиардер Искандер Махмудов заявил о том, что компания «Сантар» отказывается от участия в проекте. Представители владельца участка — «ЭкоТехСтрой Владимир» — сообщили, что без инвестора ничего построить не получится, а дальнейшее использование купленной территории пока не обсуждалось. Вроде бы хорошая новость для местных жителей, но верить они своему счастью не спешат. Первая причина — уж слишком очевидно прослеживается связь между заявлениями и грядущими выборами. Вторая причина — слишком многое сделано и делается, чтобы отказаться от такого лакомого проекта, который может принести громадные деньги.

И если с первым пунктом всё понятно, то на втором стоит остановиться подробнее. Итак, что же было сделано? В первую очередь это операции с самим участком. Как рассказывает корреспонденту ИА REGNUM Татьяна Гусева, история о том, как участок попал к нынешнему владельцу, вызывает просто огромное количество вопросов.

«Этот участок входил в земли лесного фонда. В 1967 году он был предоставлен мытищинскому заводу, который тогда исполнял государственный оборонный заказ. В 2016 году начинается переоформление участка. Заключается договор купли-продажи, при этом в самом договоре про лес ничего не говорится, хотя 80—90% участка покрыто лесом. При этом постановлением правительства предусмотрено, что пока завод выполняет гособоронзаказ, лес может находиться у него в пользовании, но как только завод прекращает выполнять эти функции, он обязан, в соответствии с постановлением правительства 1999 года, возвратить леса в земли лесного фонда», — рассказывает Татьяна Гусева.

По словам юриста, в договоре купли-продажи участок значится как «промышленные земли», о том, что на нём растет лес, нет ни слова. В итоге продать участок удалось за 28 млн рублей — то есть по 200 рублей за сотку. Активисты настаивают на том, что кадастровая стоимость участка — примерно 1,1 млрд рублей.

«Эта стоимость складывается из того, что участок отнесен к шестой группе, то есть к землям, которые используются в целях исполнения государственного оборонного заказа, поэтому у них такая небольшая стоимость: 63 рубля за квадратный метр. Но эти земли обороны в силу земельного законодательства ограничены в обороте — их продавать нельзя. Что получается? Глава продает этот земельный участок, на котором фактически находится лес, применяет льготную ставку 2,5% при определении выкупной стоимости, что также является нарушением закона, потому что такая ставка применяется только для объектов недвижимости, а на участке застроено всего 30 соток. Мы считаем, что эта сделка — незаконная. Она противоречит интересам государства. Во-первых, потому что это земли обороны, во-вторых, потому что там леса и участок должен быть передан в лесной фонд. Ну и самое главное — преступным образом определена стоимость земельного участка», — говорит Татьяна Гусева.

После этого начались попытки поменять вид разрешенного использования участка, попросту говоря, сделать так, чтобы на нём можно было построить мусорный полигон или мусороперерабатывающий комплекс. Сначала это пыталась сделать администрация поселения. В сентябре 2017 года на публичные слушания был вынесен проект изменений в правила землепользования и застройки. Эту территорию планировали определить как «зону размещения объектов специального назначения». Но этот проект не прошел.

Тогда к делу подключились районные власти. Так, в декабре 2017 года глава администрации Киржачского района Михаил Горин принимает решение об изменении вида разрешенного использования участка. Теперь это, согласно выписке из ЕГРН, «земли промышленности, энергетики, транспорта, связи, радиовещания, телевидения, информатики, земли для обеспечения космической деятельности, земли обороны, безопасности и земли иного специального назначения». Причем о лесе в выписке тоже ничего не сказано.

«У нас ощущение, что и местные, и региональные власти занимаются лоббированием этого частного мусорного проекта. Хотя нашему поселению и району этот объект не нужен. У нас есть полигон в деревне Храпки, которого достаточно. У нас есть информация, что на него завозят мусор машины с московскими номерами. Мусор при этом не местного происхождения, не известна степень опасности. Просто везут из Москвы», — говорит Татьяна Гусева.

Люди протестуют, чиновники идут

Местным жителям явно повезло с членами инициативной группы. В нее входят люди, которые готовы разбираться в сложном земельном законодательстве, умеют читать карты и проекты изменений, поэтому бумажками их не напугать, а любая инициатива чиновников получает отпор. В декабре 2017 года инициативная группа решилась на референдум. Провести его планировали вместе с выборами президента, чтобы, в том числе, сэкономить бюджетные деньги на организацию. Но тут вмешались противники.

В январе 2018 года прокуратура Киржачского района Владимирской области опротестовала решение депутатов сельского поселения Филипповское, которым они согласовали вопросы для проведения референдума. Ведомство аргументировало свое решение тем, что проблема утилизации мусора не может решаться на местном уровне, так как не является вопросом местного значения. Предостережение о недопустимости нарушения законодательства было направлено и в ТИК.

После этого территориальная избирательная комиссия начала затягивать принятие решение о регистрации инициативной группы. 31 января на заседании комиссии вопрос остался без решения. Активисты посчитали, что ТИК незаконно бездействует, и обратились с иском в суд.

Рассмотрение иска началось еще 9 февраля и не закончилось до сих пор. Но активисты уже заявляют, что чиновники добились своего — референдум в любом случае не успеют провести 18 марта.

«Власти делают всё, чтобы протащить этот проект. Нам запретили референдум, прокуратура вмешалась. Нам пытались отказать в проведении референдума, в результате три человека вышли из состава ТИКа. Мы предполагаем, что на них оказывалось давление, эти люди нас поддерживали», — считает Татьяна Гусева.

Вместе с тем в районе продолжаются преобразования документов. Так, в середине февраля профильный комитет Совета народных депутатов Киржачского района рассматривал новые нормативы градостроительного проектирования на территории района. В частности, в них не был прописан запрет складировать отходы на участках, где есть подземные воды, которые служат резервным источником водоснабжения.

Документ был направлен на доработку. В инициативной группе уверены, что таким образом администрация пытается узаконить строительство завода.

Обо всем этом активисты уже много раз писали в разные инстанции: Генпрокуратуру, Следственный комитет, администрацию президента, губернатору и другим. Пока приходят только отписки. 26 февраля инициативная группа вновь опубликовала открытое письмо губернатору Светлане Орловой, на этот раз резкое и эмоциональное.

«Несмотря на то, что все подобные факты многократно были озвучены на митингах и опубликованы, вы настойчиво и категорично повторяете: «Мусорному полигону в Филипповском быть!», тем самым давая понять, что мнения и чувства людей для вас значения не имеют, что Вам, с Вашего губернаторского кресла, виднее, что у нас тут в Филипповском делается правильно, а что нет. При этом Вам всё недосуг добраться до Филипповского, и потому Владимирская область, слушая Ваш монолог в СМИ, гадает: значат ли для Вас что-либо слова президента РФ Владимира Путина о необходимости учёта мнения населения при размещении мусорных полигонов и мусоросжигательных заводов или же слова президента Вам не указ?» — говорится в письме.

Ответит ли Светлана Орлова на него четко и по существу или снова попытается доказать, что протест организовали почему-то так нелюбимые ею «дачники»?

Читайте развитие сюжета: Мусор отрезал пути отступления для владимирского губернатора

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail